Книга Руфи

Глава 0

ВВЕДЕНИЕ

Автор

Автор Книги Руфи, названной так по имени ее главной героини, неизвестен. Раввинистическая традиция придерживается мнения, что эта книга, вместе с Книгой судей и Книгой Самуила (Первая и Вторая книги царств), была написана пророком Самуилом. Другие же считают, что ее автор жил позже Самуила, и относят время написания книги к периоду после возвращения из плена.

Время и обстоятельства написания

Книга Руфи могла быть написана во времена Самуила, восходящие к истокам царской власти (ок. 1050 г. до Р.Х.), во времена Давида (ок. 1000 г. до Р.Х.) или же в период после пленения (ок. 450 г. до Р.Х.). Упоминание о Давиде (4,17), родословная (4,18-22) и объяснение явно устаревшего обычая (4,7) указывают на время, когда Давид уже царствовал. Дружественные отношения между моавитянами и израильтянами, описанные в книге, соответствуют раннему периоду правления Давида. Однако это не исключает возможности написания книги в начальный период царства.

Вызывают некоторое удивление разнообразные суждения относительно цели написания книги. Изложенная в ней история не нуждается в какой-либо дидактической интерпретации, напротив, она содержит в себе определенные нравственные принципы и имеет ясную богословскую направленность. Толкователи Библии не встречали затруднений в обнаружении этой направленности; сложность скорее состоит в том, чтобы сузить полифонию идей до одного, доминирующего, мотива.

На Книгу Руфи ссылаются в тех случаях, когда необходимо отметить следующее: 1) прозелит (даже моавитянин) может быть истинно верным Господу и обрести полное принятие в среде Израиля; 2) такие качества чужеземца, как верность и преданность завету, могут служить образцом для Израиля в его отношении к Господу; 3) Господь искупит и возвратит народ Израилев в его землю. Однако, принимая во внимание эпилог (4,18-22) и учитывая обстоятельства написания, более характерные для периода Давида, можно предположить, что основная цель написания книги заключена в подтверждении законности восхождения Давида на царский престол. Несмотря на отчаянный, но верный шаг Фамари (Быт. 38), главенство колена Иуды (отца Фареса, 4,12,18) в Израиле уже было утверждено. Точно так же теперь обосновывается и главенство Давида, даже несмотря на присутствие в его родословной моавитянки. Вооз представляет собой образец родственника-искупителя, а Руфь, ища убежища "под крылами Господа" и одновременно прилепившись сердцем к Ноемини и к Богу Израиля, дает возможность Господу явить Свою любовь и милосердие. Если Бог так заботливо свел все эти разрозненные нити, дабы благословить происхождение и род Давида, не может ли это служить еще одним основанием для подтверждения права Давида на престол?

Трудности истолкования

Разногласия среди исследователей вызваны таящимися в самом повествовании загадками. Трудности истолкования обусловлены: 1) невозможностью точно указать время и цель написания книги, а также использованные при этом источники; 2) сложностью восприятия различных обычаев, таких, как левират (женитьба деверя, Втор. 25,5-10), ответственность родственника-искупителя (Лев. 25) и тем, как эти обычаи практиковались в Израиле; 3) внутренними трудностями, такими, как взаимосвязь между 4,12.17 и родословной в 4,18-22. Каждому из этих вопросов посвящено немало научных трудов, которые подчас содержат противоречивые положения. Но никакая, даже самая острая, полемика не может ослабить воздействия этого простого рассказа на читателей всех поколений.

Характерные особенности и темы

Книга Руфи, несомненно, является важным историческим документом и содержит в себе лучшие элементы еврейского повествовательного жанра. Действие в книге разворачивается с большой драматической силой, быстро переходя от одного эпизода к другому, каждая часть рассказа насыщена элементами неожиданности, что в совокупности составляет симфонию Божественного предопределения. И хотя действия Господа особо упоминаются лишь дважды (1,6; 4,13), не остается сомнений в Его присутствии. Бог вдохновляет Ноеминь на ее возвращение, Руфь - на верность завету, а Вооза - на праведную приверженность закону. Кульминационный момент, когда героиня обретает своего героя и становится прародительницей Давида, являет собой одно из деяний Господа, осуществляемых Им в судьбах людей. Книга завершается родословной царя Давида, потомка благочестивого израильтянина Вооза и моавитянки Руфи, которая пришла к Господу, "чтоб успокоиться под Его крылами" (2,12). Руфь и Вооз - всего лишь два представителя рода, в котором соединились Божия благодать и человеческая слабость. Некоторые исследователи считают заключительную часть книги (4,18-22) более поздним добавлением. Однако присутствие подобной родословной не должно вызывать удивления, поскольку, как известно, родословные были неотъемлемой частью древнего повествовательного жанра, а важнейшим основанием для включения данной книги в канон послужила прямая родственная связь Руфи с величайшим царем Израиля.

Более глубокое осмысление Книги Руфи позволяет увидеть ее содержание в свете Евангелия: язычница Руфь, отдавшись на попечение Господа, оставила страну и родных и пошла в чужую землю, где, приняв веру Авраама, присоединилась к Израилю. Этот момент тесно связан со вселенским размахом Евангелия, проявляющимся в том, что язычница обретает беспредельное милосердие Господа и Его благословение, обещанное в семени Авраама всем народам. И наконец, не следует упускать из виду предзнаменование тайны Евангелия: от Руфи-моавитянки произошел Христос, в Котором все народы, и среди них Моав и Израиль, были примирены с Богом в одном теле (Еф. 2,16; 3,6). Автор книги превозносит искупительную благодать Бога, избравшего моавитянку в качестве прародительницы Давида и как абсолютное проявление этой благодати Господа нашего Иисуса Христа (Мф. 1,5).

Содержание

I. Смерть Елимелеха и его сыновей (1,1-5)

II. Ноеминь и Руфь возвращаются в Вифлеем (1,6-22)

А. Ноеминь и ее невестка оставляют Моав (1,6,7)

Б. Ноеминь убеждает Орфу возвратиться домой (1,8-14)

В. Руфь держит слово (1,15-18)

Г. Возвращение в Вифлеем (1,19-22)

III. Руфь на полях Вооза (2,1-23)

А. Руфь идет собирать колосья (2,1-3)

Б. Вооз встречается с Руфью (2,4-16)

В. Ноеминь характеризует Вооза (2,17-23)

IV. Руфь посещает Вооза (3,1-18)

А. План Ноемини (3,1-5)

Б. Вооз знакомится с Руфью (3,6-13)

В. Возвращение и рассказ Руфи (3,14-18)

V. Вооз женится на Руфи (4,1-17)

А. Предложение Вооза близкому родственнику (4,1-6)

Б. Руфь и Вооз женятся (4,7-12)

В. Благословенный и желанный первенец (4,13-17)

Г. Родословная от Фареса до Давида (4,18-22)

КОММЕНТАРИИ

Глава 1

1-7 Краткая предыстория основных событий.

1 В те дни, когда управляли судьи. Эта фраза в древнееврейском языке представляет собой стандартную формулировку, с которой начинаются исторические книги. Слова "Это случилось..." соединяются с характерной исторической отметкой. Период судей был хорошо известен читателям как время непостоянства и отступничества.

голод. В процессе повествования голод из кары Божией превращается в Божие благословение. Голод часто был знаком божественного недовольства (3 Цар. 17,1), поэтому Ноеминь (1,21) видит в трагических обстоятельствах своей жизни руку Божию. В книге суверенный промысел Божий не всегда явно показан, но Божие присутствие постоянно подразумевается.

полях Моавитских. Моавитяне, близкие родственники Израиля через Лота (Быт. 19,37). Защищенные Богом от уничтожения израильтянами (Втор. 2,9), они позднее были покорены Саулом (1 Цар. 14,47), а затем - Давидом (2 Цар. 8,2). См. также Втор. 23,3. Бывали периоды дружественных отношений между Моавом и Израилем, о чем свидетельствует тот факт, что Давид во время своих вынужденных скитаний на время оставил своих родителей у моавитского царя (1 Цар. 22,3). К одному из таких мирных периодов относится и пребывание Елимелеха у моавитян.

2 Елимелех. Вся эта история посвящена его семье и могла бы завершиться тем, что Бог послал Елимелеху (после его смерти) наследника, однако повествование акцентирует внимание на женщинах этой семьи (4,14.16), а затем уже - на предке Давида Авимелехе (4,17-22).

Ноеминь. Букв.: "приятная" (ст. 20,21). Как и Руфь, Ноеминь - центральная, и поначалу трагическая, фигура.

4 Они взяли себе жен из Моавитянок. Это не было запрещено, хотя Втор. 23,3-6 ограничивает причастность моавитян к обществу Израиля - по крайней мере, потомков мужского пола. Ирония кроется в том, что у одной из этих моавитянок вскоре родится сын, который станет предком великого царя Давида.

5 осталась. Ноеминь - старая женщина, потерявшая сыновей и оказавшаяся в чужой стране с двумя чужеземными и бездетными невестками, - казалось, она никак не могла сыграть хоть какую-нибудь роль в истории Божиего завета.

6.7 Эти стихи подготавливают сцену для ст. 8-18. Что сыграет решающую роль в выборе Руфи и Орфы: желание иметь семью, жить со своим народом или же упование на Господа как верховного Владыку? В этих стихах звучит любовь Ноемини к своим моавитским невесткам и ее верность Господу, несмотря на горькие испытания, посланные Им. Невозможно рассматривать решение Руфи и ее клятву верности народу и Богу Ноемини, не связывая их с характером и верой самой Ноемини.

6 Бог посетил народ Свой. См. ком. к 1,1.

9.10 Но они подняли вопль и плакали. Напутственное пожелание Ноемини обеим женщинам, с которого начинается стих, усиливает напряжение и подчеркивает драматизм ситуации: они уже находились "по дороге... в землю Иудейскую" (ст. 7), т.е. двигались к принятой цели, однако потенциальная возможность отступить от принятого решения существует всегда.

11 Разве еще есть у меня сыновья в моем чреве. В данной фразе можно усмотреть намек на древний обычай - левират (Втор. 25,5.6), согласно которому брат обязан был восстановить семя своему брату, если тот умер и не оставил детей. Среди ученых до сих пор не прекращаются споры о том, повлиял ли на действия Вооза, о которых пойдет речь в следующих главах, обычай левирата, т.е. родственного замещения, или его решение обусловлено иными мотивами.

15 к своим богам. Вводится новое обстоятельство. До сего момента можно было предположить, что невестки действительно уверовали в Господа и поклонялись Ему. Однако этот разговор трех женщин на дороге в Вифлеем (т.е. на пути к истинному поклонению истинному Богу) становится поворотным моментом, во всяком случае, в судьбе обеих невесток Ноемини.

19-21 Весь город удивлялся, что на долю этой женщины, имя которой так не соответствовало постигшим ее обстоятельствам (см. ком. к ст. 2), выпала такая тяжелая судьба. Вместе с ней все приходят к заключению, что так устроил Бог. Но почему Он заставляет страдать тех, кто Ему послушен, остается загадкой книги (ср. кн. Иова). Книга не рассматривает вопрос о природе и назначении зла и страданий: они допускаются Божественным провидением и Господь знает, для чего Он это делает.

22 Руфь Моавитянка. Тот факт, что Руфь чужеземка, является решающим в этой истории, о чем постоянно напоминается (1,4; 2,2.6.21; 4,5.10; и особ. 2,10). Кроме того, все кто слышал историю Руфи моавитянки не могли не вспомнить о прародительнице Руфи, дочери Лота, и о связанном с ее именем кровосмешении, давшем начало моавитскому народу (Быт. 19,30-38). В обоих случаях встает вопрос - иметь или не иметь детей и если да, то какой ценой.

в начале жатвы ячменя. Древнейшие календари, такие, как Гезерский календарь (X в. до Р.Х.), вели счет месяцам согласно сельскохозяйственному циклу. Жатва ячменя, позднее в иудейской традиции соединенная с Пасхой, проходила в апреле и открывала сезон хлебной жатвы. Время жатвы было праздником, люди вспоминали о нуждах бедных и все вместе прославляли Бога. Этот период завершался жатвой пшеницы (2,23), приуроченной к Пятидесятнице, - в мае или июне. В книге хронология служит развитию действия: возвращение домой соответствует времени Божиего благоволения. С этого момента Бог начинает восстанавливать утраченное счастье Ноемини.

Глава 2

1-23 Во второй главе появляется последнее главное действующее лицо, Вооз, и начинается развитие основной темы - темы родственного выкупа. Рассказчик, заранее зная, что будет впереди, дает лишь тонкий намек на эти события, упоминая "близкого родственника" Вооза (ст. 1). Только после того как доброта Вооза и привлекательность Руфи сделали свое дело, Ноеминь дает ключ ко всей истории: "человек этот близок к нам; он из наших родственников" (2,20). И даже в этот момент не высказывается никакого притязания; никто не обращается к обычаю. Всему этому будет свое время, а пока Ноеминь строит планы, Руфь неприметно служит (лишь позднее она будет играть важную роль во всей этой истории), и Вооз заканчивает жатву. Бог же в Своем законе (Лев., гл. 25) уже приготовил разрешение этой истории.

1 родственник. Или "друг", "брат по завету". Здесь еврейский текст оставляет неясным формальный статус Вооза, но история говорит о том, что он был родственником-искупителем (Лев. 25,25), несущим ответственность в основном (но не исключительно) за имущество менее удачливого родственника. Позднее (напр., 2,20; 3,9) со всей очевидностью прояснится, что Вооз является именно родственником-искупителем, но в этот момент он упоминается лишь для того, чтобы подготовить читателя к обстоятельствам, приведшим Руфь на его поле.

знатный. Это слово в древнееврейском языке может означать как военную доблесть, так и богатство. Здесь же говорится о высоком положении Вооза в обществе.

2 пойду я на поле. На первый взгляд, Руфь предпринимает это просто для того, чтобы обеспечить пропитание себе и Ноемини, и ее действия соответствуют обычаю, изложенному в книгах Левит (19,9.10; 23,22) и Второзаконие (24,19). Как люди бедные, они могли рассчитывать на помощь, но их ожидало нечто гораздо большее. Рассказчик намекает на это печальными словами Руфи о том, что она будет подбирать колосья "по следам того, у кого найду благоволение".

3 И случилось, что та часть поля... Эти слова допускают случайность происходящего, однако незримое присутствие Бога исключает всякую возможность случайного стечения обстоятельств, поскольку Его провидение не оставляет места случаю.

4-7 Обмен приветствиями (ст. 4) однозначно дает понять, что эти люди живут в присутствии Господа и что дальнейшее развитие событий будет зримым проявлением Божиего благословения.

7 буду я подбирать... позади жнецов. По праву вдовы (Втор. 24,19-21) Руфь просит разрешения собирать среди снопов колосья, оставленные жнецами. Однако ответ Вооза значительно превосходит обязательные требования благотворительности, определенные законом (ст. 15).

находится. Букв.: "стоит ожидая"; это означает, что Руфь не решалась настаивать на своих правах, ожидая ответа на свою просьбу.

8-12 Вооз удовлетворяет просьбу и предлагает свою защиту и помощь (ст. 8,9). Руфь видит его благосклонность к ней, недостойной "чужеземке" (ст. 10). И только тогда (ст. 11,12) рассказчик полностью раскрывает действие Божиего провидения. Вооз, оказывается, уже знает, что Руфь не простая чужеземка. Она "пришла, чтоб успокоиться под ... крылами" Господа (2,12), и будет ей "полная награда" от Него (ст. 12). Преданность Руфи Богу открывает смысл Божиего искупления Израиля, который прояснится только во времена Давида и реально осуществится в великом Сыне Давида. Награда за веру выходит далеко за пределы конкретного времени и обстоятельств; в конечном итоге она открывается лишь в свете Божественного видения истории.

14-16 Гостеприимство Вооза превосходит предписанную законом меру (см. ком. к ст. 7).

14 уксус. Вероятно, это был кислый на вкус освежающий напиток.

17 вымолотила ... около ефы. Упоминание ефы (предположительно равна 40 литрам) указывает на большой объем выполненной работы.

18 то, что оставила. Т.е. то, что оставила свекрови от своего обеда (ст. 14).

20 не лишил милости своей. За этими необычайными событиями стоит Божия любовь завета. Благословение распространится с Вооза на Руфь, далее - на Ноеминь и, наконец, через Давида - на весь Израиль.

он из наших родственников. Букв.: "родственников-искупителей" (см. Введение: Трудности истолкования; ком. к 2,1). Закон о выкупе становится центральным моментом повествования. Согласно этому закону, ближайший кровный родственник мужского пола обладал правом и обязанностью защищать имя своей семьи и беречь ее имущество. Такое право выражалось в различных формах: 1) отмщение за смерть члена семьи (Чис. 35,19-21); 2) выкуп семейного имущества, которое его непосредственный владелец вынужден был продать по бедности, чтобы уплатить долг (Лев. 25,25); 3) выкуп ближайшего родственника, который по бедности вынужден был продать себя в рабство, чтобы уплатить долг (Лев. 25,47-49) и 4) женитьба на вдове умершего родственника (Втор. 25,5-10). Эти обязанности ложились на родственников согласно порядку очередности, установленному в Лев. 25,49 (брат отца, затем его сын, затем остальные родственники); очевидно, эти обязанности можно был отклонить, не навлекая на себя осуждения (ср. 3,12; 4,1-8). Теперь ход событий определяется тем фактом, что Вооз - "из наших родственников-искупителей", на что уже намекалось в 2,1 (см. ком.). Руфь будет действовать в подчинении закону (левиратного брака), в отличие от своей прародительницы, дочери Лота, поступавшей вопреки закону (запрещающему кровосмесительную связь с отцом).

23 кончилась жатва ячменя и жатва пшеницы. Т.е. прошло два месяца.

Глава 3

1-18 Ход событий убыстряется, приближаясь к своему завершению. Руфь одновременно выполняет план Ноемини и идет дальше него, отдавая в руки провидения Божия свою собственную репутацию и, как оказалось, будущее царственного наследия Израиля, требуя защиты Вооза как родственника-искупителя (ст. 9). Однако и Руфь, и Вооз, подчиняясь воле Божией и Его закону, не могут совершить ничего такого, что навлекло бы на них гнев Божий и людское осуждение.

1 Оказавшись в тех же обстоятельствах, в каких оказались и дочери Лота (Быт. 19,31.32), Ноеминь с Руфью также стремятся сохранить свою родовую линию, но действуют не так, как это сделали их предшественницы. не поискать ли тебе пристанища. Букв.: "покоя". "Покой" Руфи станет "покоем" (осуществленным и обеспеченным в будущем) для всех нуждающихся в нем.

2 родственник. Ноеминь избегает слова "искупитель" (2,20); слово, которое она употребляет, имеет общий корень со словом "родственник" в 2,1. К чему конкретно призывал обычай или закон, остается тайной, но родство несет в себе определенные обязанности, и Ноеминь опирается именно на это.

3.4 Хотя эти указания даны Руфи четко и ясно, они содержат в себе элементы скрытой интриги.

3 умойся. Нельзя сказать определенно, были эти приготовления вызваны намерениями в замужестве Руфи или же просто желанием сделать ее более привлекательной.

на гумно. Оно, возможно, находилось на обдуваемом ветром склоне холма, в стороне от города. После жатвы гумно было удобным местом для тайных противозаконных свиданий (Ос. 9,1) и поэтому таило в себе определенную угрозу для плана, разработанного Ноеминью.

4 откроешь у ног его. Эту сцену проясняет тот факт, что рассказчик стремится противопоставить характер Руфи моавитянки характеру ее прародительницы, дочери Лота. Для описания действий Руфи используется слово "открывать", то же слов употребляется и в законе, запрещающем кровосмешение (Лев. 18,6-20): "открывать наготу". Здесь же, однако, рассказчик заботливо изменяет это выражение, чтобы подчеркнуть чистоту Руфи в противовес извращенности Лотовой дочери: Руфь открывает "у ног" Вооза; ее прародительница открыла "наготу" своего отца.

ляжешь. Руфь спокойно лежала у ног Вооза до тех пор, пока он не проснулся (ст. 8 и 9); между ними за всю ночь не произошло ничего противозаконного (ст. 11). Руфь противопоставляется дочери Лота, которая вступила в связь со своим отцом (Быт. 19,33).

7 развеселил сердце свое. Ср. ст. 3. Как и Лот (Быт. 19,33), Вооз выпил вина, но в отличие от Лота, не был пьян. Однако усталость от работы, празднования жатвы и позднее время привели Вооза на дальний конец гумна, в уединенное место, приготовленное провидением Божиим для последующего события.

9 простри крыло твое на рабу твою. Иез. 16,8 объясняет это выражение. Руфь просит о браке, и в этом она дерзновенно идет дальше указаний Ноемини.

ты родственник. Букв.: "родственник-искупитель". Нигде в законе специально не говорится о женитьбе как об обязанности, хотя это вполне можно допустить при более внимательном прочтении Лев., гл. 25. Скрытый намек на левиратный брак содержится в том, что имя Махлона должно быть сохранено наряду с его имуществом (4,10), однако весьма сложно понять, как же в точности следует применять положение из Второзакония (25,5.6). См. Введение: Трудности истолкования; ком. к 2,20. И вновь Руфь идет гораздо дальше плана, разработанного Ноеминью.

10 это ... доброе дело. Букв.: "любовь завета". На протяжении всей книги Божия любовь завета (1,8; 2,20) отражается Руфью в ее любви завета (1,8.16.17). Теперь верность Руфи подтверждается тем, что она взывает к обязанностям родственника и отказывается искать жениха среди молодых людей. Слова "это доброе дело", несомненно, означают ее упование на обычай, который принесет наследника Ноемини.

лучше прежнего. Имеется в виду уже доказанная Руфью привязанность к Ноемини.

11 женщина добродетельная. В еврейском языке это выражение по отношению к женщине служит эквивалентом выражения "человек знатный" (2,1).

12 родственник ближе меня. Возникает неожиданное обстоятельство, которое может разрушить весь план. Совершенно очевидно, что закон о левиратном браке уже не единственное, что связывает Руфь и Вооза, теперь закон может помешать (в лице более близкого родственника) их счастью. Но и Руфь, и Вооз по-прежнему следуют предписаниям закона, оставляя решение своей судьбы за Господом.

13 переночуй эту ночь. За этим указанием Вооза стоит намерение избежать огласки и стыда. Неизвестно, как могло осуществиться его намерение, но для того, чтобы этот план осуществился, чистота Руфи не должна вызывать ни малейшего сомнения.

15 шесть мер ячменя. Ячмень в ст. 17 становится свидетельством великодушия Вооза по отношению к Руфи, а также символом того, что положение Ноемини изменилось (1,21). То, что Руфь получает от Вооза зерно, символизирует будущее зачатие, однако это не имеет ничего общего с нравственным осквернением ее прародительницы, получившей "семя" от своего отца (Быт. 19,33).

16 что, дочь моя? Букв.: "Кто ты?", что означает: "Замужем ли ты теперь? обручена? опозорена? возвышена?"

18 подожди. Букв.: "сиди". В этом есть оттенок иронии, ибо на этот раз, как отмечает сама Ноеминь, ожидание будет недолгим.

Глава 4

1-17 Четвертая, и заключительная, глава книги приносит ожидаемую развязку, в которой ощущается провидение Божие.

1 к воротам. Традиционное место для заключения различного рода сделок, рассмотрения тяжб и обнародования решений.

зайди сюда и сядь здесь. Обращение Вооза к родственнику буквально означает "такой-то" (в русском переводе это обращение опущено). Из того, что Вооз имени так обращается к нему, можно заключить, что рассказчик намеренно не желает называть имени этого эгоистичного родственника.

2 взял десять человек из старейшин. Никакое предписание закона не устанавливает особого числа старейшин, необходимого для местного управления. Более поздняя иудейская религиозная традиция, согласно которой минимальное число мужчин на богослужебном собрании должно равняться десяти, возможно, берет свое начало именно от этого случая. Присутствие официальных свидетелей при заключении устного соглашения являлось необходимостью, поскольку основная масса людей была неграмотна.

3 Ноеминь... продает часть поля. Это совершенно новый и неожиданный элемент, о котором до этого ни разу не упоминалось. Причина, по которой Ноеминь продает часть поля, не имеет никакого отношения к цели повествования.

5 когда ты купишь поле... должен взять ее в замужество. Создается впечатление, что так называемый левиратный брак (см. Введение: Трудности истолкования; 3,9) сопряжен с выкупом. Однако в толкованиях ветхозаветного закона нигде больше не говорится, что обязательства по отношению к потомству сопряжены с обязательствами по отношению к имуществу.

7 снимал сапог свой и давал другому. Точнее: "сандалий свой". Об этом особом обычае, который к моменту написания книги уже стал анахронизмом, известно очень мало. Главная мысль, однако, ясна: благодаря этому сделка была узаконена. См. Втор. 25,9.10 (другая ситуация) и Ам. 8,6.

10 чтоб оставить имя умершего в уделе его. Когда чье-то имя исчезало, т.е. прекращался род, это считалось проклятием, которого следовало избегать (1 Цар. 24,22; 2 Цар. 14,7).

11 как Рахиль и как Лию. Здесь упоминаются две жены Иакова (Израиля), родившие (сами или через своих служанок Валлу и Зелфу) родоначальников колен Израилевых.

приобретай богатство в Ефрафе, и да славится имя твое в Вифлееме. Эти два еврейских выражения описывают те вечные почести, которыми Бог благословит этот союз. Как и в 1,1.2, особо выделяются географические названия, связанные с именем царя Давида.

12 да будет... как дом Фареса. Поскольку Онан отказался выполнить свои левиратные обязательства, Иуде был рожден Фарес (Быт. 38,29). Поскольку другой родственник отказался выполнить свои левиратные обязанности, ребенок родился от Вооза; этот ребенок стал для родословной Давида тем же, что и Фарес для рода Иуды.

14-17 Эти стихи подчеркивают силу Божией заветной любви, обращенной к Ноемини. Во-первых, Руфь, ее невестка, лучше семи сыновей (ст. 15). Во-вторых, когда Руфь "родила сына" (ст. 13), у Ноемини "родился сын" (ст. 17) - через усыновление. И этот сын стал дедом Давида.

16 И взяла Ноеминь... и была ему нянькою. Букв.: "Тогда Ноеминь взяла дитя сие, положила его у своей груди, и стала она его нянькой (или кормилицей)". Возможно, здесь описывается формальная процедура усыновления. В любом случае, эта заключительная сцена - поистине торжественный финал для всей "истории Ноемини". Господь наполнил руки той, которая возвратилась с пустыми руками (1,21).

18-22 Заключительная родословная (см. Введение: Характерные особенности и темы) переносит внимание с Ноемини обратно на Вооза и на главную цель повествования. История Иуды начинается с нарушения закона (Фарес, Быт. 38,29), однако через несколько поколений рождается родственник-искупитель (Вооз или Овид), и в конце концов через великого царя Давида Бог искупит весь Израиль. Для новозаветного читателя Давид является только одним из этапов искупления Богом Своей невесты завета, однако для ветхозаветной эпохи история Руфи имела огромное провиденциальное значение.