Книга песни песней Соломона

Глава 0

ВВЕДЕНИЕ

Автор

Согласно заглавию, Песнь песней принадлежит Соломону. Однако на древнееврейском языке это могло означать как то, что Соломон является ее автором, так и то, что эта Песнь написана о нем или ему посвящена. Иудейская и христианская традиции сходятся в том, что царь Соломон является автором Песни песней. Соломону приписывается сочинение более тысячи "песен" (3 Цар. 4,32), однако нельзя с полной уверенностью утверждать, что в число этой тысячи входит Песнь песней.

Время и обстоятельства написания

Если автором Песни является Соломон, то она была написана в середине X в. до Р.Х. Никаких поправок к этой дате не вносят и две другие версии (см.: Автор). То обстоятельство, что книга, так или иначе, ассоциирована с личностью царя Соломона, позволяет предположить, что она была создана в период, когда особого расцвета достигла еврейская литература мудрости и поэтическая литература. А этот период ознаменован деятельностью царей и библейских писателей Давида и Соломона. Поэтическая литература, представленная в Священном Писании богодухновенными псалмами царя Давида, закономерно получила свое дальнейшее развитие в Песни песней Соломона. Традиция "писаний мудрых" - а к мудрым царь Соломон имел самое непосредственное отношение - также нашла свое выражение в Песни песней. Хотя Песнь песней и по форме, и по духу отличается от дидактического настроя книг притчей и Екклесиаста, она, тем не менее, затрагивает общую с ними проблему - человеческие взаимоотношения, - но рассматривает ее в ином плане. Таким образом, книга вполне соответствует литературным традициям, достигшим своего расцвета именно в эпоху царя Соломона.

Характерные особенности и темы

К числу специфических особенностей Песни песней можно отнести то обстоятельство, что она, в силу своей неоднозначности, вызывала сомнения при включении ее в канон. Эти сомнения возникли в еврейской среде в I в. по Р.Х., но были разрешены положительным образом благодаря обращению к иудейской традиции, которая на протяжении веков признавала богодухновенный характер книги. В еврейской Библии Книга песни песней помещается среди "агиографов" (евр.: "кетубим") - третьей и последней части еврейского канона. С VIII в. по Р.Х. она входит в состав пяти "мегиллот", т.е. свитков, которые читаются во время больших праздников, в том числе, на Пасху. Христианская церковь также признает каноничность Песни песней и относит ее к литературе мудрости (в силу ее авторства), поместив ее после книг Соломона - Притчей и Екклесиаста.

Песнь песней обладает особенностью, которая, с одной стороны, сближает ее с Книгой притчей Соломоновых и тем самым косвенно подтверждает его авторство, а с другой - выводит ее как литературное произведение за национальные рамки, делая явлением не столько сугубо еврейским, сколько общечеловеческим. Дело в том, что обе названные книги неоспоримо свидетельствуют о глубоком знакомстве их автора с традициями египетской литературы. При этом следует отметить, что Песнь песней не содержит заимствований, а является творческим и высокохудожественным переосмыслением того, что в Египте являлось сугубо национальным. Речь идет о египетских религиозных гимнах, посвященных богине любви Изиде. Автор Песни песней, демонстрируя свое знакомство с этим жанром египетской поэзии, создает уникальное произведение интимной лирики и воспевает в нем земную любовь - любовь прекрасную, живую и возвышенную, одновременно чувственную и платоническую, страстную и самоотверженную. Именно такая любовь наполняет Божию заповедь "и будут два одна плоть" (Быт. 2,24) божественным смыслом и уподобляет человека его Творцу. И хотя любовь Бога к Его творению не может мыслиться в чувственном аспекте, освященный Богом институт супружества является отражением этой божественной любви. Сила, заставляющая двоих, преодолевая преграды, искать друг друга, чтобы соединиться в благословенном брачном союзе, исходит от Бога. Эта великая сила, освящающая брак и делающая его залогом жизни на земле, называется любовью и воспевается в Песни песней Соломона.

К числу характерных особенностей Песни песней следует отнести и ее композицию. Являясь целостным произведением, Песнь, однако, состоит из ряда вполне самостоятельных поэтических произведений. Такая особенность строения позволила некоторым исследователям рассматривать Песнь песней как сборник песен, что вряд ли является правильным.

Кроме уже упомянутого влияния египетской поэзии, Песнь песней отмечена и сходством с древнегреческой драмой, которое главным образом проявляется в наличии хора "дщерей иерусалимских", периодически вступающего в лирическое повествование. Подобный литературно-художественный прием вряд ли можно классифицировать как греческое влияние. Скорее он носит индивидуально-авторский характер, и если в еврейской литературе (и в Священном Писании) он не получил дальнейшего развития, то только в силу специфических национально-религиозных особенностей израильтян.

Трудности истолкования

Трудности толкования Песни песней вызваны, главным образом, самим подходом к истолкованию. Существуют две основные концепции в этом вопросе: аллегорическое переосмысление и буквальное понимание. Аллегорическое толкование, в свою очередь, допускает множество версий. Еврейские экзегеты понимают Песнь песней как описание отношений между Богом ("жених") и Израилем ("возлюбленная") или, согласно другой версии, как описание любви израильтян ("жених") к земле обетованной ("возлюбленная"). Христианские толкователи рассматривали Песнь как символическое изображение духовного брака Христа с Церковью или человеческой души с Богом. По их мнению, богодухновенный и канонический характер книги свидетельствует о том, что в ней воспевается отнюдь не земная любовь.

Сторонники буквального понимания Песни песней аргументируют свою позицию тем, что до начала христианской эры аллегорического толкования не было.

В тексте поэмы действительно нет намеков на аллегории. Этим она отличается от книг пророков, которые, прибегая к иносказанию, всякий раз на это определенно указывали и сами давали ключ к его расшифровке. Кроме того, стиль книги и определенные фрагменты текста исключают саму возможность истолкования книги в аллегорически-мистическом плане. Пренебрежительное же отношение к чувственной, плотской любви, лежащей в основе человеческих супружеских отношений, является пренебрежением к установлениям и заповедям Божиим, в число которых входит благословенный Господом брак между мужчиной и женщиной. Именно воспеванию супружества как апофеоза земной любви посвящена Песнь песней.

Содержание

Приглашение к любви (1,1-3)

Смотритель виноградников (1,4.5)

Где пастырь? (1,6.7)

Диалог (1,8 - 2,7)

Вестник весны (2,8-15)

Свидание (2,16.17)

Пропавший жених (3,1-5)

День бракосочетания Соломона (3,6-11)

Красота невесты (4,1-7)

Сад любви (4,8-51)

Жених: три песни (5,2 - 6,3)

Невеста: прекрасна и грозна (6,4-10)

Ореховый сад (6,11.12)

Танец Суламиты (7,1-11)

В винограднике (7,12-14)

Томление невесты (8,1-4)

Сила любви (8,5-7)

Сестра (8,8-10)

Бесценный виноградник (8,11.12)

Зов и ответ (8,13.14)

КОММЕНТАРИИ

Глава 1

1-3 Пролог, в котором определена главная тема, содержит выражения страстной любви, которой проникнута вся книга. Неожиданные переходы от третьего лица ко второму характерны и для египетской поэзии (см. Введение: Характерные особенности и темы).

2 имя твое - как... миро. Поэтическая аллитерация: евр. "шем" - имя, "шемен" - миро.

3 царь ввел меня в чертоги свои. Буквально истолкованное, данное выражение предполагает допущение, что царь разлучил девушку с ее возлюбленным, сделав ее своей невестой. Однако не исключено, что третье лицо здесь не подразумевается, а "царем", согласно свадебному обычаю, свойственному многим народам, в том числе и сирийцам - ближайшим соседям Израиля, - называть жениха и невесту "царем" и "царицею" (этот обычай сохранился и у славянских народов).

4 Дщери Иерусалимские. Ср. 3,11: "дщери Сионские". Подруги, к которым невеста и жених периодически обращаются (см. 2,7; 3,5; 5,8.16; 8,4), как к хору в греческой трагедии (см. Введение: Характерные особенности и темы). Иногда "хор" вступает в диалог с лирическими героями Песни, вводя новую поэтическую интонацию (1,7; 5,9; 6,1; 7,1).

черна я, но красива. Смысловое ударение в данном выражении несет слово "красива", что подтверждается следующим далее сравнением: "как завесы Соломоновы". Царь Соломон, как известно, прославился не только своей мудростью, но и роскошной красотой построенного им храма и царского дворца. Очевидно, "завесы" были подлинным произведением искусства и вызывали восхищение у тех, кто их видел. Подобное же чувство восхищения вызывала и невеста.

шатры Кидарские. Шатры бедуинов из черной козьей шерсти.

5 смугла. Синоним эпитета "черна" (ст. 4).

сыновья матери моей. Обычно мужчин именовали сыновьями отца. По всей видимости, эти слова содержат подтекст, который некоторые толкователи понимают как намек на рабство израильтян в плену. Однако во времена Соломона ни о каком рабстве речь идти не могла. Скорее, здесь подразумевается "сиротство" девушки, пока в лице мужа она не обретет семью. См. 4,9 и ком.

виноградники... виноградника. В первом случае слово "виноградники" употреблено в своем прямом значении; во втором - это метафора, подразумевающая молодую и цветущую девушку. В поэтической речи выражение "стеречь свой виноградник" означает беречь и холить себя, свою красоту и свежесть.

6 которого любит душа моя. Парафраза, означающая "мой возлюбленный", "любимый".

где пасешь... где отдыхаешь. Риторический повтор, выражающий вопрос: "Где ты?"

быть скиталицею возле стад товарищей твоих. Т.е. "искать там, где тебя нет".

7 Этот стих - ответ хора "дщерей Иерусалимских"; см. ком. к 1,1-3.

Если ты не знаешь этого. Т.е. если сердце тебе ничего не подсказывает; если ты еще слишком молода для того, чтобы любить.

прекраснейшая из женщин. См. ст. 3 и ком.

паси козлят твоих. Парафраза, означающая незрелый возраст.

шатров пастушеских. Место, где живет жених ("пастух"), его дом.

8-10 Стихи, являющиеся речью жениха.

8 Кобылице... я уподобил тебя. Сравнение, свойственное восточной поэзии и являющееся высокой похвалой женской красоте.

в колеснице фараоновой. Один из примеров "египетских мотивов" в Песни песней (см. Введение: Характерные особенности и темы). Если в качестве жениха выступает сам Соломон, то его возлюбленной может быть дочь египетского фараона, косвенным свидетельством чего и является это выражение, которое в таком случае следует рассматривать как парафразу, означающую дом, семью фараона (которой тот правит, как возничий колесницей). Подобное толкование представляется возможным и с учетом того, что Соломон, как известно, был женат на египетской царевне.

9 под подвесками... в ожерельях. Подвески и ожерелья - традиционные украшения женщин египетского царского дома. Однако еврейские женщины также носили драгоценности.

11 за столом своим. Возможно, имеется в виду свадебный стол.

нард. Дорогое ароматическое масло, извлекаемое из корня растения Nardostachys jatamansis.

13 кисть кипера. Гроздь винограда.

в виноградниках Енгедских. Плодородный оазис на западном берегу Мертвого моря. Согласно дошедшим до нас древним текстам, это место славилось "бальзамовым" деревом и пальмами.

14 глаза твои голубиные. Поэтический образ, пришедший в Песню из египетской поэзии. Именно такой эпитет неизменно присутствует в египетских хвалебных гимнах, посвященных богине любви Изиде (см. Введение: Характерные особенности и темы). Здесь образ, у египтян строго ассоциированный с богиней, автор переадресует любимой женщине, тем самым возвеличивая ее. Ср. ст. 7: "прекраснейшая из женщин".

16 кедры ... кипарисы. Трудно определить однозначно, имеются в виду кроны деревьев или же материал, который, как известно, был использован в строительстве и отделке дворца Соломона.

Глава 2

1.2 В этих стихах невеста сравнивает себя с нарциссом и лилией (олицетворением весны и красоты), жених же, развивая это сравнение, уподобляет других девушек терну.

5 вином. Букв.: "виноградными лепешками". В действительности невеста говорит не о пище, а соединении с любимым и утолении любви.

7 сернами или полевыми ланями. Евр.: "цебаот" и "еалот". В еврейском оригинале это заклинание созвучно имени Господа Саваофа, которое автор, очевидно, не хотел прямо называть.

не тревожьте возлюбленной. Дословно: "не тревожьте любви, доколе ей угодно". Этот призыв - не тревожить любовь - повторяется в 3,5 и 8,4. Монотеизм Израиля снял элемент святости с полового единения - оно больше не имело прототипа в божественных действах, но сохранило свое высокое значение как аспект супружеских отношений, а брак был заповедан и освящен Господом (Быт. 1,27,28).

8-15 Эту песнь поет невеста, но большая ее часть (ст. 10-14) повторение того, что сказал возлюбленный. Лейтмотив песни - слова, сказанные им: "встань... выйди".

9 он стоит... мелькает. Олень, с которым невеста сравнивает своего возлюбленного.

14 в ущелье скалы под кровом утеса. Образное выражение безопасности и защищенности. То же, что "за каменной стеной".

15 Возможно, в этом стихе под "лисицами" и "лисенятами" подразумеваются те, кто угрожает чести и невинности невесты. Существует, однако, и такое толкование: неумолимый бег времени угрожает "цветущему винограднику" влюбленных, и "поймать лисиц и лисенят" - это синоним выражению "остановить мгновение".

16 Ср. Быт. 2,23-25.

17 Доколе день дышит прохладою. См. ком. к ст. 7.

Глава 3

1-5 Рассказ об ужасной и неожиданной потере, об опасных поисках и обретении. Сторонники аллегорического истолкования Песни песней рассматривают этот фрагмент как "темную ночь души", когда человек ощущает свое отчуждение от Бога. Вне общего контекста данной книги такое толкование этого фрагмента выглядит вполне правомочным, однако чувственность и страстность Песни, цельность ее идейно-тематического замысла вступают в диссонанс с отвлеченными и умозрительными построениями, обнажая их спекулятивный характер.

1 искала... и не нашла. Тема потери, разлуки свойственна любовной лирике. Мотив же этого и последующих стихов был задан в 2,17, где невеста неожиданно взывает: "возвратись".

4 ухватилась за него. Ср. 2,16.

5 См. 2,7 и ком.

6 Кто эта. В еврейском подлиннике: "Кто он?" Этот риторический вопрос произносится хором - "дщерями Иерусалимскими", - и далее следуют сравнения, имеющие отношение к возлюбленному, а не к невесте.

9 Носильный одр. Выражение, которое встречается в Библии только здесь; очевидно, оно обозначает носилки, на которых восседает Соломон.

11 на царя Соломона в венце. Т.е. во всем величии и великолепии.

Глава 4

1-7 Описание красоты невесты. Данный фрагмент состоит из последовательного и непрерывного ряда сравнений. Аналогичным ему по литературной форме является описание жениха (5,11-16). Эпитеты и сравнения типичны для древневосточной поэзии.

1 Ср. 1,14.

6 Доколе день дышит прохладою. Ср. 2,17. Данные слова, подобно началу ст. 1, являются своеобразным рефреном, связывающим воедино сюжетную канву

9 сестра моя, невеста. Выражение, означающее особую близость. После бракосочетания оно трансформируется в "сестра моя, жена", т.е. выражает предельную степень близости, переходящую в родство через супружескую породненность. См. 1,5 и ком.

12 Запертый сад... запечатанный источник. Символические образы девственности.

13.14 Дальнейшее развитие темы ст. 12.

16 Пусть придет. Ответ невесты, вверяющей себя жениху. Это - иносказательное, образно выраженное согласие стать женой.

Глава 5

1 Ешьте... пейте и насыщайтесь. Приглашение к участию в свадебном пире.

2-8 Песня невесты, утратившей жениха. Этот фрагмент весьма схож с 3,1-5. Возможно, эта традиционная для интимной лирики тема - потеря, поиски и обретение любимого, - вводится в произведение исключительно для создания эмоционального напряжения, переживания. Страдания возлюбленной, потерявшей своего возлюбленного, усиливают ощущение счастья при обретении любимого.

2 голос... возлюбленного, который стучится. В этих словах толкователи усматривают прямую связь с Откр. 3,20: "Се, стою у двери и стучу". Однако здесь чисто внешняя аллюзия, поскольку уход жениха после того, как ему открыли дверь, невозможно увязать со словами Христа: "если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним".

7 стражи... избили меня. Вновь возникает мотив сиротства и беззащитности девушки, лишившейся своего возлюбленного. Это состояние свойственно ей, когда она оказывается без своего жениха. Стражи, призванные защищать, причиняют ей боль, как и братья, которые обижали ее, пока она не встретила своего любимого (см. 1,5 и ком.).

8 Заклинаю вас. Содержание этого заклятия существеннно отличается от первых двух (2,7; 3,5) и от 8,4, и изменения вызваны тем, что жених отсутствует. Но основная форма его сохраняется в пределах, которые допускает изменившийся контекст.

9 Вступление хора "дщерей Иерусалимских". Они задают вопрос, благодаря которому описание возлюбленного (ст. 10-16) связывается с предшествующим повествованием.

10-16 Вторая в этой главе песня невесты; в ней воспевается красота возлюбленного. Образы и сравнения, использованные в этом описании, перекликаются с теми, посредством которых жених описывал свою возлюбленную. Очевидно, это, в большинстве своем, устоявшиеся эпитеты и сравнения, свойственные древневосточной поэзии.

Глава 6

1 Слова, принадлежащие "дщерям Иерусалимским".

3 Ср. 2,16. Этот стих, как и ст. 2, свидетельствует, что невеста не оставлена своим женихом, разлука была временной, и только любовь, которая "сильна, как смерть", заставляет невесту искать своего возлюбленного, чтобы всегда быть вместе.

4 Фирца. Название древней столицы северного царства; букв.: "она приятна" или "она благосклонно принята". Очевидно, здесь более важно не само сравнение с городом, сколько игра слов, выражающая принятие женихом своей невесты.

8 шестьдесят цариц и восемьдесят наложниц. Возможно, речь идет о гареме царя, а возможно, это поэтический прием, использованный с тем, чтобы подчеркнуть ни с чем не сравнимое превосходство невесты над всеми женщинами и девушками.

10 Ср. 3,6.

Глава 7

1 Суламита. Девушка впервые названа по имени. Значение этого имени - "умиротворенная". Имя выражает в данном случае душевное состояние девушки.

хоровод Манаимский. Хоровод, состоящий из двух чередующихся хоров.

2 дщерь именитая. Очевидно, Суламита если и не невеста царя Соломона, то, во всяком случае, не пастушка, как это иногда утверждается.

4 двойни серны. Горы Гевал и Гаризим.

5 у ворот Батраббима. Какие ворота имеются в виду - неизвестно.

башня Ливанская. Гора Ермон.

10 уста твои - как отличное вино. Этими словами заканчивается речь жениха, восхваляющего свою возлюбленную. Следующая фраза этого стиха - ответ Суламиты возлюбленному.

14 Мандрагоры уже пустили благовоние. Считалось, что мандрагоры возбуждают любовь и способствуют чадородию.

Глава 8

1 если бы ты был мне брат. Суламита отнюдь не хочет, чтобы ее возлюбленный был ее братом, однако на Востоке только брат с сестрой могли обменяться поцелуем в общественном месте.

2 поила бы тебя ароматным вином. Т.е. была наедине с юношей и не подвергалась за это осуждению.

3 Ср. 2,6.

4 Ср. 2,7.

5 В данном стихе, в отличие от 3,6, из пустыни восходят двое.

6 как печать, на сердце твое. Печати изготавливались из металла или камня и, подвешенные на цепочку, носились на шее так, что сама печать лежала на груди (здесь "на сердце").

8.9 Эти стихи являются как бы ретроспекцией и переносят сюжетное повествование к началу Песни.

9 стена. Символ крепости и недоступности.

построили бы на ней палаты из серебра. Украсили драгоценностями.

дверь. Через дверь могут проходить все желающие, поэтому дверь нуждается в охране.

10 Я - стена. Ответ Суламиты братьям. Суламита с достоинством заявляет, что она нравственно сильна и ее мораль - стена, на которой, подобно "палатам из серебра", покоится ее женская привлекательность.

11 Виноградник был у Соломона. Некоторые толкователи полагают, что здесь намек на гарем Соломона. Однако дальнейшее содержание стиха ставит под сомнение такую интерпретацию этого образа.

в Ваал-Гамоне. Местоположение Ваал-Гамона неизвестно. Буквальное значение этого названия - "многолюдный".

12 мой виноградник. См. 1,5 и ком.

13 товарищи. Очевидно, друзья жениха на свадьбе.

дай и мне послушать его. Жених желает остаться наедине с Суламитой, так, чтобы только он один слышал ее голос.

14 Беги, возлюбленный мой. Желание остаться наедине - обоюдное. Этими словами Суламита зовет к себе любимого.