Вочман Ни

Нормальная жизнь христианина

1 . Оглавление

2 . Глава 1. Кровь Христа

3 . Глава 2. Крест Христа

4 . Глава 3. Путь восхождения: знать

5 . Глава 4. Путь восхождения: "считайте себя"

6 . Глава 5. Крест совершает разделение

7 . Глава 6. Путь восхождения: представьте себя Богу

8 . Глава 7. Вечное намерение

9 . Глава 8. Святой Дух

10 . Глава 9. Значение и ценность седьмой главы Послания к Римлянам

11 . Глава 10. Путь восхождения: ходить по Духу

12 . Глава 11. Одно тело во Христе

13 . Глава 12. Крест и жизнь души

14 . Глава 13. Путь восхождения: нести Крест

15 . Глава 14. Цель Евангелия

Глава 1. Кровь Христа

В чем заключается нормальная жизнь христианина? Над этим вопросом нужно задуматься и цель этого изучения указать, что такая жизнь - это нечто совсем иное, чем обычное понятие о жизни христианина. Размышляя над Божьим Словом (возьмем, например, Нагорную проповедь), мы неизбежно зададим себе вопрос о том, что мог ли в действительности хотя бы один из живущих на этой земле жить жизнью, соответствующей выраженным в этой проповеди требованиям? Разве что только Сам Сын Божий. Но как раз в этих словах мы и находим ответ на заданный вначале вопрос.

В Послании к Галатам (2:20) апостол Павел определяет жизнь христианина так: "Уже не я... а Христос", и этим он не выражает что-то исключительное, что-то особенное - как бы высшую степень христианства. Нет, мы думаем, что он указывает нам этим Божие намерение для каждого христианина, которое сжато, выражено в этих словах: "Уже не я живу, но живет во мне Христос".

В Своем Слове Бог ясно указывает нам, что на все проблемы человека у Него только один ответ - Его Сын, Иисус Христос. В каждом верующем Бог стремится устранить наше "я", чтобы Христос мог занять наше место. Сын Божий умер вместо нас для нашего прощения; и Он живет в нас для нашего освобождения. Следовательно, Господь дважды является нашим Заместителем - нашим Заместителем на Кресте, чтобы обеспечить нам прощение, и нашим Заместителем в нас, чтобы обеспечить нам победу. Мы всегда будем иметь помощь и избежим большой путаницы, если будем твердо помнить, что на все наши вопросы, на все наши трудности Бог отвечает только одним, то есть все более и более глубоким открытием Своего Сына в нас.

Наша двойная задача: грехи и грех

Исходной точкой нашего изучения нормальной жизни христианина мы возьмем первые восемь глав Послания к Римлянам и подойдем к нашей теме с практической точки зрения, чтобы изложенное в этих главах было доступным провести в жизнь.

Эти восемь глав Послания к Римлянам сами по себе составляют полное благовествование. Прежде всего, нам будет полезно подчеркнуть их явное разделение на две части. Первая часть: от 1-го ст. 1-ой главы до 11-го ст. 5-ой главы, и вторая часть: от 12-го ст. 5-ой главы до 39-го ст. 8-ой главы. При внимательном чтении мы заметим, что тема этих двух частей не одна и та же. Так, в последовательном изложении первой части мы замечаем преобладающее употребление слова "грехи" во множественном числе; тогда как во второй части слово "грехи" упоминается только один раз, а слово "грех" в единственном числе преобладает и становится главной темой. Почему?

Потому что в первой части вопрос касается грехов, совершенных мною пред Богом, грехов многочисленных, которые можно перечислить, тогда, как во второй части вопрос касается греха, как первопричины, как закона, действующего во мне. Какое бы количество грехов не было бы совершено мною, это все тот же действующий во мне закон греха их производит. Я нуждаюсь в прощении моих грехов, но я также нуждаюсь и в избавлении от власти греха. Я могу получить прощение всех моих грехов и в то же время из-за моей греховной природы не иметь длительного мира в моем сознании.

Когда свет Божий в первый раз проникает в мое сердце, то я вопию к Богу, моля о прощении, так как сознаю пред Ним совершенные мною грехи. Но, получив прощение, я делаю новое открытие - что закон греха действует во мне. Я отдаю себе отчет не только в том, что я совершил грехи пред Богом, но что зло живет во мне, что вся моя натура греховна. Наклонность грешить внутри меня - как сила, которая двигает мною. Каждый раз, как только эта сила проявляется во мне, так я и совершаю грех. Я могу искать и получать прощение, но я буду опять грешить. Таким образом, моя жизнь вращается, как в заколдованном кругу: я грешу, получаю прощение и снова грешу. Я действительно обладаю благословенным Божиим прощением, но мне надо больше этого - мне нужно избавление. Я нуждаюсь в прощении того, что я сделал, но я также нуждаюсь и в освобождении от того, что я есть.

Божие двойное лечебное средство: Кровь и Крест

Итак, в первых восьми главах Послания к Римлянам изложены две стороны спасения: во-первых, прощение наших грехов, и, во-вторых, освобождение от греха. Принимая все это во внимание, мы рассмотрим сейчас еще другую разницу.

В первой части взятого нами отрывка из Послания к Римлянам дважды упоминается Кровь Господа Иисуса (3: 25 и 5: 9). Во второй же части введена новая мысль - в 6-ой гл. 6-ом ст. сказано, что мы были "распяты" со Христом. Обсуждаемая тема первой части вся сосредоточена на "Крови" Господа Иисуса, пролитой для нашего оправдания "в прощении грехов". Но во второй части обсуждаемая тема сосредоточена на другом аспекте, совершенного Господом и представленным "Крестом", то есть нашим соединением со Христом в Его смерти, в Его погребении и Его воскресении. Это различение представляет большую ценность. Мы увидим из дальнейшего изучения, что Кровь связана с тем, что мы сделали, тогда, как Крест в корне пресекает нашу греховную натуру. Этот последний аспект и будет темой нашего размышления в последующих главах.

Вопрос наших грехов

Итак, мы начнем с того, что внимательно рассмотрим драгоценную Кровь Господа Иисуса Христа и ее ценность для нас, так как она изглаживает наши грехи и оправдывает нас в Божиих глазах. Этот аспект нашего спасения изложен в следующих местах Священного Писания: "Все согрешили" (Рим. 3: 23), "Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева" (Рим. 5: 8-9), "Получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его чрез веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде, во время долготерпения Божия, к показанию правды Его в настоящее время, да явится Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса" (Рим. 3: 24-26).

В течение нашего дальнейшего изучения мы остановимся, чтобы рассмотреть подлинный характер нашего падения и путь нашего восстановления. А сейчас мы только вспомним, что когда грех появился, то он выразился в непослушании Богу: "Непослушанием одного человека сделались многие грешными" (Рим. 5:19). Итак, будем помнить, что всюду, где имеется непослушание, сейчас же последует чувство виновности. Стало быть, грех проявляет себя в непослушании и создает, прежде всего, преграду между Богом и человеком, которая удаляет человека от Бога. И Бог больше не может иметь общения с ним, так как появилось препятствие, которое Священное Писание называет "грехом". Следовательно, сначала Бог говорит: "Все под грехом" (Рим 3: 9). Затем грех, находящийся в человеке, создает преграду, не допускающую его быть в общении с Богом, рождая в нем чувство виновности, разделяющее его с Богом. Тогда его совесть пробуждается, так что человек сам сознается: "Я согрешил" (Лук. 15: 18). Но это не все, так как грех "еще дает основание сатане обвинять человека перед Богом, и наше чувство виновности дает ему почву обвинять нас в наших сердцах. Так что, в-третьих, это "клеветник братий наших" (Отк. 12: 10) заявляет: "Ты согрешил".

Следовательно, чтобы искупить нас и вернуть нас в Божие намерение. Господь Иисус должен был разрешить эти три вопроса: вопрос греха, вопрос нашей виновности и вопрос нашего обвинения сатаною. Прежде всего, было нужно, чтобы наши грехи были сняты; это было совершено посредством драгоценной Крови Христа. Затем нужно, чтобы сознание нашей виновности было изглажено, и наша виновная совесть нашла покой через откровение о ценности Крови Христа. И, наконец, нужно противостать нападению врага и ответить на его обвинения. И в Писании нам сказано, что Кровь Христа эффективно действенна во всех трех случаях: для Бога, для человека и для сатаны.

Если мы хотим духовно продвигаться вперед, то нам необходимо усвоить действенную силу Крови. Это непременное условие. Нам нужно основное знание факта, что Господь Иисус умер на Кресте, как наш Заместитель, и ясное понимание эффективности Его Крови для омытия наших грехов; а если этого нет, то нельзя утверждать, что мы пошли по пути веры. Итак, еще глубже и внимательнее рассмотрим эти три аспекта действенной силы Крови.

Кровь, прежде всего для Бога

Кровь пролита для искупления и связана с нашим положением пред Богом. Нам нужно прощение сделанных нами грехов, чтобы не подпасть под осуждение; и наши грехи прощены не потому, что Бог закрывает глаза на зло, которое мы сделали, а потому, что Он видит Кровь. Стало быть. Кровь, прежде всего не для нас, а для Бога. Если я хочу знать ценность Крови, то я должен принять ту ценность, какую она имеет для Бога; и если я не буду знать ее ценности для Бога, то она никогда не будет иметь ценности для меня. Только когда Святой Дух мне открыл ценность, какую придает Бог Крови Христа, только тогда я подпадаю под ее действенную силу и вижу ее драгоценность для меня. Но, прежде всего. Кровь для Бога. В Ветхом и Новом Завете слово "кровь" связано с представлением об искуплении и употреблено, я думаю, более ста раз, и всегда она была представлена Богу.

В календаре Ветхого Завета есть один день, который тесно связан с вопросом наших грехов - это день искупления. Ничто так ясно не объясняет вопрос наших грехов, как описание этого дня. В 16-ой главе книги Левит мы читаем, что в день искупления кровь жертвы за грех была собрана и внесена в Святое святых и семь раз покроплена пред Господом. Нам нужно очень ясно это понять. В этот день жертва за грех была принесена публично, то есть перед глазами всех на паперти скинии. Все было сделано, открыто, так что все могли видеть. Но Господь строжайше запретил всем вход в саму скинию, кроме одного только первосвященника. Итак, первосвященник брал кровь и, войдя в Святое святых, кропил пред Господом. Почему? Потому что первосвященник являлся прообразом Господа Иисуса в Своем искупительном творчестве. "Но Христос, Первосвященник будущих благ, пришед с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною, то есть, не такого устроения и не с кровию козлов и тельцов, но со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление" (Евр. 9: 11-12). Следовательно, первосвященник являлся прообразом того, что только один он мог совершить искупление. Никто другой не мог ни приблизиться, ни войти во святилище. Кроме того, он входил только для выполнения одного он представлял Богу кровь, как приятное приношение, которое Его удовлетворяло. Это было соглашением между первосвященником и Богом, в тайне Святого святых, вдали от человеческих глаз, вдали от тех, для кого это искупление совершалось. Так повелел Господь. Стало быть, Кровь, прежде всего для Бога.

Еще раньше мы встречаем пролитие крови пасхального агнца в Египте для искупления Израиля. "Я Господь! И будет у вас кровь знамением на домах, где вы находитесь и увижу кровь и пройду мимо вас, и не будет между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую" (Исх. 12: 13)! Думаю, что это еще один из самых лучших прообразов в Ветхом Завете на наше искупление. Кровь, которой были помазаны косяки и перекладина дверей, была снаружи, тогда как сыны Израилевы ели мясо пасхального агнца внутри дома. Бог сказал: "Увижу кровь и пройду мимо". Мы видим здесь еще один прообраз на то, что кровь не должна была быть видимой людьми, а только Богом, так как кровь была снаружи на косяках и перекладине дверей, а те, которые ели пасху, были внутри дома, так что не могли видеть ее.

Бог удовлетворен Божия святость, Божие правосудие требует, чтобы безгрешная жизнь была отдана для искупления человека. Жизнь в Крови, и эта Кровь должна быть пролита для меня, из-за моих грехов. Бог требует этого. Бог требует, чтобы Кровь была принесена для удовлетворения Его правосудия. Бог Сам говорит это: " Увижу кровь и пройду мимо". Кровь Христа полностью удовлетворяет Бога.

Я хотел бы сказать несколько слов моим более молодым братиям во Христе, так как мы очень часто встречаем затруднения в этом пункте. Когда мы были неверующими, то, возможно, наша совесть нас не тревожила до того момента, когда Слово Божие начало нас пробуждать. До этого наша совесть была мертва, и Бог, несомненно, ничего не может сделать для тех, чья совесть мертва. Но когда мы уверуем, наша пробужденная совесть может стать чрезвычайно чуткой, и это может создать очень трудный вопрос для нас. Сознание греха, чувство виновности может иногда достичь таких размеров, что может парализовать нас, и мы можем потерять из вида подлинно действенную силу Крови. И нам может казаться, что наши грехи слишком велики, - один какой-нибудь грех особенно может нас беспокоить - так что мы можем начать сомневаться в том, что Кровь Христа их может покрыть.

Все эти наши затруднения происходят от того, что мы полагаемся на наши чувства. Мы стараемся ощутить ценность Крови, но это неправильно. Прежде всего, Бог должен видеть Кровь, а мы должны видеть в ней ту ценность, какую ей придает Бог. И тогда мы поймем ее ценность для нас - Если же мы будем стараться оценить ее нашими чувствами, то это нас ни к чему не приведет. Мы останемся в темноте. Нет, это вопрос веры в Слово Божие. Мы должны верить, что Кровь драгоценна для Бога, потому что Он говорит, что это так. "Не тленным золотом или серебром искуплены вы от суетной жизни, преданной вам от отцов, но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца, предназначенного еще прежде создания мира, но явившегося в последние времена для вас" (1 Пет. 1: 18-20). Если Бог принимает Кровь как возмездие за наши грехи и как цену нашего искупления, то мы можем быть вполне уверены, что долг уплачен. Если Кровь удовлетворяет Бога, то это значит, что Кровь принята. Наше суждение о Крови должно соответствовать Божиему суждению - не более и не менее. Конечно, наша оценка не может быть больше, но она не должна быть и меньше. Будем помнить, что Бог свят, и Он праведен. И праведный и святой Бог имеет право заявить, что Кровь приемлема в Его глазах и полностью Его удовлетворяет.

Кровь - доступ верующего

Кровь удовлетворяем Бога, поэтому она должна удовлетворять и нас. Следовательно, она имеет вторую ценность для человека в том смысле, что Кровь очищает нашу совесть. В Послании к Евреям мы видим именно это действие Крови. Нам нужно иметь сердца очищенные "от порочной совести" (Евр. 10: 22).

Это очень важно, поэтому мы внимательно рассмотрим написанное. Автор не говорит здесь только о том, что Кровь Господа Иисуса очищает наши сердца. В своем заявлении он не останавливается на этом. Ошибочно связывать сердце с Кровию таким образом. Когда мы молимся: "Господи, очисть мое сердце от греха Твоею Кровию", то это показывает, что мы не понимаем сферу действия Крови. Бог говорит, что наше сердце, "крайне испорчено" (Иер. 17: 9). Следовательно, Бог должен сделать больше чем очистить - Он должен нам дать новое сердце.

Мы не станем мыть и гладить вещь, которую мы собираемся уничтожить. Как мы это увидим из дальнейшего изучения, "плоть" слишком испорчена, чтобы быть очищенной - она должна быть распята. Бог должен совершить Свое творчество в нас заново. "И дам вам сердце новое и дух новый дам вам" (Иез. 36: 26).

Нет, я не нахожу ни одного места, где было бы написано, что Кровь очищает наши сердца. Кровь не имеет такого личного действия в отношении нас, но она совершенно действенна перед Богом. Правда, в десятой главе Послания к Евреям написано, что Кровь очищает наши сердца, но это только в отношении нашей совести. "Очистивши сердца от порочной совести" (Евр. 10: 22). Что же это означает?

Это значит, что появилось препятствие между Богом и мною, создающее во мне порочную совесть. И всякий раз, когда я пытаюсь приблизиться к Нему, она постоянно напоминает мне о преграде, возникшей между Богом и мною. Но действие драгоценной Крови совершило нечто, что удалило это препятствие, и Бог мне об этом сообщает в Своем Слове. Когда я Ему поверил и принял это верою для себя, то моя совесть тотчас очищается, и чувство виновности исчезает; и у меня не будет больше порочной совести пред Богом.

Каждый из нас, мы все знаем, как дорого в нашем общении с Богом иметь совесть, освобожденную от тяжести греха. Да, сердце, преисполненное веры, и совесть, освобожденная от всякого обвинения, являются самым главным для нас, и первое неизменно сопровождается вторым. Как только мы теряем мир в нашей совести, то наша вера терпит кораблекрушение, и сейчас же появляется сознание, не допускающее нас приближаться к Богу. Поэтому, чтобы продолжать наше хождение с Богом, нам необходимо знать ценность всегда действенной Крови. У Бога все принято в расчет с большой точностью, и только благодаря Крови мы можем каждый час, каждую минуту иметь доступ к Нему. Кровь никогда не теряет своей действенной силы; это наше основание, дающее нам свободный доступ к престолу благодати, если мы верою ухватимся за нее. Когда мы входим в Святое святых, то, на какое другое основание, кроме Крови Христа, посмеем мы опереться?

Мы должны задать себе этот вопрос: действительно ли я, приходя к Богу, опираюсь только на Кровь, или же я опираюсь на что-нибудь другое? Что я подразумеваю, когда говорю: "посредством Крови"? Этим я хочу сказать, что сознаю мои грехи, что я нуждаюсь в очищении и искуплении и что я приближаюсь к Богу на основании совершенной жертвы, исполненной. Господом Иисусом. Приближаясь к Богу, я опираюсь только на Его заслуги и никогда не основываюсь на своих собственных заслугах, например: я никогда не опираюсь на то, что я был исключительно любезным, или терпеливым в течение дня, или на то, что я сделал что-нибудь для Бога сегодня утром. Нет, я всегда приближаюсь к Богу только благодаря Крови Христа. Искушение для многих из нас состоит в том, что когда мы хотим приблизиться к Богу, думать, что если Бог действует в нас - если Он открыл нам более обширные познания о Себе Самом, открыл наши глаза на более глубокое значение Креста - то этим Он поставил перед нами более высокую цель, которую нам нужно достичь, чтобы иметь чистую совесть пред Ним. Нет! мы не можем иметь добрую совесть на основании одержанной нами победы; только опираясь на жертву Господа Иисуса, на Его пролитую Кровь, только тогда мы можем иметь чистую совесть пред Богом.

Конечно, я могу ошибаться, но у меня такое впечатление, что некоторые из нас рассуждают так: "Сегодня я был более внимательным, сегодня я держал себя достойнее, сегодня я читал Слово Божие более сосредоточенно, так что сегодня я могу лучше молиться". Или же так: "Сегодня утром у меня были некоторые трудности в моей семье; с утра я был в плохом настроении, и теперь я чувствую себя неловко. Поэтому мне кажется, что я не могу приближаться к Богу".

В таком случае, на чем же вы основываетесь, приближаясь к Богу? Основываетесь ли вы на ваших заслугах или на ваших обманчивых чувствах? Или вы опираетесь на более твердое, на более верное основание, то есть на то, что Кровь Христа была пролита и Божие правосудие вполне удовлетворено этим? Конечно, если бы возможно было допустить, что сила Крови может измениться, то тогда, конечно, мы могли бы сомневаться. Но сила Крови Христа неизменна и измениться никогда не может. Стало быть, мы всегда с дерзновением можем приходить к Богу, и эту уверенность мы имеем на основании Крови Христа, а не в силу каких-либо наших личных заслуг. Какими бы ни были ваши заслуги сегодня или вчера, или позавчера, но как только вы сознательно входите в Святое святых, надо сейчас же опереться на единственное верное основание - на пролитую Кровь. Не в зависимости от того, хороший ли был сегодня день или плохой, согрешили ли вы сознательно или нет, основание, благодаря которому вы приходите к Богу, остается все то же - Кровь Христа. Это единственное основание, дающее нам право входить в Его присутствие. Никакого другого основания нет.

Как и во многих других этапах нашего христианского опыта, так и вопрос нашего доступа к Богу состоит из двух стадий: стадии первоначальной и стадии возрастающей. Первая из них изложена во второй главе к Ефесянам, и вторая - в десятой главе к Евреям. Первоначальное наше положение пред Богом обеспечено Кровию Христа, так как мы "стали близки Кровию Христа" (Еф. 2: 3). Но и в дальнейшем основание нашего постоянного доступа к Богу остается все та же - Кровь Христа; так как апостол призывает нас: "имея дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа... да приступаем" (Евр. 10: 19-22). Вначале я смог приблизиться к Богу, посредством Крови Христа, и для дальнейшего моего общения с Ним я все также прибегаю к Крови Христа. Так что основание моего спасения и моего общения с Богом остается неизменно все то же самое - Вы скажете: "Это очень просто, это азбука благой вести". Да, но для многих несчастье в том, что мы удалились от этой азбуки. Мы склонны думать, что, сделав некоторый прогресс в нашей духовной жизни, мы как бы освобождаемся от этого условия; но мы никогда не можем обойтись без Крови Христа. Нет, в первый раз я приблизился к Богу посредством Крови, и каждый раз, когда я прихожу к Нему, то все на том же основании. И до самого конца мы сможем приходить к Богу на единственном основании - на Крови Христа.

Конечно, это не означает, что мы должны жить беспечной жизнью. Немного дальше мы рассмотрим другой аспект смерти Христа и увидим, что это далеко не так. Но сейчас будем опираться на Кровь, которая была пролита для нас, и этого вполне достаточно.

Мы можем быть слабыми, но, глядя на нашу слабость, мы не станем сильными; и сознание нашего убожества не сделает нас святыми. Нет, мы никакой помощи не найдем в самих себе. Так будем с дерзновением приходить к Богу, опираясь на Кровь, и скажем: "Господи, я не вполне понимаю всю ценность Крови, но я знаю, что Кровь удовлетворяет Тебя, поэтому она достаточна и для меня. И это - мое единственное прибежище. Теперь я вижу, что независимо от того, прогрессирую ли я духовно или нет, достиг ли я чего-нибудь или нет, я никогда не смогу приблизиться к Тебе на другом основании, как только опираясь на драгоценную Кровь Христа". Тогда наша совесть действительно будет свободной от всякого обвинения перед Богом, Наша совесть не может быть очищена ничем другим, кроме Крови Христа. Только Кровь дает нам дерзновение пред Богом.

"Уже никакого сознания грехов", - какое чудное заявление имеем мы в Послании к Евр. 10: 2. Мы очищены от всякого греха. Поистине, мы можем повторить вместе с апостолом Павлом: "Блажен человек, которому Господь не вменит греха" (Рим. 4: 8).

Победа над обвинителем

После всего только что сказанного мы можем теперь противостать нашему врагу, потому что Кровь Христа имеет еще и другое свойство в отношении сатаны. Самое сильное оружие в руках сатаны заключается в клевете на наших братьев "Низвержен клеветник братии наших, клеветавший на них перед Богом день и ночь" (Отк. 12: 10), и на этом его поприще наш Господь одержал над ним победу Своим служением Первосвященника "со Своею Кровию" (Евр. 9: 12).

Как Кровь может быть действенной против сатаны? Потому что Кровь склоняет Бога на сторону человека. Грехопадение ввело в человека нечто, что дало сатане место в нем и принудило Бога удалиться. С этого момента, вне Едемского сада, человек не может видеть славы Божией - "все согрешили и лишены славы Божией" (Рим. 3: 23) ~ потому что внутренне он удалился от Бога. По причине того, что сделал человек, в нем появилось препятствие, которое ~ покамест оно не будет удалено - не допускает Бога его защищать. Но Кровь снимает это препятствие и возвращает человека Богу и Бога человеку. Благодаря Крови, человек под Божией защитой, и потому, что Бог на его стороне, он может без страха противостать врагу.

Вспомним этот стих: " Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха" (1 Иоан. 1: 7). Не вообще от грехов, а от всякого в отдельности. Что же это означает? О, это чудесно! Бог есть свет, и если, мы ходим во свете, подобно как Он во свете, то все обнажено и открыто пред Ним, так что Бог видит все, и в то же время Кровь Иисуса Христа может очистить нас от всякого греха. Это не значит, что я не знаю самого себя или что Бог не проникает до глубины моего внутреннего состава. Это не то, что я пытаюсь что-то скрыть от Него, или что Бог старается не заметить. Нет, Он во свете, и я во свете, и именно во свете Его драгоценная Кровь очищает меня от всякого греха. Его Кровь достаточно сильна для этого!

Некоторые из нас, удрученные собственной слабостью, иногда могут думать, что есть грехи, которые нельзя простить. Так вспомним же эти слова: "Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха". Большие грехи, маленькие грехи; грехи, которые нам кажутся очень черными и грехи, которые нам кажутся безобидными. Грехи, которые мы думаем, что их можно легко простить и грехи, которые мы думаем, что их простить нельзя. Да, все грехи, и те, которые я сознаю, и те, в которых я не отдаю себе отчета; те, которые я помню, и те, которые я забыл - все включено в эти слова: "От всякого греха". "Кровь Иисуса, Сына Его, очищает нас от всякого греха". И Его Кровь достаточно сильна для этого, так как она удовлетворяет Бога.

Если Бог видит все наши грехи во свете и может их простить ради Крови, то, какое же основание для обвинения остается у сатаны? Сатана может нас обвинять перед Богом, но если "Бог за нас, то кто против нас?" (Рим. 8, 31). Бог показывает сатане Кровь Своего возлюбленного Сына, и этого вполне достаточно, так что сатане нечем возразить против такого ответа. "Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает? Христос умер, но и воскрес: Он и одесную Бога. Он и ходатайствует за нас" (Рим. 8: 33-34).

Следовательно, и здесь еще раз мы должны признать абсолютную действенность драгоценной Крови. "Христос, Первосвященник будущих благ, пришед... со Своею Кровию, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление" (Евр. 9: 11-12). Он стал нашим Искупителем раз и навсегда. Он наш Первосвященник и Ходатай вот уже почти две тысячи лет. Он предстоит пред Богом, и "Он есть умилостивление за грехи наши" (1 Иоан 2:2). Отметим еще этот текст: "То кольми паче Кровь Христа" (Евр. 9: 14). Эти слова подчеркивают совершенную действенность Его служения, которое полностью удовлетворяет Бога.

Следовательно, какую же позицию мы должны занять в отношении сатаны? Этот вопрос для нас очень важный, так как враг обвиняет нас не только перед Богом, но он обвиняет нас и в нашей совести: "Ты согрешил, и ты продолжаешь грешить, ты слабый, и Бог ничего не может сделать для тебя". Это его обычное оружие. И в таких случаях у нас появляется искушение смотреть в себя, чтобы найти в наших чувствах или поступках что-нибудь, позволяющее нам думать, что сатана не прав в своих обвинениях. Или же, наоборот, мы признаем свою слабость и впадаем в уныние или в отчаяние - Таким образом, обвинение в руках сатаны становится самым сильным и верным оружием. Он указывает нам на наши грехи и старается обвинить нас перед Богом. И как только мы принимаем его обвинения, то этим мы позволяем ему одержать над нами победу.

Однако, тот факт, что мы так легко принимаем обвинение, показывает, что где-то в глубине мы еще надеемся на какую-то долю праведности в самих себе, и в таком случае мы избрали плохое основание для нашей надежды. Таким образом, сатана добился своей цели, а мы подавлены своим бессилием. Но если мы научились не оказывать никакого доверия нашей плоти, то мы не будем удивляться, что она грешит, так как сама природа нашей плоти - грех. Понятно ли, что я хочу этим сказать? Я хочу сказать, что это от того, что мы еще не осознали до конца нашу настоящую природу и не увидели еще своего собственного бессилия, это оттого, что у нас еще осталась какая-то надежда на самих себя, поэтому мы и терпим поражение всякий раз, как только сатана нас обвиняет.

Бог силен уладить вопрос наших грехов, но Он ничего не может сделать для человека, подавленного обвинениями сатаны, потому что такой человек не полагается с полным доверием на Кровь Ею Сына. Кровь Христа ходатайствует за него, но он больше слушает сатану. Христос наш Ходатай, тогда как мы, обвиняемые, остаемся на стороне нашего обвинителя, Это показывает, что мы еще не признали, что сами по себе мы ничего другого не заслужили кроме смерти и, как мы увидим из дальнейшего изучения, не заслужили ничего другого, как только быть распятыми. Мы не осознали, что только Бог может ответить, обвинителю, и что Он уже это сделал, прилив драгоценную Кровь Своего возлюбленного Сына.

Наше спасение заключается в том, чтобы устремить наш взор на Господа Иисуса и видеть - что Кровь Агнца встретила всю тяжесть наших грехов и уплатила за них. Это верное основание, на котором мы утверждаемся. Никогда не будем пытаться отвечать сатане нашим добрым поведением, а всегда только драгоценною Кровию Христа. Да, мы грешники, но слава и благодарение Богу! Кровь очищает нас от всякого греха. Бог видит Кровь, посредством которой Его Сын ответил на обвинения, так что у сатаны нет больше основания для нападений. Наша вера в драгоценную Кровь и наш отказ оставить эту позицию веры - это единственное, что может заставить замолчать нашего врага и обратить его в бегство.

"Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас" (Рим. 8:33-34). И так будет до конца: " Они победили его Кровию Агнца и словом свидетельства своего и не возлюбили души своей даже до смерти" (Отк. 12: 11). О! Какое будет освобождение, если мы лучше осознаем ценность, какую имеет в глазах Божиих драгоценная Кровь Его возлюбленного Сына!

Глава 2. Крест Христа

Мы уже говорили, что первые восемь глав Послания к Римлянам разделяются на две части. В первой части нам указано, что Кровь действенна в отношении того, что мы сделали; тогда, как во второй части мы увидим, что Крест действует в отношении того, чем мы являемся сами. Кровь нужна для того, чтобы нам получить прощение, а Крест нужен для нашего освобождения. Мы уже кратко обсудили первый аспект нашей нужды, и теперь мы перейдем ко второму. Но прежде мы рассмотрим несколько других важных фактов из всей этой секции, подчеркивающих различие между обсуждаемой темой и последующими выводами в ее обоих частях.

(Примечание. Автор употребляет слово "Крест" - здесь, как и во всех своих изучениях - не в его обычном значении. Большинство читателей привыкли к тому, что слово "Крест" обычно выражает, во-первых: полное искупительное творчество, которое совершено смертью, погребением, воскресением и вознесением Самого Господа Иисуса (Фил. 2: 8-9), - и во-вторых: соединение верующего, по милости Божией, со Христом во всем пережитом Им (Рим. 6: 4; Еф. 2: 5-6). Ясно, что творчество, выраженное словом "Кровь" и связанное с прощением грехов (о чем мы обсуждали в 1 гл. данной книги), рассматривается как часть полного творчества Креста.

Однако, в последующих главах автор должен был, за неимением другого выражения, употребить слово "Крест" в более узком теоретическом значении для того, чтобы установить нужное различение между двумя - с точки зрения человеческой - аспектами теории искупления. Так что слово, которое означает полное творчество, в силу необходимости, употреблено для обозначения только одной его части. В дальнейшем читатель должен будет иметь это в виду.)

Несколько других различий

Два аспекта воскресения упомянуты в обоих частях, в 4-ой и в 6-ой главе, В 4-ой главе воскресение Господа Иисуса связано с нашим оправданием: "Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего" (Рим. 4: 25). Цель, которая имеется здесь в виду - это наше положение перед Богом. Но в 6-ой главе воскресение Господа указано нам как лающее новую жизнь ввиду нашего хождения в святости: "Как Христос воскрес ... так и нам ходить в обновленной жизни" (Рим. 6: 4). Так что мы видим, что здесь речь идет о нашем хождении перед Богом.

С другой стороны, в 5-ой и 8-ой главах говорится о мире. В 5-ой говорится о мире с Богом, как о следствии оправдания чрез веру в Его Кровь: "Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа" (Рим. 5: I). Это означает, что так как я получил прощение моих грехов, то Бог не будет для меня предметом ужаса и страха. Я, который был врагом Богу, "примирился с Ним смертию Сына Его" (Рим. 5: 10). Но вскорости я замечаю, что я сам для себя стал предметом тяжкого мучения. Во мне есть еще беспокойство, потому что в глубине меня самого есть нечто, побуждающее меня грешить. У меня есть мир с Богом, но у меня нет мира с самим собою, потому что внутри меня происходит борьба. Это мучительное состояние описано в 7-ой главе Послания к Римлянам, где мы видим смертельную схватку между духом и плотью. Но за этим следует 8-ая глава, где описан внутренний мир хождения по Духу. "Помышления плотские суть смерть", потому что они "суть вражда против Бога, а помышления духовные - жизнь и мир" (Рим. 8: 6-7).

Продолжая наше исследование, мы видим, что в первой половине взятой нами секции обсуждается главным образом вопрос нашего оправдания. Например: "Получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его чрез веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде, во время долготерпения Божия, к показанию правды Его в настоящее время, да явится Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса" (Рим. 3: 24-26). И еще это: "А не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность... Вменится и нам, верующим в Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса Христа, Господа нашего. Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего" (Рим. 4: 5, 24-25). Тогда как во второй половине обсуждаемой нами секции главной темой является вопрос нашего освящения. Прочтем это место: "Как предавали вы члены ваши в рабы нечистоте и беззаконию на дела беззаконные, так ныне представьте члены ваши в рабы праведности на дела святые ... но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец - жизнь вечная" (Рим. 6: 19, 22). Когда мы знаем драгоценную истину оправдания чрез веру, то все же мы знаем только половину истины. Мы решили только вопрос нашего положения перед Богом. По мере нашего духовного роста у Бога есть еще большие дары для нас, то есть решение вопроса нашего повседневного хождения пред Богом, и мысль, изложенная в этих восьми главах послания к Римлянам, подчеркивает всю важность этого пункта. Как и во всех случаях, второй шаг всегда вытекает из первого, и если мы остановимся на первом, то наша жизнь христианина является ниже нормальной. Итак, как мы можем жить нормальной жизнью христианина? Как мы можем войти в эту жизнь? Разумеется, прежде всего, нам нужно получить прощение грехов; нам нужно иметь оправдание; нам нужно иметь мир с Богом - это является нашим необходимым основанием. Но когда это основание крепко утверждено нашей верой во Христа, тогда ясно, что нам необходимо, как мы это только что показали, продвигаться вперед, стремясь к большему.

Итак, мы видим, что драгоценная Кровь улаживает вопрос наших грехов. Господь Иисус вознес их, вместо нас. Телом Своим на Крест как наш Заместитель, и получил для нас прощение, оправдание и примирение. Теперь нам надо сделать еще один шаг в выполнении Божиего плана, нам надо понять, как Он относится к закону греха, который действует в нас. Драгоценная Кровь может омыть меня от моих грехов, но она не может омыть меня от моего "ветхого человека". Поэтому нужен Крест, чтобы распять меня, мое "я". Кровь устраняет грехи, но чтобы устранить грешника, нужен Kpecт.

Слово "грешник" встречается очень редко в первых четырех главах Послания в Римлянам. Это потому, что главным образом в них идет речь не о грешнике, а о грехах, которые он сделал. Слово "грешник" появляется только в пятой главе, и очень важно отметить, как оно введено. В этой главе нам сказано, что грешник является грешником, потому что он родился грешником, а не потому, что он совершил грехи. Это различение очень важно. Правда, чтобы убедить прохожего человека в том, что он - грешник. Божии служители часто пользуются хорошо известным местом из Послания к Римлянам 3, 23, где сказано, "что все согрешили". Но такое применение этого стиха не подтверждается Писанием. Так что те, кто применяют его, таким образом, рискуют прийти к неправильному выводу. Послание к Римлянам не учит нас, что мы являемся грешниками оттого, что мы совершаем грехи, а наоборот мы грешим, потому что мы - грешники. Мы являемся грешниками по нашей природе, а не из-за наших поступков. Как написано: "Непослушанием одного человека все сделались грешными" (Рим. 5: 19).

Как мы сделались грешниками? Непослушанием Адама. Мы не становимся грешниками из-за того, что мы сделали, а из-за того, что сделал Адам, и оттого, кем он стал. Я - китаец, и оттого, что я говорю по-английски, я не становлюсь англичанином. Итак, в третьей главе наше внимание обращено на то, что мы сделали - "все согрешили"; но мы стали грешниками не оттого, что мы согрешили.

Однажды в классе я задал детям такой вопрос: "Кто является грешником?" Все ответили не задумываясь: "Тот, кто грешит". Да, конечно, кто грешит, тот - грешник. Но тот факт, что он грешит, только подтверждает, что он является грешником по своей природе. Кто грешит, тот - грешник, но так же истинно и то, что тот, кто не грешит, но происходит от Адама, является также грешником и нуждается в искуплении. Вы улавливаете мою мысль? Есть грешники плохие, и есть хорошие. Есть грешники с нравственными устоями, и есть грешники испорченные. Но все, и те и другие, являются грешниками. Иногда мы думаем, что если бы не сделали в нашей жизни некоторых нехороших поступков, то все было бы хорошо; но зло заложено гораздо глубже, чем только в наших поступках - оно находится в нас самих. Китаец, родившийся в Америке, может оказаться неспособным произнести ни одного слова по-китайски, но все же он остается китайцем, потому что он родился китайцем. Только рождение имеет значение. И таким же образом я являюсь грешником, потому что я родился от Адама. Вопрос не в моем повелении, а в моей наследственности, в моем происхождении. Я грешник не оттого, что я грешу, а я грешу, потому что происхожу от плохого источника. Я грешу, потому что я грешник.

Мы склонны думать, что то, что мы сделали, очень плохо, но что мы сами не такие уж плохие. Бог находит нужным объяснить нам, что это мы - плохие, в глубине души плохие. Корень зла - сам грешник; это его самого надо устранить. Наши грехи устранены Кровию Христа, а что касается нас, нашей ветхой природы, то она устраняется Крестом. Драгоценная Кровь обеспечивает нам прошение того, что мы сделали, а Крест нам обеспечивает освобождение от того, чем мы являемся сами, по нашей природе.

Природное состояние человека

Итак, мы приходим к Рим. 5: 12-21: "Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили. Ибо и до закона грех был в мире; но грех не вменяется, когда нет закона. Одна коже смерть царствовала от Адама до Моисея и над не согрешившими подобно преступлению Адама, который есть образ будущего. Но дар благодати не как преступление. Ибо, если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествует для многих. И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление к осуждению, а дар благодати к оправданию от многих преступлении. Ибо, если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого Иисуса Христа. Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни. Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие. Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать, дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась чрез праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим".

В этом большом отрывке благодать противопоставлена греху, и послушание Христа противопоставлено непослушанию Адама. Этот отрывок стоит вначале второй части (Рим. 5: 12 до 8: 39), на которой мы сейчас сосредоточим наше внимание. Обсуждаемая в ней тема приведет нас к выводу, который будет основой всех наших последующих размышлений. Какой же это вывод? Он находится в уже упомянутом нами 19-ом стихе 5-ой главы: "Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие". Этим Дух Божий указывает нам сначала на наше природное состояние и, затем, каким образом мы его унаследовали.

В начале нашей христианской жизни мы больше заняты нашими поступками, чем нашим природным состоянием; мы более опечалены тем, что мы сделали, чем тем, что мы представляем сами по нашей природе. Мы думаем, что если мы сможем исправить некоторые наши недостатки, то мы будем хорошими христианами; и мы пытаемся исправить наше поведение. Но результат получается не такой, как мы надеялись. И к нашему отчаянию мы видим, что нарушение происходит не только от внешних затруднений и что, в сущности, есть более серьезная причина внутри нас самих. Мы стараемся угодить Господу, но встречаем внутри нас нечто, что противится нам. Мы пытаемся быть смиренными, но в самой нашей натуре есть нечто, что отказывается быть смиренным. Мы пытаемся любить, но не чувствуем внутри себя никакой любви. Мы улыбаемся и стараемся казаться любезными, но внутри себя мы чувствуем, что мы далеко не любезны. И чем больше мы стараемся исправить наш внешний образ действий, тем яснее мы видим, насколько глубок корень зла внутри нас. Тогда мы приходим к Господу и в простоте говорим Ему: "Господи, теперь я вижу! Это не только то, что я делаю - плохо, но это я сам плохой".

Итак, последовавший из 19-го стиха вывод начинает озарять наши сердца. Мы являемся членами расы, которые по своему внутреннему состоянию противоположны тому, чего желал для нас Бог. Через грехопадение существенная перемена произошла в натуре Адама, и он стал грешником, неспособным по своей природе угодить Богу; и наше семейное сходство, которое мы разделяем, не является только внешним, оно охватывает также и всю нашу сущность. Мы "сделались грешниками" (Рим. 5: 19). И как это произошло? "Непослушанием одного", говорит апостол Павел. Разрешите мне пояснить эту мысль примером.

Моя фамилия Ни. Это довольно распространенная китайская фамилия. Как я ее получил? Я ее не выбирал, это независящий от меня факт. Я являюсь Ни, потому что мой отец был Ни; и мой отец был Ни, потому что мой дед был Ни. И если я веду себя, как Ни, то я Ни, и если я не веду себя, как Ни, то я все равно остаюсь Ни. Если я стану президентом китайской республики, то моя фамилия останется Ни, и если я буду нищим, то и тогда моя фамилия не переменится. Независимо от того, что я буду делать или удерживаться, чтобы не делать, я все равно не могу быть никем другим, как только Ни. Ни мое поведение, ни мое положение - не меняют моего происхождения.

Мы являемся грешниками не из-за нас самих, а из-за Адама. Я грешник не потому, что я лично согрешил, а потому что я уже был в Адаме, когда он согрешил. Так как по моему рождению я происхожу от Адама, то я являюсь частью Адама. И даже больше, я ничего не могу сделать, чтобы переменить это. Я не могу, улучшив мое поведение, стать никем другим, как только частью Адама, стало быть - грешником.

Однажды в Китае я говорил на эту тему так: "Мы все согрешили в Адаме". Один человек мне ответил: "не понимаю". Тогда я постарался объяснить ему это следующим образом: "Все китайцы происходят от Хуан-ти. Более четырех тысяч лет тому назад он воевал с Си-ю. Его враг был очень силен, но все же Хуан-ти его победил и убил. После этого Хуан-ти образовал китайскую нацию. Следовательно, наш народ вот уже четыре тысячи лет основан нашим предком Хуан-ти. Теперь, что бы произошло, если бы Хуан-ти не убил своего врага, а, наоборот, был бы убит им? Где бы вы были сегодня?" - "Я не существовал бы", ответил он. - "О, нет! Хуан-ти мог бы умереть, а вы могли бы жить". - "Невозможно! - воскликнул он, - если бы он умер, то я не существовал бы, так как я от него получил жизнь".

Видим ли мы единство человеческой жизни? Наша жизнь исходит от Адама. Если бы ваш дед умер маленьким ребенком, то где бы вы были сегодня? Вы умерли бы в нем. Ваше существование связано с его существованием. И точно таким же образом, существование каждого из нас связано с Адамом. Никто не может сказать: "Я не был в Едемском саду", так" как в потенции мы все были там, когда Адам поддался искушению змея. Мы все вовлечены в грех Адама, и по нашему рождению "в Адаме" мы от него получаем все то, кем он стал вследствие своего греха, то есть природу Адама - природу грешника. Мы от него получаем наше существование. И так как его жизнь стала жизнью греха, природой греховной, так и наша природа, унаследованная от него - природа греховная. Таким образом, как мы уже говорили, зло находится в нашей наследственности, а не только в нашем поведении. Разве что мы смогли бы переменить наше рождение, а без этого никакой надежды для нас нет.

Но именно в этом направлении мы и находим выход из создавшегося положения, именно так разрешил Бог нашу задачу.

Как в Адаме, так и во Христе

В этом отрывке из 5-ой главы (ст. 12-21) не сказано только об Адаме, но говорится также и о Господе Иисусе: "Как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие". В Адаме мы получаем все то, что исходит от Адама; во Христе мы получаем все то, что исходит от Христа.

Выражения "в Адаме" и "во Христе" не достаточно поняты христианами, и, рискуя повториться, я хочу еще раз наглядно подчеркнуть одним прообразом наследственное и родовое значение выражения "во Христе". Этот прообраз находится в Послании к Евреям. В первой части этого Послания автор хочет показать, что Мелхиседек выше Левия. Он старается наглядно пояснить, что священство Христа выше священства Аарона, который был из колена Левия. Для этого апостолу нужно было сначала доказать, что священство Meлхиседека выше священства Левия, по той простой причине, что священство Христа - "по чину Мелхиседека"'. -"Ибо известно, что Господь наш воссиял из колена Иудина, о котором Моисеи ничего не сказал относительно священства. И это яснее видно из того, что по подобию Мелхиседека восстает священник иной, который таков не по закону заповеди плотской, но по силе жизни непрестающей. Ибо засвидетельствовано: " Ты священник вовек по чину Мелхиседека" (Евр. 7: 14-17). - Тогда как священство Аарона было, разумеется, по чину Левия. Автор достиг своей цели, наглядно пояснив, что Мелхиседек выше Левия. Он это доказал замечательным образом.

В седьмой главе Послания к Евреям сказано, что однажды, возвращаясь после поражения царей (Быт. 14), Авраам дал десятую часть из всей добычи Мелхиседеку и получил от него благословение. И то, что Авраам это сделал, служит доказательством того, что Левий ниже Мелхиседека. Почему? Потому что тот факт, что Авраам дал десятину Мелхиседеку, означает, что и Исаак "в Аврааме" принял участие в приношении, а также и Иаков "в Аврааме" дал десятину Мелхиседеку, и это означает, что и Левий в свою очередь "в Аврааме" также принял участие в приношении. Само собой разумеется, что меньший чтит высшего своим приношением. "Без всякого же прекословил меньший благословляется большим" (Евр. 7: 7). Этим показано, что Левий занимает положение ниже Мелхиседека: и поэтому священство Аарона - ниже священства Господа Иисуса. Во время битвы царей Левий еще не был рожден, а между тем он уже был "в чреслах отца" своего, Авраама, "и так сказать, сам Левий принимающий десятины, в лице Авраама дал десятину: ибо он был еще в чреслах отца, когда Мелхиседек встретил его" (Евр. 7: 9-10).

Так вот, это и есть точное значение выражения "во Христе". Авраам является главой всей семьи верующих и в себе самом включает всю семью. Когда он дал десятину Мелхиседеку, то все его потомство "в нем" участвовало в этом. Хотя каждый из них по отдельности этого не сделал, но они уже были "в Аврааме" и "в нем" участвовали в приношении. Следовательно, когда он давал десятину, Авраам представлял все потомство.

Это нам открывает новую перспективу. В Адаме все было потеряно. Непослушанием одного человека мы все сделались грешниками. Через него грех вошел в мир, и грехом смерть. С этого дня во всем роду грех воцарился и привел к смерти. Но теперь появился луч света. Через послушание Другого мы можем стать праведными. "Дабы как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась через праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим" (Рим. 5: 21). Наше отчаяние - в Адаме; наша надежда - во Христе.

Божий способ освобождения

Бог, несомненно, желает, чтобы это изучение Его Слова привело нас к подлинному освобождению от греха. Апостол Павел очень ясно указывает на это, когда он, начиная 6-ую главу своего послания, задает нам такой вопрос: " Что же скажем? Оставаться ли нам в грехе?" Апостол всем своим существом восстает против такого предположения: "Никак!" говорит он. Как святой Бог может быть удовлетворенным, имея детей нечистых и скованных грехом? Так, как же нам жить в грехе?" (Рим. 6:1-2). Бог, несомненно, снабдил нас мощным и действенным средством для нашего освобождения от власти греха.

Наша задача заключается в том, что мы родились грешниками. Как же нам выйти из этой греховной наследственности? Так как мы родились в Адаме, то каким образом мы можем выйти из Адама? Позвольте мне тотчас сказать вам, что Кровь не может нас вывести из Адама. Остается только один способ. Так как мы вошли в потомство Адама через рождение, то выйти из него мы не можем иначе, как только через смерть. Чтобы положить конец нашей греховной природе, надо положить конец этой жизни, полученной от Адама. Рабство греху пришло через рождение. Освобождение от греха приходит через смерть - и именно этот способ освобождения усмотрел для нас Бог. Смерть - способ нашего освобождения. "Мы умерли для греха" (Рим. 6: 2).

Но как мы можем умереть? Вероятно, многие из нас делали усилия, чтобы избавиться от греха в нашей жизни, но мы нашли его глубоко укоренившимся. Какой же выход? Мы не можем никакими своими усилиями умертвить нашу ветхую природу, но мы должны признать, что Бог "во Христе" разрешил нашу задачу. Это вкратце изложено в следующем заявлении апостола: "Все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились" (Рим. 6: 3).

Но если Бог усмотрел нашу смерть "во Христе Иисусе", то нам надо быть в Нем, чтобы это стало действенным, и это нам кажется такой же трудной задачей. Как нам "войти" во Христа? Бог и в этом приходит нам на помощь. В сущности, мы сами не имеем никакой возможности "войти", но самое главное нам и не надо стараться войти, так как мы во Христе. То, что мы не могли выполнить сами. Бог выполнил для нас. Это Он нас вложил во Христа. Я хочу вам напомнить 1 Послание к Коринфянам 1, 30. Я думаю, что это один из самых драгоценных стихов Нового Завета: "вы во Христе". Каким образом? "От Него" (от Бога) и вы во Христе". Слава и благодарение Богу! Нам ничего не надо предпринимать, чтобы войти во Христа. Бог все выполнил Сам. "От Него и вы во Христе Иисусе". Мы в Нем! Нам не надо стараться "войти". Это Божие дело, и Он его уже совершил.

Теперь, если это так, то многое вытекает из этой истины. Из прообраза, взятого нами из Послания к Евреям, мы видели, что "в Аврааме" весь Израиль - следовательно, и Левий, который еще не родился, - уплатил десятину Мелхиседеку. Потомки Авраама не давали десятину по отдельности, в индивидуальном порядке, но они все были в Аврааме, когда он дал десятину и, таким образом, они все приняли участие в его приношении. В этом мы имеем истинный прообраз, дающий нам правильное представление нашего положения во Христе. Когда Господь Иисус умер на Кресте, то мы все умерли,- не каждый по отдельности, так как мы еще не были рождены - но мы умерли в Нем, потому что мы уже были в Нем. "Если Один умер за всех, то все умерли" (2 Кор. 5: 14). Когда Господь Иисус был распят, то мы все были распяты.

Проповедуя в китайских селах, нам часто приходится употреблять очень простые примеры для пояснения глубокой Божественной истины. Помню, однажды, я взял книгу и, вложив в нее лист бумаги, сказал, обращаясь к этим простым людям: "Теперь смотрите внимательно. Я беру лист бумаги - он имеет свое отдельное существование, совершенно независимое от книги - и кладу этот лист в книгу, и посылаю книгу в Шанхай. Я не посылаю лист бумаги, но этот лист находится в книге. Что же случится с этим листом? Может ли эта книга прийти в Шанхай, а лист остаться здесь? Может ли этот лист не разделить участь книги? Нет!

Куда попадет книга, туда же попадет и лист бумаги. Если я уроню книгу в реку, то и лист бумаги упадет тоже, и если я быстро вытащу книгу, то я спасу также и лист бумаги. Что случится с книгой, то же самое случится и с листом бумаги, так как он находится в книге.

"От Него и вы во Христе Иисусе". Всевышний Бог Сам вложил нас во Христа и то, что Он сделал Христу, то Он сделал и всему роду человеческому. Наша судьба связана с Его судьбой. Что произошло с Иисусом Христом, то произошло и с нами, так как быть "во Христе" - это быть слитым в одно с Ним, и в Его смерти, и в Его воскресении. Он был распят. Но что же произошло с нами? Должны ли мы просить Бога, чтобы Он нас распял? Никак! Когда Христос был распят, то мы также были распяты. Его распятие уже было совершено в прошлом, следовательно, наше распятие не может быть в будущем. Я бросаю вам вызов найти хотя бы один текст в Новом Завете, в котором бы было сказано, что наше распятие произойдет в будущем. Во всех ссылках употреблен греческий аорист, указывающий на прошедшее время, имеющий значение "раз и навсегда" - раз, и навсегда прошедшее время. Посмотрите: Рим. 6: 6; Гал. 2: 19-20 и 5: 24, и 6, 14. И так же как никто не может распять самого себя, так как это физически невозможно, - в таком случае он должен бы был покончить жизнь самоубийством - так же и в духовном отношении. Бог не требует от нас, чтобы мы сами себя распяли. Мы были распяты, когда Христос был распят, так как Бог нас вложил в Него. И то, что мы умерли во Христе, не является просто теоретическим положением - это на веки совершившийся факт.

Чем является и что объемлет Его смерть и Его Воскресение

Когда Господь Иисус умер на Кресте, то Он пролил Свою Кровь. Он отдал Свою святую жизнь, чтобы искупить наши грехи и удовлетворить Божие правосудие и Божию святость. Это было исключительным правом Сына Божия. Никакой человек не мог принять участие в этом. В Писании нигде не сказано, что мы пролили нашу кровь вместе со Христом. Он был Один перед Богом, совершая Свою искупительную жертву. Никто другой не мог участвовать в этом. Но Господь не умер только, чтобы пролить Свою Кровь: Он умер и для того, чтобы и мы могли умереть в Нем. Он умер как наш Представитель. В Своей смерти Он объял нас, и вас и меня.

Мы часто употребляем эти два выражения "оправдание" и "отождествление", чтобы выразить эти два аспекта смерти Христа. Большею, частью употребление слова "отождествление" правильно. Но оно скорее означает, что отождествление происходит от нас: что это я стараюсь отождествлять себя со Христом. Я считаю это выражение правильным, но оно должно быть употреблено позднее. Нам надо начать с того, что Господь охватил меня в Своей смерти. Это смерть Христа объяла меня и дает мне возможность отождествления; это не я сам отождествляю себя, чтобы войти. Важно то, что Бог вложил меня во Христа. Бог выполнил это. Поэтому эти два слова из Нового Завета - "во Христе" - всегда так дороги моему сердцу.

Смерть Господа Иисуса объяла нас. Воскресение Господа Иисуса объемлет нас также. Мы уже рассмотрели 1 Кор. 1: 30, чтобы установить, что мы "во Христе Иисусе". Теперь мы пойдем дальше, и в конце этого же послания мы увидим более глубокое значение выражения "во Христе". В 1 Послании к Кор. 15: 45 и 47 употреблены два замечательных названия, обозначающих Господа Иисуса. Он назван "последний Адам", и также "второй человек". Писание не говорит о Нем, как о втором Адаме, а как о "последнем Адаме". Писание также не говорит о Нем, как о последнем человеке, а как о "втором человеке". Это различение надо подчеркнуть, потому что оно содержит в себе очень ценную истину.

В качестве последнего Адама Христос представляет Собою все человечество, а в качестве второго человека Он является Главой новой расы. Следовательно, мы видим здесь двойное соединение со Христом - первое связано с Его смертью, а второе с Его воскресением. Во-первых, Его соединение с человеческим родом, в качестве "последнего Адама", началось в Вифлееме и окончилось на Кресте и в могиле. В этом соединении Он охватил в Самом Себе все, что было в Адаме, чтобы все пронести через суд и смерть. Во-вторых, наше соединение с Ним, в качестве "второго человека", началось при Его воскресении и кончается в вечности, - это значит, что оно никогда не окончится - потому что, устранив Своею смертию первого человека, который не оправдал Божиего намерения, Он воскрес как Глава, как Начальник нового человеческого рода, в котором Божие намерение будет полностью осуществлено.

Итак, когда Господь Иисус был распят на Кресте. Он был распят, как последний Адам. Все, что было в первом Адаме, было собрано в Нем и устранено Его смертию. И мы также были включены в это число. В качестве последнего Адама Он уничтожил ветхое творение. В качестве второго человека Он вводит новое творение. И в Своем воскресении Он выступает, как второй Человек, и в это мы тоже включены, "ибо, если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения" (Рим. 6: 5). Мы умерли в Нем, в последнем Адаме; и мы живем в Нем, во втором Человеке. Итак, Крест - это сила Божия, которая перевела нас из Адама во Христа.

Глава 3. Путь восхождения: знать

Наша ветхая жизнь кончается на Кресте; наша новая жизнь начинается по воскресении. "Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое" (2 Кор. 5: 17). Крест полагает конец первому творению, и из смерти восстает новое творение во Христе, втором Человеке. Если мы - "в Адаме", то все то, что в Адаме, неизбежно передалось нам. Его природа стала нашей поневоле, и нам ничего не надо делать, чтобы ее иметь. Нам не надо предпринимать решение, чтобы разгневаться или сделать какой-нибудь другой грех; это происходит непосредственно и вопреки нашей воли. И таким же образом, если мы во Христе, то все то, что во Христе, становится нашим по благодати, без всякого усилия с нашей стороны, на основании простой веры.

Но сказать, что все то, в чем мы нуждаемся, является нашим во Христе только по благодати, хотя это и истинно может показаться лишенным практического смысла. Как нам применить это на практике? Как это может стать реальным в нашей жизни?

Исследуя 6-ую, 7-ую и 8-ую главу к Римлянам, мы увидим, что есть четыре необходимых условия для нормальной жизни христианина. Это: 1) знать, 2) считать себя как ... 3) предоставить себя Богу и 4) ходить по Духу; и в таком порядке они и изложены. Если мы хотим жить нормальной жизнью христианина, то нам нужно сделать все эти четыре шага. Не один, не два и не три, а все четыре. По мере того, как мы будем изучать каждый из них, доверим себя Господу, чтобы Он просветил наш разум Своим Святым Духом, и попросим у Него помощи, чтобы сделать первый большой шаг.

Наша смерть со Христом - совершившийся факт

Перед нами теперь 6-ая глава: "Что же скажем? Оставаться ли нам в грехе, чтобы умножилась благодать? Никак! Мы умерли для греха: как же нам жить в нем? Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. Ибо, если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения, зная то, что наш ветхий человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху: ибо умерший освободился от греха. Если же мы умерли со Христом, то веруем, что и жить будем с Ним, зная, что Христос, воскресши из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха, а что живет, то живет для Бога. Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем" (Рим. 6:1-11). В этих стихах нам ясно указано, что Господь Иисус был нашим представителем, и в Своей смерти Он нас всех охватил. В Его смерти мы все умерли. Никто из нас не сможет возрастать духовно, если не поймет этого. Как мы не можем быть оправданы, если мы не увидим, что Господь взял на Себя наши грехи и умер за них на Кресте, так же мы не можем иметь освящения, если не увидим, что Он и нас самих вознес на Крест. Не только наши грехи были возложены на Него, но и мы сами были вложены в Него.

Каким образом вы получили прощение? Вы поняли, что Господь Иисус умер как ваш Заместитель. Что Он взял на Себя ваши грехи, и что Его Кровь была пролита, чтобы омыть вас от ваших грехов. И когда вы увидели, что все ваши грехи были изглажены на Кресте, то что вы сделали? Вы не сказали: "Господь Иисус, прошу Тебя, прийди умереть за мои грехи". Нет, конечно, вы этого не просили, вы просто поблагодарили Господа. Вы не умоляли Его прийти и умереть за вас, так как вы поняли, что Он уже это сделал.

И так же, то, что истинно в отношении вашего прощения, то также истинно и в отношении вашего освобождения. Это уже выполнено. Нам не нужно просить, а только благодарить и превозносить нашего Господа. Бог нас всех вложил во Христа, и когда Христос был распят, то мы тоже были распяты. Следовательно, нам не нужно больше просить: "Господи, я такое скверное существо, прошу Тебя, распни меня". Это будет не хорошо. Ведь вы не просили так о ваших грехах, почему же вы теперь будете просить так о себе самом? Вопрос наших грехов - улажен Его Кровию, а вопрос вашей природы - улажен Его Крестом. Это совершившийся факт. Все, что вам остается сделать,- это поблагодарить Господа за то, что, когда Христос умер, вы тоже умерли. Вы умерли в Нем. Воздайте Ему славу, возблагодарите Его, и живите во свете этой истины! "Я поверши они словам Его и воспели хвалу Ему" (П.с. 105:12).

Верите ли вы в смерть Христа? Конечно, вы верите. Так то же самое Писание, которое говорит, что Он умер за нас, говорит также, что и мы умерли с Ним. Прочтем еще раз: "Христос умер за нас" (Рим. 5: 8). Это первое заявление, и оно вполне ясное; а разве следующие заявления не такие же ясные? - "Ветхий наш человек распят с Ним" (Рим. 6: 6). "Мы умерли со Христом" (Рим. 6: 8).

Когда мы были распяты с Ним? Чтобы ответить на этот вопрос, может быть нам будет полезно прочесть заявление апостола Павла в другой форме: "Христос был распят с нашим ветхим человеком (то есть, в одно и то же время)". Некоторые из вас пришли сюда - вдвоем. Всю дорогу вы прошли вместе. Вы можете сказать: "Мой друг пришел вместе со мною". Но вы можете выразить это иначе: "Я пришел вместе с моим другом", и это будет так же правильно. Если бы один из вас пришел сюда три дня тому назад, а другой только сегодня, тогда вы не могли бы этого сказать. Но раз вы пришли вместе, то вы можете это выразить в той или в иной форме, это будет одинаково верно, потому что это не меняет происшедшего факта. Так же и по поводу великого исторического события с глубочайшим уважением, но с одинаковой точностью, мы можем сказать: "Я был распят, когда Христос был распят", или "Христос был распят, когда я был распят". Потому что это не два отдельных события, а одно и то же историческое событие. Мое распятие произошло вместе "с Ним". (Примечание: Выражение "со Христом" (Рим. 6: 6) имеет значение не только доктринальное, но является также и историческим событием. И конечно, только с точки зрения исторического события мы можем позволить себе такое перемещение в построении фразы.) Был ли распят Христос? И если Христос был распят, вот уже почти две тысячи лет тому назад, и я вместе с Ним, так могу ли я сказать, что мое распятие произойдет завтра? И если Его смерть была в прошлом, то может ли моя смерть быть в настоящем или в будущем? Слава Господу! Когда Он умер на Кресте, то я тоже умер вместе с Ним. Не только Он умер вместо меня, но Он и меня вознес вместе с Собою на Крест, так что, когда Он умер, я тоже умер. И если я верю, что Господь Иисус умер, то я могу верить ив мою собственную смерть с такой же достоверностью, как я верю в Его смерть.

Почему вы верите, что Господь умер? На чем основывается ваша вера? На том ли, что вы чувствуете Его смерть? Нет, вы этого никогда не чувствовали. Вы этому верите, потому что Слово Божие говорит вам об этом. Когда Господь был распят, то в тоже время были распяты и два разбойника. И в этом вы тоже не сомневаетесь, потому что Писание говорит нам об этом очень ясно.

Вы верите в смерть Господа Иисуса. И вы верите в смерть двух разбойников. Они были распяты в то же время, как и Господь, но на разных крестах, тогда как вы были распяты с Ним на одном и том же Кресте, так как вы были в Нем, когда Он умер. Как вы можете это знать? Вы можете это знать, потому что Сам Бог это сказал, и мы вполне можем положиться на Его слово. Это не зависит от ваших ощущении. Независимо от того, чувствуете ли вы, что Христос умер, или вы этого не чувствуете, но Он все же умер. И таким же образом, чувствуете ли вы, что вы умерли, или вы этого не чувствуете, однако вы умерли с такой же достоверностью. Это Божие дело. Что Христос умер - это факт; что два разбойника умерли - это факт; и что вы умерли - это такой же факт. Позвольте мне вам сказать: вы умерли! С вами покончено! Вы устранены. Это ваше "я", которое внушало вам отвращение, распято на Кресте во Христе. И "умерший освободился от греха" (Рим. 6: 7). Это благая весть для христианина.

Мы никогда не сможет осуществить наше распятие ни силой воли, ни нашими усилиями, а, только приняв верою то, что было выполнено для нас Господом Иисусом на Кресте. Нужно, чтобы наши глаза открылись на то, что было совершено на Голгофе. Может быть, некоторые из вас до своего обращения пытались достичь спасения своими силами. Вы читали Библию, вы молились, вы ходили в церковь, вы подавали милостыню. Но в тот день, когда ваши глаза открылись, и вы увидели, что спасение полностью уже было совершено для вас на Голгофском Кресте, тогда вы просто приняли Божие спасение и поблагодарили Бога, и мир, и радость наполнили ваше сердце. Спасение и освящение построены на одинаковом основании. Освобождение от греха мы получаем точно таким же образом, как и прощение грехов.

Потому что Божий пути, для нашего освобождения от греха, совершенно не похожи на пути человеческие. Человеческий путь состоит в том, что человек пытается уничтожить грех, стараясь его побелить; а Божий путь состоит в том, чтобы устранить грешника. Многие христиане, огорченные своим бессилием, думают, что если бы они были более сильными, то все было бы хорошо. Наша неспособность жить жизнью святости из-за нашей слабости и сознание, что от нас требуется гораздо больше, вполне естественно приводит нас к неправильному пониманию о способе освобождения от греха. Если мы обеспокоены силой греха и нашей неспособностью с ним справиться, то мы естественно приходим к заключению, что нам надо быть более сильными, чтобы одержать победу над грехом. "Если бы я был более сильным, - говорим мы, - я смог бы побороть эти вспышки гнева в себе", - и мы просим Господа, чтобы Он укрепил нас и дал нам силы сдерживать себя.

Но это заблуждение; это не является христианством. Способ, которым Бог освобождает нас от греха, не состоит в том, чтобы сделать нас все более и более сильными, а наоборот, чтобы сделать нас все более и более слабыми. Какой странный способ, чтобы привести нас к победе, скажете вы; но таков Божий путь. Бог освобождает нас от власти греха не тем, что укрепляет нашего ветхого человека, а тем, что распинает его; не тем, что помогает ему достичь чего-то, а тем, что устраняет его от всякой деятельности.

В течение многих лет вы может быть пытались без всякого успеха контролировать самих себя, может быть еще и сегодня вы стараетесь это делать; но в тот день, когда вы увидите истину, вы признаете свое полное бессилие, свою неспособность достигнуть желаемого результата, а так же и то, что Бог, устранив ваше "я", этим выполнил все. Такое откровение прекращает все наши личные человеческие усилия.

Первый шаг: "Зная то, что..."

Нормальная жизнь христианина начинается с того, что мы должны "знать". Знать ясно и определенно, а не только почерпнуть некоторое познание истины. Речь идет не об умственном знании, а нужно, чтобы глаза нашего сердца открылись на то, что мы имеем во Христе.

Как вы знаете, что ваши грехи прощены? Потому ли, что вам об этом сказал ваш пастор? Нет, вы просто знаете это. И если я вас спрошу, как вы это знаете, то вы мне ответите попросту: "Я это знаю". И это знание дано нам через Божие откровение. Через откровение, которое исходит от Самого Господа. Конечно, о прощении грехов вы найдете написанным в Библии, но чтобы Слово, писанное Богом, стало для вас живым Словом Божиим, надо чтобы Бог "дал вам Духа премудрости и откровения к познанию Его" (Еф. 1: 17). Все, что вам было нужно, - это знать Христа таким образом. И это всегда происходит таким образом. При всяком новом и более глубоком познании Христа, всегда наступает такой момент, когда мы принимаем эту истину сердцем, то мы и "видим" ее глазами веры. Озаренные внутренним светом, вы полностью убеждаетесь в истинности открытого вам. То, что истинно в отношении прощения ваших грехов, является такой же истиной и в отношении вашего освобождения от греха. Когда свет Божий озарит ваше сердце, вы увидите себя самого во Христе. Не потому что кто-то вам об этом сказал, не просто, потому что вы это прочли в 6-ой главе к Римлянам. Это гораздо больше чем только это. Вы это знаете, потому что Бог открыл вам это Своим Духом. Вы можете этого не ощущать, вы можете этого не понимать, но вы это знаете, потому что вы это "увидели". И если вы увидели самого себя во Христе, то ничто не сможет поколебать вашей уверенности в эту благословенную действительность.

Если вы попросите нескольких верующих, вступивших в нормальную жизнь христиан, рассказать о переживаниях, которые их привели к этому, то одни вам расскажут о своих особых переживаниях, а другие об иных. Каждый опишет особый путь и укажет место из Писания, чтобы подчеркнуть свое личное переживание. Но то, что верующие вступили в более глубокую христианскую жизнь разными путями, не означает, что мы должны считать их переживания, которые они подчеркивают, как не совместимые один с другим, но скорее как дополняющие один другого. Одно лишь достоверно, что всякое истинное переживание, ценное в Божьих глазах, должно возникнуть через новое откровение о значении Личности и творчества Господа Иисуса. Это окончательное и верное основание.

"Зная то, что наш ветхий человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам уже не быть рабами греху" (Рим. 6: 6). В этом отрывке апостол все ставит в зависимость от такого откровения.

Божие откровение - главная основа знания

Так что первый шаг, который нам надо сделать, это - просить у Бога знание, данное через откровение, то есть, чтобы Он просветил очи сердца нашего на совершенное творчество Господа Иисуса Христа на Кресте.

Когда Гудсон Тейлор, основатель миссионерской организации в Китае, познал нормальную жизнь христианина, то он пришел к этому следующим образом. Вы помните, как он говорил о давно мучившем его вопросе, - как жить "во Христе", как черпать силу из Лозы, чтобы эта сила жила в нем. Потому что он знал, что он должен иметь в себе жизнь Христа и что эта жизнь должна проявляться в нем. Он чувствовал, что не имеет в себе этой жизни, но он сознавал необходимость быть во Христе. "Я знаю, - писал он своей сестре в 1869 году из Синкиана, - что если бы я мог пребывать во Христе, то все было бы хорошо, но я не могу".

И чем больше он старался, тем больше он удалялся от своей цели, до того дня, когда свет Божий озарил его откровением, и он "увидел".

"Я думаю, что секрет не в том, как мне тянуть силу из Лозы, а помнить, что Господь Иисус - Лоза, корень, пень, побег, ветвь, листья, цветы, плоды - поистине все".

Дальше он приводит слова своего друга, который помог ему: "Мне не надо делать из себя ветвь. Господь Иисус сказал, что я - ветвь. Я - часть Его Самого, я только должен верить и поступать соответственно этому.

Я давно уже видел это в Библии, но теперь я поверил, и это стало для меня живой действительностью".

То, что всегда было истиной, внезапно стало как-то по-новому ясно для него, и он еще писал своей сестре: "Не знаю, насколько я сумею передать мои переживания, так как нет ничего нового, ни удивительного, ни чудесного, и все-таки все - ново! Одним словом, "я был слеп, а теперь вижу". Я умер и погребен со Христом - да, а также и воскрес и посажен на небесах... Бог считает меня таким и требует, чтобы и я тоже считал себя таким. Он лучше знает... О! какое счастье знать эту истину. Молю Господа, чтобы Он просветил ваши глаза и чтобы вы уразумели и вкусили от богатства, данного нам во Христе". (Примечание: Эти выдержки взяты из "Гудсон Тейлор и внутренняя миссия в Китае", 12-ая глава "Новая жизнь". Надо прочесть всю главу.)

О! великая вещь видеть, что вы во Христе! Вообразите, как покажется странно стараться войти в комнату, в которой вы уже находитесь! Подумайте, как будет нелепо просить, чтобы вас ввели туда; когда вы уже там! Если мы признаем, что мы находимся внутри, то мы не будем делать никаких усилий, чтобы войти. Если бы мы имели более глубокое откровение, то наши молитвы были бы скорее славословием, чем просьбами. Мы просим о многом для себя, потому что мы слепы в отношении того, что совершил для нас Бог.

Я помню разговор, который у меня был в Шанхае с одним верующим братом, сильно озабоченным своим духовным состоянием. Он сказал мне: "Есть столько христиан, которые живут прекрасной и святой жизнью, а я стыжусь самого себя. Я ношу имя христианина, а между тем, когда я сравниваю себя с другими, то чувствую, что я не то, чем я должен быть. Я хотел бы знать эту жизнь распятия, эту жизнь воскресения, но я этого не знаю и не вижу, как можно достигнуть этого". Со мною был еще один брат, и мы вдвоем в течение почти двух часов старались пояснить ему, что он ничего не может иметь вне Христа, но все было напрасно. Наш друг сказал: "Самое лучшее, что может сделать человек - это молиться". - "Но если Бог вам уже все дал, то что же вы еще будете просить у Него", - говорили ему мы. - "Но Он мне не все дал, - ответил он, - раз я продолжаю гневаться и делать другие грехи. Поэтому я должен еще больше молиться". На это мы ему сказали: "Но получаете ли вы то, о чем вы просите?" - "К сожалению, я должен признаться, что я не получаю", - ответил он. Мы старались ему объяснить, что так же, как он ничего не сделал для своего оправдания, так и для своего освящения ему ничего не надо делать.

В это время подошел еще один брат, который часто был орудием в руках Божиих. На столе стояла бутылка-термос. Подошедший брат взял бутылку и спросил: "Что это?" - "Бутылка-термос". - "Теперь предположим, что эта бутылка может молиться и начнет просить: "Господи, я так хочу быть бутылка-термос, я Тебя очень прошу, сделай меня, пожалуйста, бутылкой - термос". - То что бы вы сказали на это?" -"Я не думаю, что даже бутылка может быть такой глупой, - ответил наш друг, - это же бессмыслица просить об этом, ведь она уже является бутылкой-термос!" -"Но ведь это как раз то, что вы делаете, - сказал ему подошедший брат. - Бог в прошлом уже вас вложил во Христа. Когда Он умер, вы тоже умерли. Когда Он воскрес, вы тоже воскресли. Следовательно, вы не можете говорить сегодня: "Я хочу умереть, хочу быть распятьм, хочу иметь жизнь воскресения". Господь смотрит на вас и говорит вам: "Ты умер, ты имеешь новую жизнь". Так что ваша молитва так же бессмысленна, как этой бутылки-термос. Вам не надо просить Господа сделать что-нибудь для вас; вам нужно, чтобы ваши глаза открылись, чтобы видеть, что Он уже все выполнил для вас".

И это самое главное. Нам не надо делать никаких усилий, чтобы умереть, нам не надо ожидать смерти, мы уже умерли. Нам надо только признать то, что Господь уже совершил для нас, и воздать Ему славу за это. Свет озарил этого человека, и со слезами на глазах он сказал: "Господи, я благодарю Тебя за то, что Ты вложил меня во Христа. Так что все то, что принадлежит Ему, является также и моим". Истина была открыта ему, и он верою ее принял. И если бы вы его встретили через некоторое время, вы увидели бы перемену происшедшую в нем!

Крест достигает до самого корня нашей проблемы

Позвольте мне еще раз напомнить вам сущность творчества выполненного Господом на Кресте. Я чувствую, что нельзя слишком настаивать на этом, так как надо, чтобы мы это "увидели".

Предположим, например, что правительство вашей страны захочет радикально бороться с алкоголизмом и решит установить "сухой режим", то каким образом это решение может быть выполнено? Если мы по всей стране будем разыскивать во всех магазинах и всех местах розничной продажи все бутылки со спиртом, вином, ликерами или пивом, чтобы их взять и разбить, то разрешит ли это нашу задачу? Конечно, нет. Мы можем уничтожить до последней капли спирта, находящегося в стране, но за этими бутылками спиртных напитков есть винокуренные и спиртовые заводы, которые их производят, и пивные погреба, которые их поставляют; и если мы займемся бутылками и не будем интересоваться источником производства, то изготовление бутылок будет продолжаться, и наша задача не будет решена в корне. Чтобы покончить раз и навсегда с проблемой алкоголизма, нужно закрыть все места производства - все пивоваренные и винокуренные заводы должны быть закрыты по всей стране.

Мы являемся этим "заводом", и наши поступки - продукт производства. Кровь Господа Иисуса решила вопрос нашего производства, то есть наших грехов. Так что вопрос того, что мы сделали, этим улажен, но разве Бог может остановиться на этом? А как же быть с тем, чем являемся мы сами? Ведь это мы производим грехи. Наши грехи были омыты, но как же быть с нами? Думаете ли вы, что Господь, очистив нас от всех наших грехов, оставит нас самих справляться с этим "заводом", которым являемся мы и который производит грехи? Думаете ли вы, что Бог, уничтожив производство, оставит на нашу ответственность источник производства?

Задать этот вопрос - это то же, что и ответить на него. Бог не совершил только половину дела, оставив вторую половину недовершенной. Нет, Бог уничтожил "производство", а также Он истребил и источник, откуда вытекало это "производство".

Творчество, выполненное Господом Иисусом, поистине достигло до самого корня нашей проблемы и решило ее. У Бога нет полумер. "3ная то", говорит апостол Павел, "что ветхий наш человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху" (Рим. 6: 6). "Знал это"! Да, но знаете ли вы это? Или "неужели не знаете? (Рим. 6: 3). Да откроет Господь, по великой милости Своей, наши глаза.

Глава 4. Путь восхождения: "считайте себя"

Мы приходим к теме, по поводу которой среди детей Божиих была некоторая неясность в понимании. Речь идет о том, что следует за знанием. Прежде всего, мы внимательно рассмотрим каждое слово 6-го стиха; "Зная то, что ветхий наш человек распят с Ним" (Рим. 6: 6). Время этого глагола чрезвычайно ценно для нас, так как оно указывает нам на окончательно прошедшее действие. Полностью законченное, выполненное раз и навсегда действие, которое уже было совершено и никогда не может быть аннулировано. Наш ветхий человек был распят раз и навсегда, и не распятым он никогда уже не может быть. Вот это нам нужно знать.

Затем, когда мы это знаем, что же должно последовать? Прочтем снова это место. Следующий шаг нам указан в 11-ом стихе: "Так и вы почитайте себя мертвыми для греха". Ясно, что это является естественным следствием уже сказанного нам в 6-ом стихе. Прочтем их вместе: "Зная то, что наш ветхий человек был распят... (следовательно) и вы считайте себя мертвыми". Это естественное следствие. Если мы знаем, что наш ветхий человек был распят со Христом, то следующий шаг - это считать нашего ветхого человека мертвым.

К сожалению, излагая истину нашего соединения со Христом, очень часто ставилось ударение на втором пункте, - считать себя мертвыми - как если бы это была исходная точка, тогда как это ударение должно быть поставлено на первом, на основном факте, то есть на знании того, что мы мертвые. Слово Божие ясно указывает, что сперва надо "знать", и, исходя из этого "считать себя". "Зная то... считайте себя". То, что мы считаем себя... должно быть основано на открытом нам Богом факте, иначе наша вера не будет иметь твердого основания, на которое она сможет опереться. Когда мы знаем, тогда, естественно, мы считаем себя...

Так что, касаясь этого, не надо слишком настойчиво подчеркивать "считайте себя...". У нас есть склонность пытаться считать себя... без знания. Если этот факт не будет сначала открыт нам Духом Святым, а между тем, мы будем пытаться считать себя, то это лишь повлечет за собой всякого рода затруднения. Когда наступит искушение, тогда начнутся лихорадочные попытки убедить себя: "Я мертвый, я мертвый, я мертвый!" - но такое усилие приведет лишь к раздражению. Тогда скажут: "Это ни к чему не приводит. Этот стих (Рим. 6, 11) не осуществим в жизни". Да, мы должны признаться, что 11-ый стих не осуществим в жизни без 6-го стиха. И если мы не будем сначала знать о нашей смерти со Христом, как о совершившемся факте, то мы придем к выводу, что, чем больше мы стараемся считать себя мертвыми, тем сильнее будет борьба и тем вернее будет поражение.

После моего обращения в течение многих лет меня учили признать себя мертвым со Христом. Я пытался это сделать с 1920 года и до 1927 года. И чем больше я старался считать себя мертвым для греха, тем было очевиднее, что я жив. Я не мог так просто считать себя мертвым, и я не мог сам произвести эту смерть. Когда я искал помощи у других, мне советовали читать Рим. 6, 11, и чем больше я этот стих читал, стараясь его применить к самому себе, тем больше казалось, что эта смерть удалялась от меня. Все мои попытки ни к чему не привели. Я хотел быть послушным этому повелению и считать себя мертвым, и я никак не мог понять, почему это меня ни к чему не приводило. Я должен признаться, что в течение многих месяцев меня это очень тревожило. Я говорил Господу: "Если я не могу этого ясно понять, если я не могу постичь эту основную, такую важную истину, то я больше ничего не буду делать. Я не буду больше проповедывать; я не могу больше служить Тебе; я должен прежде выяснить этот вопрос". И в течение многих месяцев я искал ответ на мучивший меня вопрос; иногда я постился, но ничего не мог выяснить.

И вот однажды утром - поистине это было утро, которое я никогда не забуду - я сидел за столом наверху у себя в комнате, читал Божие Слово и молился. Я сказал: "Господи, открой мои глаза". И в тот же миг я увидел. Я увидел мое соединение со Христом; увидел, что я был в Нем, и что, когда Он умер, я тоже умер. Я увидел, что вопрос моей смерти это дело прошлого, а не будущего; и что я умер с такой же достоверностью, как и Он, так как я был в Нем в момент Его смерти. Наконец свет был пролит, и я все это понял. Это великое открытие исполнило меня такой радостью, что я вскочил со стула и воскликнул: "Слава Господу, я умер!" Сбежав по лестнице вниз, я встретил одного брата, работавшего на кухне. Схватив его за руки, я сказал: "Брат, знаешь ли ты, что я умер?" Я должен сознаться, что он был очень удивлен. "Что вы хотите этим сказать?" - спросил он. Тогда я ему пояснил: "Разве ты не знаешь, что Христос умер? Разве ты не знаешь, что я умер вместе с Ним? Разве ты не знаешь, что моя смерть так же достоверна, как и Его смерть?" О! для меня это было так реально! Мне хотелось бежать по улицам Шанхая и всех оповестить о сделанном мною открытии. С этого дня я никогда не сомневался, ни на одно мгновение, в бесповоротном значении этих слов: "Я был распят со Христом" (в русском переводе: "Я сораспялся Христу" (Гал. 2: 19)).

Я не хочу сказать, что мы не должны осуществлять это в нашей жизни. Безусловно, есть применение этой смерти, и мы будем это рассматривать немного погодя, но сейчас, прежде всего, мы имеем здесь основание. Я был распят; и это уже совершено.

Что же приводит нас к тому, что мы считаем себя мертвыми? Чтобы выразить это одним словом, это - откровение. Нам нужно откровение от Самого Бога. "Не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах" (Мат. 16: 17). "Молюсь, чтобы Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец славы, дал вам Духа премудрости и откровения к познанию Его, и просветил очи сердца вашего, дабы вы познали, в чем состоит надежда призвания Его, и какое богатство славного наследия Его для святых" (Еф. 1: 17-18). Необходимо, чтобы наши глаза открылись на реальность нашего соединения со Христом; это гораздо больше, чем знать все это только как учение. В откровении нет ничего неясного, ни неопределенного. Большинство из нас могут вспомнить день, когда мы ясно увидели, что Христос умер за нас; и у нас должен быть такой же определенный момент, когда мы увидели себя умершими со Христом. Это не должно быть чем-то туманным, а наоборот очень ясным и определенным, так как, только опираясь на это основание, мы можем продвигаться вперед. Я не стал мертвым оттого, что я считаю себя таким. Но потому что я уже мертвый, - потому что я увидел, что Бог распял меня во Христе - поэтому я считаю себя мертвым. Это правильное основание для того, чтобы считать себя. Речь идет не о том, чтобы мы, считая себя, достигли этим смерти, а считали себя мертвыми, потому что это уже выполнено.

Второй шаг: "Так и вы считайте себя..."

Что означает это выражение "считайте себя"? "Считать" по-гречески означает принимать в расчет, вести счет. Вести счет это единственное в этом мире, что мы, люди, умеем делать с точностью. Художник рисует пейзаж. Может ли он это сделать с совершенной точностью? Историк может ли гарантировать абсолютную точность данных им сведений; или географ точную верность карты? Самое большее, что они могут сделать, это приблизиться как можно ближе к действительности. Даже в обыденном разговоре, когда мы пытаемся рассказать какое-нибудь происшествие с самыми лучшими намерениями честности и правдивости, мы не способны передать все с совершенной точностью. Рассказывая происшедшее, так легко преувеличить или преуменьшить, сказать одно слово лишнее или не договорить. Что может сделать человек, что заслуживало бы абсолютного доверия? Арифметика! В арифметике не может быть заблуждения. Один стул + один стул = два стула. Это правильно и в Лондоне, и в Кейптауне. Если вы поедете на запад в Нью-Йорк или на восток в Сингапур, то это будет повсюду одинаково верно. Во всем мире и во все времена 1+1=2. Один плюс один составляют два, в небесах, на земле и в аду.

Почему Бог говорит нам считать себя мертвыми? Потому что мы мертвые. Продолжим взятый нами пример: вести счет. Предположим, что у меня в кармане 8 рублей, что же я впишу в мою счетную книгу? Могу ли я вписать в нее 7 рублей или 9 рублей? Нет, я должен вписать в мою счетную книгу ту сумму, которая действительно находится у меня в кармане. Вести счет - это признать то, что есть в действительности; счет не допускает фантазии. Так что если Бог говорит мне считать себя мертвым, то это потому, что я действительно мертвый. Бог не мог бы сказать мне считать себя мертвым, если бы я был живым. В таком случае, Бог не мог бы употребить слово "считайте", Он должен бы был сказать нам: "предполагайте" или "воображайте".

Считать себя - не означает воображать себя или мнить себя. Это не означает, что, если у меня, например, только 6 рублей в кармане, а я буду надеяться, что, вписав неправильно 7 рублей в мою счетную книгу, я этим мог бы прибавить один рубль в моем бюджете. Конечно, нет! Если у меня только 6 рублей, а я буду стараться убедить себя, повторяя все время: "у меня 7 рублей, у меня 7 рублей, у меня 7 рублей", то думаете ли вы, что умственное усилие сможет повлиять на находящуюся у меня в кармане сумму? Никогда в жизни! Никакое самовнушение не может превратить 6 рублей в 7 рублей, и никогда не сделает ложное истинным. Ну, а если это, правда, что у меня 7 рублей в кармане, то я могу смело, с полной уверенностью вписать 7 рублей в мою счетную книгу. Бог говорит нам считать себя мертвыми не для того, чтобы мы, делая это, умерли, а потому что мы действительно мертвые. Бог никогда не требовал, чтобы мы признали то, что не является истиной.

Мы сказали, что такое откровение естественно приводит нас к тому, что мы считаем себя мертвыми; но мы не должны упускать из виду, что нам также дано и повеление: "Считайте себя..." Это окончательная и бесповоротная позиция, которую мы должны занять. Бог требует от нас учесть все это и записать: "я умер", и остаться в таком положении. Почему? Потому что это совершившийся факт. Когда Господь Иисус был на Кресте, я был в Нем. Я считаю это истиною, и поэтому я признаю себя умершим в Нем. Апостол Павел говорит: " Считайте себя мертвыми для греха, и живыми для Бога". Как? "Во Христе Иисусе". Но будем помнить всегда, что это истинно только во Христе. Если вы будете смотреть на себя, то вы будете думать, что вы отнюдь не мертвые; но это вопрос веры. Вы мертвые не в самих себе, а в Господе Иисусе. Вы взираете на Господа, вы знаете, все, что Он совершил. "Господи, я верю и считаю, это совершившимся в Тебе". И всегда, каждую секунду, останемся в этом положении веры.

Верой "считайте себя..."

В первых главах и до 5-го стиха 5-ой главы Послания к Римлянам говорится о вере, о вере, о вере. Мы оправдываемся верою во Христа (Рим. 3: 28 и 5: 1). Оправдание, прощение наших грехов и мир с Богом - все это наше по вере, а без веры в совершенную жертву Иисуса Христа никто ничего не может иметь. Но в последующих главах мы не встречаем больше этого повторяющегося упоминания о вере, и может показаться на первый взгляд, что ударение перенесено на другое. Однако это не так, потому что вместо слов "вера" и "веровать" на их месте стоит "считайте себя". Так что "считайте себя" и "верить" фактически имеют одно и то же значение.

Что такое вера? Вера - это принятие совершенного Богом факта. Так что основание веры всегда в прошлом. То, что смотрит вперед, это скорее надежда, чем вера, хотя вера часто имеет свою цель в будущем, как мы это видим в 11-ой главе Послания к Евреям. Вероятно поэтому здесь употреблено "считайте себя", так как это выражение всегда связано только с прошлым, с тем, что мы видим позади, как уже установленное, а не как ожидаемое в будущем. Евангелист Марк описывает веру так: "Всего, чего ни будете просить б молитве, верьте, что получите, - и будет вам" (Map. 11: 24). Здесь нам сказано, что если мы верим, что мы уже получили то, о чем просим (то есть во Христе, конечно), тогда "и будет вам". Верить, что мы может быть получим, верить, что мы можем получить в будущем, здесь не о такой вере говорится. Верить, что мы уже получили, вот настоящая вера. Вера в том значении, как она описана здесь, опирается на то, что уже было выполнено в прошлом. Те, которые говорят: "Бог может", или "Бог сможет", или "Бог должен", или Бог хочет" это сделать, не всегда имеют веру. Вера всегда говорит: "Бог совершил это".

Итак, когда можно сказать, что я уверовал в мое распятие? Не тогда, когда я говорю: "Бог может, или хочет, или должен меня распять", а когда я с радостью говорю: "Слава и благодарение Богу, я распят во Христе!"

В 3-ей главе к Римлянам мы видим, что Господь Иисус взял на Себя наши грехи и умер вместо нас, как наш Заместитель, для того чтобы мы получили прощение. А в 6-ой главе к Римлянам мы видим, что мы сами были включены в Его смерть, и через это Он обеспечил нам освобождение. Когда первая истина была нам открыта, мы уверовали в Него для нашего оправдания. Так что "считать себя" во второй части (Рим. 5: 12 до 8: 38) с практической целью заменяет слово "вера" первой части (Рим. 1: 1 до 5: 11), но смысл остается тот же и значение не меняется. Вступая в нормальную жизнь христианина, мы живем ею прогрессивно, верою в Божию истину: во Христа и в Его Крест.

Искушения и падения - вызов вере

Стало быть, двумя самыми великими истинами для нас является то, что наши грехи изглажены драгоценною Кровию Христа, и мы сами устранены Его Крестом. Но как теперь быть с искушениями? Как мы должны отнестись, когда - после того как нам были открыты и мы верою приняли эти две истины - мы увидим свои старые желания появляющимися вновь?

Или еще хуже, если мы опять впадаем в привычный грех? Если разгневаемся или что-нибудь еще хуже? То доказывает ли это, что вся занятая нами позиция, о которой мы только что говорили, является неправильной?

Всегда будем помнить, что главная цель лукавого - это заставить нас усомниться в подлинности Божьих истин. (Вспомним: Быт. 3: 4-5.) После того как нам было открыто Духом Божиим, что мы действительно умерли со Христом, и когда мы это приняли верою, то враг приступит со своими вкрадчивыми словами: "Внутри тебя есть какие-то чувства, желания. Что это? И ты можешь назвать это смертью?" И когда это случится, то какой ответ мы ему дадим? Это будет решающим для нас моментом. Поверим ли мы осязаемым фактам из области природной, явно видимой нашими глазами, или мы поверим невидимым фактам из области духовной, которые невозможно ни осязать, ни доказать наукой?

В этом случае нам надо быть особенно бдительными. Мы должны помнить все установленные в Божием Слове истины, которые мы должны принять верою, и быть очень осторожными в отношении того, чего нет в Божием Слове, чтобы не прибавить сверх написанного. Как говорит нам Бог о том, что наше освобождение выполнено? Прежде всего нам не сказано, что греховное начало будет искоренено в нас или удалено. Если мы будем опираться на то, о чем нам не сказано в Божием Слове, то мы будем на совершенно неправильном основании и в ложном положении человека, о котором мы говорили, который, несмотря на то, что у него только б рублей в кармане, пытается записать 7 рублей в свою счетную книгу. Нет, грех не искоренен. Он всегда возле, и если ему представится случай, то он всегда восторжествует над нами и заставит нас опять грешить сознательно или бессознательно. Поэтому нам всегда будет нужно прибегать к драгоценной Крови Христа.

Но есть разница между вопросом греха и вопросом о грехах. Мы знаем, что в отношении сделанных нами грехов Бог действует непосредственным образом; посредством Крови Он изглаживает даже и воспоминание о них. Но когда дело касается закона греха и освобождения от его власти, то мы видим, что Бог действует косвенным образом: Он устраняет не грех, а грешника. Наш ветхий человек был распят со Христом; поэтому тело, которое было орудием греха, отныне вне его пользования. "Наш ветхий человек распят с Ним, чтобы упразднено было тело греховное, дабы нам не быть уже рабами греху" (Рим. 6, 6). (Примечание: Греческий глагол "катаргео", переведенный словом "упразднено" (Рим. 6: 6), не означает "уничтожен", а "вне действия". Этот глагол происходит от корня "аргос", означающего "бездеятельный", "не состоящий на службе". Это слово переведено как "стоящие праздно" в Мат. 20: 3, 6, где говорится о работниках не нанятых [не состоящих на службе].) Грех, бывший господин, по-прежнему возле, но раб, который ему служил, был умерщвлен и таким образом находится вне его посягательства, и члены раба - вне его пользования. Рука игрока - вне его употребления, язык богохульника - вне его использования, и члены раба, отныне свободные, предоставлены "Богу в орудия праведности" (Рим. 6: 13).

Итак, мы можем сказать, что "освобождение от греха" более соответствует Св. Писанию, чем "победа над грехом". Выражения "освободился от греха" и "мертвые для греха" (Рим. 6: 7 и 11) указывают на избавление от власти греха, еще очень близкой и вполне реальной, а не как от чего-то, что уже больше не существует. Грех всегда возле, но мы знаем избавление от его власти в возрастающей со дня на день степени.

И это избавление настолько реально, что апостол Иоанн мог смело писать: "Всякий, рожденный от Бога, не делает греха... он не может грешить" (1 Иоан. 3: 9). Однако это заявление, если мы его плохо понимаем, может ввести нас в заблуждение. Этим апостол не говорит нам, что грех больше не существует для нас, и что мы больше не будем грешить. Он говорит, что грех не в натуре рожденного от Бога. Жизнь Христова была введена в нас через новое рождение, и эта новая жизнь безгрешна. Но есть большая разница между природным свойством и историей какой-нибудь вещи; и есть разница между свойством новой жизни, которая в нас, и нашей собственной историей. Чтобы наглядно пояснить эту мысль (хотя взятый пример и несоответственный), мы можем сказать, что дерево "не может" погрузиться в воду, потому что это против его природного свойства, но в истории его существования это с ним может случиться, если какая-нибудь рука удержит его под водою. Случившееся с ним - это факт. Это - действительность, как и грехи в истории нашей жизни являются фактом; но природное свойство - это тоже факт, и новая природа, которую мы получили во Христе, является таким же фактом. То, что "во Христе", не может грешить; то, что в Адаме, может грешить и будет грешить всякий раз, как только сатана будет иметь возможность проявить над ним свою власть.

Следовательно, мы должны выбрать факт, на который мы хотим полагаться, и, опираясь на который, мы хотим жить: или на осязаемую действительность нашего повседневного житейского опыта, или же на факт более могущественный - что мы теперь "во Христе". Сила Его воскресения на нашей стороне, и вся сила Божия в творении нашего спасения. "Благовествование... есть сила Божия ко спасению всякому верующему" (Рим. 1: 16). В дальнейшем все будет зависеть от того поскольку Божия истина станет реальностью в нашей жизни.

"Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом" (Евр. 11, 1), "но невидимое...вечно" (2 Кор. 4:18). Мы все знаем, что этот первый стих 11-ой главы Послания к Евреям является единственным местом в Новом Завете, да и во всем Писании, которое дает нам определение веры. И очень важно, чтобы мы действительно поняли это определение. Греческий термин, переведенный в некоторых изданиях как "твердая уверенность", в других более ранних изданиях переведен как "сущность" - "сущность ожидаемого". Однако этот греческий термин содержит в себе и смысл действия, а не только состояния, не только "сущности". Сознаюсь, что я употребил годы на то, чтобы найти выражение, которое на нашем языке передало бы его правильное значение. Те издания, в которых написано: "Вера есть осуществление ожидаемого", являются лучшим переводом. Но мне кажется, что выражение, правильнее всего передающее смысл подлинника, это - "усвоение того, на что мы надеемся". Это - завладеть ожидаемым, сделать его своим, так что оно станет реальностью в нашей жизни.

Как мы "усваиваем" что-либо? Мы это делаем каждый день. Без этого мы не можем жить в этом мире. Сущность есть объект, нечто находящееся предо мною. Для того чтобы мне его усвоить или овладеть им, мне необходимо иметь власть или способность, посредством которой это нечто станет реальным для меня. Возьмем простой пример: нашими чувствами мы можем овладеть некоторыми объектами из области природы и ввести их в наше сознание. Например, зрение и слух - две мои способности, позволяющие мне усвоить мир света и звуков. Существуют цвета: красный, желтый, зеленый, синий, фиолетовыми эти цвета реальны. Но если я закрою глаза, то они перестанут быть реальными, они больше для меня не существуют. Моя зрительная способность дает мне власть овладеть этой реальностью, и благодаря этой способности желтый цвет становится желтым для меня. Это значит не только, что этот цвет существует, но я имею способность усвоить его и сделать этот цвет истинным для меня и иметь ясное представление в моем сознании. Это и есть значение слов "овладение" или "усвоение".

Если бы я был слепым, то я не мог бы различать цвета, и если бы я был глухим, то я не мог бы наслаждаться музыкой. Однако и музыка и цвета вполне реальны, и моя способность или неспособность их уловить не влияет на их реальность. Сейчас мы рассматриваем то, что хотя и невидимо, но вечно и, следовательно, вполне реально. Конечно, никакими нашими природными способностями мы не можем "усвоить" или "овладеть" тем, что относится к Божественному. Но есть способность, которая может овладеть "тем, на что мы надеемся", тем, что во Христе, это - вера. То, что является реальным, становится посредством веры реальным в моем житейском опыте. Вера делает реальным для меня то, что во Христе. Сотни, тысячи людей читают: "Ветхий наш человек был распят с Ним" (Рим. 6: 6). Для веры - это истина: для сомнения или простого умственного согласия без духовного света - это не истина.

Будем помнить, что мы говорим сейчас не о Божиих обещаниях, а о совершившихся фактах. Божий обещания нам открыты Его Духом, чтобы мы могли овладеть ими. Но факты являются фактами и останутся фактами независимо от того, верим ли мы им или не верим. Если мы не верим в совершившийся на Кресте факт, то он все же остается истиной, только для нас это не имеет никакой ценности. Сама по себе вера не созидает, но вера имеет способность "усвоить" эту истину и сделать ее реальной для нас в нашем житейском опыте.

Мы должны считать ложью диавола все то, что противоречит истине Божьего Слова, потому что - если она и не является реальным фактом для наших чувств - истина, установленная Богом, выше, и, в конечном счете, все должно будет преклониться перед нею. Однажды у меня было переживание, которое может послужить нам примером. Несколько лет тому назад я был болен. В течение шести ночей из-за сильной лихорадки я не мог уснуть. В ответ на мою молитву Бог дал мне через Св. Писание личное обещание о выздоровлении, и я ожидал, что все симптомы болезни исчезнут немедленно. Но вместо этого я по-прежнему не мог сомкнуть глаз и чувствовал себя еще более возбужденным, чем до этого. Температура все поднималась, пульс бился еще сильнее, и я ужасно страдал от головной боли. Враг поддразнивал меня: "Где же Божие обещание? Где твоя вера? Какой толк от всех твоих молитв?" Так что у меня появился соблазн снова начать просить Господа о моем исцелении, но я был остановлен стихом из Св. Писания, вставшем в моем создании: "Слово Твое есть истина" (Иоан. 17: 17). Если слово Божие есть истина, подумал я, что означают все эти симптомы? Это не что иное, как ложь! Тогда я заявил моему врагу: "Эта бессонница - ложь, эта повышенная температура - ложь, эта головная боль - ложь, и этот сильно бьющийся пульс - тоже ложь. Наряду с тем, что мне сказал Бог, все эти симптомы болезни являются ложью с твоей стороны. Для меня Слово Божие есть истина. Через пять минут я спал, а на другое утро я проснулся совершенно здоровым.

Ясно, что в таком личном вопросе, как этот, я мог ошибиться относительно того, что мне было сказано Богом, но в отношении факта, совершенного на Кресте, не может быть никакого сомнения. Мы должны верить Богу, несмотря на все самые убедительные сатанинские доводы.

Ловкий лжец лжет не только словами, но и жестами и поступками; он с одинаковой легкостью может представить фальшивый документ и как сказать ложь. Дьявол искусный лжец, и мы должны ожидать, что в своей лжи он не ограничится только одними словами, но в своих усилиях поколебать нашу веру в истинность Божьего Слова он прибегнет и к приметам, и к ощущениям, и ко всяким обманчивым переживаниям. Разумеется, мы не оспариваем реальность "плоти". В течение нашего дальнейшего изучения мы еще многое должны будем сказать по этому поводу, а сейчас речь идет о том, что может нас вывести из нашего положения во Христе, которое нам было открыто. Как только мы признаем нашу смерть со Христом как совершившийся факт, то сатана сделает все, чтобы доказать нам самым убедительным образом, очевидным на опыте в нашей повседневной жизни, что мы отнюдь не мертвые, а живые. Следовательно, нам нужно будет выбрать. Поверим ли мы сатанинской лжи или Божией истине? Будем ли мы руководствоваться кажущейся видимостью или же тем, что нам сказал Бог?

Я - Вочман Ни. Я знаю, что я являюсь В. Ни. Это факт, на который я могу опереться с полным доверием. Со мной может случиться потеря памяти, я могу забыть, что я - В. Ни, или же мне может присниться, что я являюсь кем-то другим. Но не в зависимости от моих чувств и когда я сплю, я - В. Ни, и когда я пробуждаюсь, то я все тот же В. Ни; если я это помню, я - В. Ни; и если я это забыл, то и тогда я все тот же В. Ни.

Но если бы я захотел выдать себя за кого-нибудь другого, то, конечно, это представило бы для меня большие затруднения. Если бы я захотел выдать себя за мадемуазель С., то я должен бы был все время внушать себе: "Ты мадемуазель С.; помни, что ты мадемуазель С.". И, несмотря на все мои усилия убедить себя, по всей вероятности, если я не буду начеку и кто-нибудь окликнет меня: "Месте Ни", то захваченный врасплох, я тотчас откликнусь на мое настоящее имя. Правда всегда восторжествует над вымыслом, и все мои усилия выдать себя за того, кем я не являюсь на самом деле, рухнут в такой критический момент. Но так как я действительно являюсь В. Ни, то, следовательно, считать себя Вочманом Ни не представляет для меня никаких затруднений. Это является фактом, и, что бы я ни стал делать или же не делать, ничто не может изменить этого факта.

И таким же образом, не в зависимости от того, чувствую ли я, или я не чувствую этого, но я все же умер со Христом. Как я могу быть уверенным в этом? Мы можем быть уверены в этом, потому что Христос умер, и "если один умер за всех, то все умерли" (2 Кор. 5: 14). Подтверждается ли это на опыте в моей жизни, или же мне кажется, что все опровергается, - факт моей смерти остается неизменным. И пока я опираюсь на эту истину, сатана не может преодолеть меня. Будем всегда помнить, что все его нападки направлены против нашей уверенности. Если ему удастся заставить нас усомниться в истинности Божьего Слова, то он достиг своей цели и держит нас в своей власти; но если мы остаемся непоколебимо уверенными в установленные Богом факты, убежденные в том, что Он не может изменить ни того, что Он совершил, ни Своего Слова, то тогда, какую бы тактику ни применил сатана, мы можем себе позволить посмеяться над ним. Так же как если бы кто-нибудь попытался убедить меня, что я не являюсь Вочманом Ни, то я имел бы полное право посмеяться над ним.

"Ибо мы ходим верою, а не видением" (2 Кор. 5: 7). Вероятно, все знают приключение этих трех личностей: Факта, Веры и Опытности (из "Путешествия Пилигрима"), которые идут вместе по верхушке стены. Факт решительно идет вперед, не глядя ни влево, ни направо и не оглядываясь назад. Вера следует за ним, и все идет хорошо, покамест она не спускает глаз с Факта, но как только она начинает беспокоиться за Опытность и оглядывается, чтобы посмотреть, следует ли та за ней, то сейчас же теряет равновесие и падает вниз, увлекая за собою бедную старую Опытность.

Всякое искушение, прежде всего, заключается в том, чтобы начать смотреть на самого себя, свести наш взор с Господа и взирать на видимое. Вера всегда встречает гору, гору очевидности, разных неправильностей и ошибок, которые, как кажется, противоречат Слову Божию; гору мнимых противоречий или из области осязаемых фактов, или из области чувств и воображения - и либо вера, либо же гора должна уступить. Они не могут существовать вместе. Грустно, когда гора остается, а вера бежит. Это не должно так быть. Если для выяснения Божией истины мы станем полагаться на наши человеческие чувства, то мы обнаружим, что сатанинская ложь очень часто согласуется с тем, что мы видим и ощущаем; но если мы откажемся связать себя всеми этими кажущимися противоречиями Божиему Слову и если мы сохраним нашу позицию доверия только одному Господу, то мы увидим, что сатанинская ложь начнет рассеиваться, и постепенно возрастающее согласие наступит между Божиим Словом и нашей жизнью.

Чтобы достигнуть этого, нам нужно все сосредоточить на Господе Иисусе Христе, так как это значит, что Он становится все более и более реальным в нашей жизни. В некоторых случаях Он является в нас как истинная праведность, как истинная святость, как истинная жизнь воскресения. То, что мы видим в Нем, теперь действует в нас для того, чтобы Он проявился в данном случае. Это признак духовной зрелости. Это то, о чем говорит апостол Павел в своем Послании к Галатам: "Я снова в муках рождения, доколе не отразится в вас Христос" (Гал. 4: 19). Вера "усваивает" Божии факты; вера всегда "усваивает" вечные факты - это вечная истина.

Пребудьте в Нем

Хотя мы довольно обстоятельно говорили на эту тему, но есть еще нечто, что может помочь нам уразуметь еще яснее. В Писании сказано, что мы "поистине умерли", но нигде не говорится, что мы умерли в самих себе. Мы напрасно будем искать смерти в себе; как раз в самих себе мы ее и не найдем. Мы умерли не в самих себе, а во Христе. Мы были распяты с Ним, потому что мы были в Нем.

Мы все хорошо знаем заповедь Господа Иисуса: "Пребудьте во Мне, и Я в вас" (Иоан. 15: 4). Поразмыслим над этими словами. Прежде всего, они напоминают еще раз, что нам не надо бороться для того, чтобы войти во Христа. Не сказано, чтобы мы вошли во Христа, потому что мы уже в Нем; но нам дано повеление пребыть там, куда мы были вложены. Это Божие дело, Он Сам нас вложил во Христа, а мы, мы должны пребывать в Нем.

Затем, эти слова указывают на Божий принцип; что Бог совершил творчество во Христе, а не в нас индивидуально. Смерть и воскресение Сына Божия объемлет нас, но было выполнено помимо нас. Все, что произошло со Христом, должно стать принадлежностью христианина, и духовно мы ничего не можем иметь вне Христа. Писание говорит, что мы были распяты "со Христом", были оживотворены, воскрешены и посажены на небесах "во Христе Иисусе" (Рим. 6: 6; Еф. 2: 5-6; Кол. 2:10). Это не творчество, которое должно быть совершено в нас (хотя и это должно быть, конечно), но творчество, которое уже было выполнено в соединении со Христом.

Из Священного Писания мы видим, что духовно мы ничего не можем иметь сами по себе. И Бог, по Своей великой любви, исполнил Свое намерение, включив нас во Христа. И что Бог сделал со Христом, то Он сделал и с христианином; что Он сделал Голове, то Он сделал и всем членам. Следовательно, ошибочно думать, что мы так просто сами по себе, вне Христа, можем иметь какую-нибудь духовную жизнь. Бог не желает видеть нас приобретающими что-нибудь духовно в исключительно личном порядке, и Он ничего не сделает в этом направлении ни для вас, ни для меня. Всякое духовное приобретение христианина - уже истинно во Христе. Ведь Христос его уже совершил. То, что мы называем "нашим" духовным приобретением, не может быть ничем иным, как наше присоединение к Его приобретениям.

Было бы очень странно, если бы на одной и той же лозе одна ветвь пыталась бы произвести розовый виноград, а другая белый, а третья черный; очень было бы странно, если бы каждая ветвь пыталась бы принести плод сама по себе, без соединения с лозой; это было бы невозможно, немыслимо даже. Потому что природа каждой ветви определяется лозой, на которой она находится. А между тем, некоторые верующие стремятся достичь духовных приобретений как личных приобретений. Они думают о распятии, о воскресении, о вознесении как о чем-то, что им нужно достичь, не отдавая себе отчета, что все это связано с Личностью Христа. Нет, только когда Господь открывает наши духовные очи, чтобы мы увидели Личность, только тогда мы можем иметь истинные духовные приобретения. Всякое истинное духовное приобретение означает, что мы увидели то, что мы имеем во Христе и приняли как наше, так как мы находимся в Нем. А все то, что мы можем приобрести не таким путем, то есть вне Господа Иисуса, очень быстро улетучится. "Я открыл это во Христе; Слава и благодарение Господу! это - мое! Я этим обладаю. Господи, потому что это есть в Тебе". О! это замечательно, когда Христос является для нас основой всякого духовного приобретения!

Так что основной принцип, которым Бог руководит нами, не заключается в том, чтобы дать нам что-нибудь; не заключается в том, чтобы провести нас через такие переживания, вследствие чего мы могли бы достичь чего-нибудь, что мы могли бы назвать "наши духовные приобретения". Бог не совершает в нас творчества, которое бы позволило нам говорить: "Я умер со Христом в марте прошлого года", или: "Я воскрес из мертвых в апреле 1937 года", ни даже: "Я просил у Бога, в прошлую среду, определенное духовное переживание и получил его". Нет, Бог не дает нам таким образом. Мы не должны искать экспериментов самих по себе, потому что мы живем во время благодати. Понятие о времени не должно руководить нами в этом случае.

Но, скажут некоторые, что же означают эти кризисы, через которые проходят многие из нас? Это правда, некоторые из нас в своей жизни прошли через настоящие духовные переломы. Жорж Мюлер, например, мог говорить, преклоняясь до земли: "Был день, в который Жорж Мюлер умер". Что это значит? Нет, мы не ставим под сомнение подлинность духовных переживаний, через которые мы проходим, ни важное значение этих переломов, через которые Бог проводит нас в нашем хождении с Ним. Мы уже подчеркнули необходимость полной ясности по поводу этих духовных переломов, через которые мы проходим. Но сейчас речь идет о том, что Бог не дает нам никаких духовных приобретении индивидуально. Все, что мы приобретаем, это не что иное, как наше, вступление в то, что Бог уже совершил для нас. Это - "осуществление" в вечном времени. То, что выполнил Христос, становится нашим приобретением, и повествование о Христе становится нашей духовной историей; наша духовная история неотделима от Его истории. Все творчество, касающееся нас, совершено не в нас, а во Христе. Бог не разделяет творчество, совершаемое в отдельном человеке, от уже выполненного Им на Кресте. Даже жизнь вечная не дана нам отдельно; жизнь вечная дана нам в Сыне и "имеющий Сына (Божия) имеет жизнь" (1 Иоан. 5: 12). Бог все совершил в Своем Сыне, вложив нас в Него. Мы соединены со Христом.

Теперь, во всем этом очень важный пункт, имеющий реальную практическую ценность, - это позиция веры, которая говорит: "Бог вложил меня во Христа, поэтому все, что истинно во Христе, истинно также и во мне. Я хочу пребывать в Нем". Сатана беспрестанно пытается вывести нас из нашего положения во Христе и держать нас вне Христа. Он старается убедить нас, что мы уже вышли; и разными соблазнами, погрешностями, страданиями, испытаниями, дает нам жестоко почувствовать, что мы не во Христе; и мы начинаем просить: "Господи, введи меня во Христа". Нет! Бог повелевает нам "пребывать" во Христе. Это и есть путь освобождения. Почему? Потому что это дает возможность Богу взять в руки нашу жизнь и выполнить Свое творчество в нас. Это дает возможность действию Его Божественной силы - силы воскресения (Рим. 6: 4 и 9-10), чтобы то, что истинно во Христе, прогрессивно стало также истинно и в нашей повседневной жизни и чтобы там, где раньше "грех царствовал" (Рим. 5: 21), мы сделали радостное открытие, что действительно "нам не быть уже рабами греху" (Рим. 6: 6).

Когда мы твердо опираемся на основании того, кем является Христос, то мы видим, что все то, что истинно в Нем, становится также истинно и в нас, отражаясь в нашей жизни. Если же мы снова станем опираться на основании того, кем являемся мы сами по себе, то мы увидим, что вся наша ветхая природа будет отражаться в нашей повседневной жизни. Если мы остаемся во Христе, то мы имеем все; а если мы снова опираемся на самих себя, то мы не имеем ничего. Мы так часто ищем смерти нашему "я" не там, где надо. Смерть во Христе. Когда мы смотрим в самих себя, то мы видим себя живыми для греха, но когда мы сосредоточим наш взор на Господе, то Бог заботится о том, чтобы смерть действовала в нас для того, чтобы "новая жизнь" стала нашей жизнью, чтобы нам быть "живыми для Бога" (Рим. 6: 4 и 11).

"Пребудьте во мне, а Я в вас". Эти слова содержат в себе повеление, сопровождаемое обещанием. Это значит, что в Божием творчестве есть сторона объективная и есть сторона субъективная, которая зависит от объективной. "Я пребуду в вас" является следствием "пребудьте во Мне". Нам надо остерегаться, чтобы не слишком тревожиться о субъективной стороне (т.е. чтобы Господь пребывал в нас) и таким образом не замкнуться в самих себе. Мы должны стремиться исполнить данное нам повеление - "пребудьте во Мне" и предоставить Богу исполнить Свое обещание - "и Я (пребуду) в вас". Он верен всем Своим обещаниям.

Мы можем сравнить это с электрическим освещением. Предположим, что вы находитесь в комнате и начинает темнеть. Вам нужен свет, чтобы вы могли читать. Перед вами на столе электрическая лампа. Что вы должны сделать? Будете ли вы на нее пристально смотреть, чтобы она зажглась? Или вы возьмете тряпку и протрете лампочку? Нет, вы встанете, подойдете к месту, где находится выключатель и включите ток. Ваше внимание должно быть направлено к источнику энергии, и когда вы сделаете необходимое, тогда свет озарит комнату.

Так и в нашем хождении с Господом, все наше внимание должно быть сосредоточено на Христе. "Пребудьте во Мне, и Я (пребуду) в вас", таков Божий распорядок. Вера в совершенные Богом факты делает их подлинными в нас. Как говорит об этом апостол Павел: "Мы все... взирая на славу Господню преображаемся в тот же образ" (2 Кор. 3: 18). Этот же принцип действителен и в отношении плода нашей жизни: " Кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода" (Иоан. 15: 5). Нам не надо пытаться принести плод, ни сосредоточиваться на плоде уже принесенном. Все, что нам надо сделать, это устремить наш взор на Господа. И когда мы это делаем, то Он, будучи верен, исполнит Свое Слово в нас.

Как пребывать в Нем? "От Него и вы во Христе Иисусе" (I Кор. 1: 30). Это Божие дело вложить нас во Христа, и Он уже сделал это. Так и останемся в Нем! Не будем возвращаться на наше старое место. Никогда не будем смотреть на себя так, как если бы мы не были во Христе. Будем взирать на Христа с полной уверенностью, что мы в Нем. Пребудем в Нем. Будем покоиться на этом совершившемся факте, что Бог вложил нас в Своего Сына и будем идти вперед с полным доверием, что Он совершит Свое творчество в нас. Это Он выполнит славное обещание: "Грех не должен над вами господствовать" (Рим. 6: 14).

Глава 5. Крест совершает разделение

Царство этого мира не является Божиим царством. У Бога на сердце была всемирная система - вселенная, созданная Им и возглавляемая Христом, Его Сыном. "Ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, - все Им и для Него создано. И Он есть прежде всего, и все Им стоит" (Кол. 1: 16-17). Но сатана, действуя через человеческую плоть, установил вместо нее свою враждебную Богу систему, которую Священное Писание называет "этот мир" - система, в которую мы вовлечены и над которой сатана господствует. Он действительно стал "князь мира сего" (Иоан. 12:31 и 14:30).

Два творения

В руках сатаны первое творение стало ветхим творением, не представляющим больше никакого интереса для Бога. Божье внимание сосредоточено на втором и новом творении. Он созидает новое творение, новое царство, новый мир, в который ничего не может быть перенесено из ветхого творения, из ветхого царства, из ветхого мира. Мы рассмотрим сейчас эти два враждебных друг другу царства, и к какому из них мы теперь принадлежим.

Апостол Павел не оставляет нам никакого сомнения в том, какое из этих двух царств теперь действительно стало нашим. Он говорит, что Бог через искупление "избавил нас от власти тьмы и ввел в Царство возлюбленного Сына Своего" (Кол. 1: 12-13).

Но чтобы ввести нас в Свое новое Царство, Бог должен совершить в нас нечто новое. Он должен сделать нас новым творением. И если мы не будем созданы наново, то мы не можем принадлежать к новому Царству. "Рожденное от плоти есть плоть" (Иоан. 3: 6), и " плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления" (1 Кор. 15: 50). На каком бы уровне не было бы ее воспитание, ее культура, ее личная ценность, плоть все равно остается плотью и не может наследовать Царствия Божия. Наша пригодность для нового Царства зависит от того, к какому творению мы теперь принадлежим. Принадлежим ли мы к ветхому творению или к новому? Рождены ли мы от плоти или от Духа? Вопрос нашего происхождения является необходимым условием, чтобы принадлежать к новому Царству. Вопрос не в том -"хорошие или плохие?" - а в том: "плоть или Дух?" -"Рожденное от плоти есть плоть" и никогда ничем другим быть не может. Ничто из ветхого творения не может войти в новое.

Когда мы действительно поймем, что Бог полностью творит все новое для Самого Себя, тогда нам станет ясно, что мы не можем принести в Его новое творение никакого вклада из ветхого царства. Бог хочет нас иметь для Себя Самого, но Он не мог ввести нас в Свое новое Царство такими, какими мы были по нашей ветхой природе. Поэтому Бог начал с того, что посредством Креста Христова устранил нашего ветхого человека, и через воскресение Он обеспечил нам новую жизнь. "Итак, кто во Христе, тот новая тварь (новое творение); древнее (ветхое) прошло, теперь все новое" (2 Кор. 5: 17). И отныне, будучи новым творением, с совокупностью новых способностей, мы можем войти в новое Царство, в новый Мир.

Посредством Креста Бог положил конец всему "ветхому", полностью устранив нашего "ветхого человека", и через воскресение Бог дал нам все необходимое для жизни в этом новом мире. "Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни" (Рим. 6: 4).

Крест является отрицательной стороной для вселенной, ибо Крестом Бог перечеркнул все то, что не исходило от Него; а воскресение является положительной стороной, потому что через воскресение Бог оживотворил всех тех, кого Он хочет иметь в новом мире. Так что воскресение стоит у входа в новое творение. Великое благословение видеть, что Крест положил конец всему, что относится к первому строю, и что воскресение вводит все то, что присуще второму. Все, что берет начало до воскресения, должно быть вычеркнуто. Бог положил воскресение - новым началом.

Мы стоим сейчас перед двумя мирами: ветхим и новым. Над ветхим миром сатана имеет неограниченную власть. Вы можете быть порядочным человеком ветхого творения, но поскольку вы находитесь в нем, вы приговорены к смерти, так как ничто из ветхого творения не может перейти в новое. Посредством Креста Бог заявляет, что все, принадлежащее к ветхому творению, должно умереть. Ничто из того, что исходит от первого Адама, не может перейти по ту сторону Креста; все кончается на нем. Чем раньше мы это поймем, тем лучше, потому что посредством Креста Бог открыл нам путь избавления от этого ветхого творения. Bce, что произошло от первого Адама, Бог объединил в Лице Своего Сына и распял Его. И таким образом все, что произошло от Адама, было устранено во Христе. Этим, так сказать. Бог оповестил всю вселенную: "Посредством Креста Я устранил все, что не исходило от Меня; вы все, принадлежащие к старому творению, включены в это; вы все были распяты со Христом!" Никто из нас не может избежать этого приговора.

Это приводит нас к вопросу о крещении. "Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть" (Рим. 6: 3-4). Что означают эти слова?

В Священном Писании крещение соединяется со спасением. "Кто будет веровать и креститься, спасен будет" (Map. 16: 16). Мы не можем говорить, основываясь на Священном Писании, о "возрождении через крещение", но мы можем говорить о "спасении через крещение". Что означает спасение? Спасение не имеет отношения ни к нашим грехам, ни к власти греха, а к системе этого мира. Мы находимся в системе мира, которым правит сатана. Быть спасенным - это означает выйти из этой системы и войти в Божию.

Крестом Господа нашего Иисуса Христа, говорит апостол Павел, "для меня мир распят, и я для мира" (Гал. 6: 14). Апостол Петр образно развивает ту же мысль, когда он говорит, что "восемь душ спаслись от воды" (1 Пет. 3: 20). Когда Ной и его семья вошли в ковчег, то этим они верою вышли из старого развращенного мира, чтобы перейти в новый мир. Самое главное не то, что они были сохранены от воды, а что они вышли из этого испорченного мира. Это и есть спасение.

В той же главе апостол Петр продолжает: "Так нас ныне подобное сему образу (или символу) крещение... спасает..." (21). Другими словами, этим аспектом Креста, представленным здесь крещением, вы избавляетесь от нынешнего скверного мира, и вы это подтверждаете, погружаясь в воду. Это крещение "в Его смерть", полагающее конец ветхому творению; но это также и крещение "в Иисуса Христа", имеющее в виду новое творение (Рим. 6: 3). Вы входите в воду, и ваш мир, символически, погружается вместе с вами. Вы выходите "во Христе", а старый мир остается потопленным в воде.

"Веруй в Господа Иисуса Христа и спасешься", сказали ап. Павел и Сила темничному сторожу в Филиппах " и проповедали слово Господне ему и всем, бывшим в доме его... и немедленно крестился сам и все домашние его" (Дея. 16: 31-34). Этим своим поступком темничный сторож и все бывшие с ним засвидетельствовали перед Богом, перед Его народом и перед духовными силами, что они действительно спасены из этого приговоренного к осуждению мира. И вследствие этого, читаем мы, "возрадовался со всем домом, своим, что уверовал в Бога" (Дея. 16: 34).

Из этого ясно видно, что крещение - это не простая обрядность. Крещение - как оно есть в действительности, связанное со смертью и воскресением нашего Господа и имеющее в виду оба мира - это великая вещь. Все те, кто работал миссионером в языческих странах, знают какое огромное значение имеет крещение.

Погребение означает конец

В той же главе апостол Петр, продолжая говорить на ту же тему, описывает крещение как "обещание Богу доброй совести" (1 Пет. 3: 21). (В некоторых изданиях этот стих переведен: "ответ Богу в доброй совести".) Нам не нужно бы было отвечать, если бы Бог не говорил нам. Но Бог говорит нам посредством Креста. Крестом Он говорит нам, миру, ветхому творению, ветхому царству. Крест не для одного только Христа; Крест не "индивидуальный", он охватывает и вас и меня. Крест охватывает нас всех, он "корпоративный". Бог вложил нас в Своего Сына и распял в Нем. В последнем Адаме Бог вычеркнул все, что произошло от первого Адама.

Какой ответ я дам Богу на вынесенный Им приговор ветхому творению? В ответ я принимаю крещение. Почему? В Послании к Римлянам (6: 4) апостол Павел объясняет, что крещение означает погребение: "мы погреблись с Ним крещением в смерть". Конечно, крещение связано со смертию и воскресением, хотя само по себе оно не является ни смертью, ни воскресением, а погребением. Но кто может быть погребенным? Безусловно только тот, кто умер! Следовательно, если я принимаю крещение, то этим я признаю себя мертвым, то есть годным только для могилы.

К сожалению, некоторые лица были научены считать погребение как способ смерти; они пытаются умереть через погребение! Позвольте мне заявить категорически, что если наши духовные глаза не открыты Богом на то, что мы умерли со Христом и были погребены с Ним, то мы не имеем права принять крещение. Когда мы признаем себя уже мертвыми в Божиих глазах, тогда мы опускаемся в воду. Принимая крещение, мы свидетельствуем об этом перед всеми. Крестом Бог говорит: "Христос умер, Я вложил тебя в Него. Что ты ответишь на это?" Мой ответ? -"Господи, я верю, что Ты совершил мое распятие. Я соглашаюсь и на смерть и на погребение". Так как Бог предал меня смерти и погребению, то принимая крещение, я этим публично соглашаюсь с Его приговором.

В Китае у одной женщины умер муж, и от сильного горя, потеряв рассудок, она в течение двух недель наотрез отказывалась его похоронить. "Нет, - говорила она, - он не умер; я по ночам разговариваю с ним". Бедная женщина, она не разрешала его похоронить, потому что не верила, что он умер. Когда мы соглашаемся похоронить наших возлюбленных мертвецов? Покамест еще есть хоть малейшая надежда на то, что они живы, то, конечно, мы не согласимся их похоронить. Итак, когда же я должен принять крещение? Когда я пойму, что все пути Божий совершенны, и что я ничего другого не заслужил, кроме смерти, и когда я действительно поверю, что Бог меня распял во Христе. Когда я уверен пред Богом, что я мертвый, тогда я принимаю крещение. Я говорю: "Слава и благодарение Богу, я мертвый! Господи, Ты предал меня смерти, и теперь я должен быть погребен!"

У нас в Китае есть два учреждения для оказания помощи: "Красный Крест" и "Синий Крест". Красный Крест помогает раненым в бою, заботясь о них для их выздоровления, а Синий Крест занимается погребением погибших на войне или умерших от голода и наводнения. Бог действует в отношении нас Крестом Христовым более строгим образом, чем "Красный Крест". Бог не пытается исправить ветхое творение. Все приговорены к смерти и погребению, чтобы быть возрожденными к новой жизни. Бог совершил наше распятие, и мы находимся в числе умерших; но нам надлежит принять Божий приговор и подчиниться действию "Синего Креста", чтобы скрепить эту смерть "погребением".

Есть ветхий мир и новый мир, а между ними могила. Бог меня распял, но я еще должен дать согласие быть положенным в могилу. Принимая крещение, я этим подтверждаю Божий приговор, выполненный надо мной Крестом Его Сына. Крещение утверждает мое разделение с ветхим миром и то, что отныне я принадлежу к новому миру. Так что крещение имеет очень важное значение. Крещение означает явный и сознательный разрыв с прежним образом жизни ветхого человека. Апостол Павел говорит об этом так: "Мы умерли для греха, как же нам жить в нем?" (Рим. 6: 2). В сущности, он этим говорит нам: "Если вы продолжаете жить в ветхом мире, то зачем же вы крестились? Если вы хотите продолжать жить жизнью ветхого человека, тогда вам не надо было креститься". Когда мы это понимаем, тогда мы даем место новому творению, дав согласие на погребение ветхого.

В 6-ой главе Послания к Римлянам, обращаясь к тем, которые "крестились во Христа Иисуса" (стих 3), апостол Павел указывает, что "мы были соединены с Ним подобием смерти Его" (стих 5). Потому что через крещение, через этот символ, данный нам Богом, мы признаем наше тесное соединение со Христом и в смерти и в воскресении. Однажды, в разговоре с одним верующим братом, я хотел подчеркнуть эту истину. Мы как раз пили чай. Итак, я взял кусок сахара, опустил его в чашку и, размешав, спросил этого верующего: "Можете ли вы мне сказать, где сахар и где чай?" - "Нет, - ответил он, - мы перемешали и сахар растворился в чае, и теперь невозможно их больше разделить". Этот простой пример помог ему понять наше глубокое и бесповоротное соединение со Христом в Его смерти. Бог Сам нас вложил во Христа и то, что Он совершил, не может быть аннулировано.

В сущности в чем заключается это соединение? Истинное значение крещения состоит в том, что мы были "крещены" на Кресте в подтвержденную историей смерть Христа, так что Его смерть стала нашей смертью. Его смерть и наша смерть были слиты в одно целое так глубоко, что их невозможно отличить. На это историческое "крещение", на это соединение со Христом, которое Бог Сам осуществил, мы даем наше согласие, когда опускаемся в волы крещения. Крещением мы свидетельствуем пред всеми о том, что мы принимаем смерть Христа, совершившуюся вот уж почти дне тысячи лет тому назад, как смерть могущественную, охватившую нас всех; смерть достаточно глубокую и достаточно мощную, чтобы охватить в себе и уничтожить в нас все то, что не от Бога.

Воскресение в новую жизнь

"Если мы соединены с Ним подобием смерти Его, то должны быть соединены и подобием воскресения" (Рим. 6: 5).

Что касается воскресения, то символ другой, потому что введено нечто новое. Я "крещен в Его смерть", как бы я вхожу в смерть; а в воскресении это иначе, - слава и благодарение Богу, - это Его воскресение входит в меня, чтобы дать мне новую жизнь. В смерти Господа ударение поставлено только лишь на - "я во Христе". А в воскресении хотя первое и остается истинным, но появилось еще и новое ударение на -"Христос во мне". Как Христос может сделать меня участником в Своем воскресении? Каким образом я получаю новую жизнь? Я думаю, что апостол Павел дает нам очень ясное представление словами: "соединены с Ним", то есть, стали одно с Ним. Слово, переведенное как "соединены с Ним", в греческом подлиннике имеет смысл "прививки" и дает нам чудный образ Христовой жизни, данной нам через воскресение. (Примечание: Слово "сюмфотос" - "посаженное или выросшее с", "соединенное с", "врожденное" - в классическом греческом языке имеет смысл "прививки" В этом последующем ниже чудно описанном образе, может быть, нам лучше не слишком точно следовать этой аналогии с прививкой, так как eсть некоторая опасность подразумевать без добавочных объяснении, что Христос как бы привит к старому стволу. Но какая притча может описать с непогрешимой точностью чудо нового рождения.)

Однажды в Фюкиене я посетил одного человека, владельца фруктового сада. В его владении было несколько сот ар и около трехсот деревьев "евфория-лонгана". (Примечание: Евфория-лонгана - дерево, растущее в Китае. Его плоды величиной абрикоса с круглой центральной косточкой, с сухой кожей, похожей на бумагу светло-коричнего цвета, внутри он белый, похожий на виноград. Едят их свежими и сухими. Китайцы их ценят из-за их вкуса и питательности.)

Я спросил его. были ли привиты деревья, или они росли без прививки. "Думаете ли вы, - ответил мне он, - что я стану напрасно губить землю, посадив на ней не привитые деревья? Какую же прибыль смог бы я получить от них?"

Тогда я попросил его объяснить мне, как производится прививка. "Когда дерево достигает известной высоты, - охотно объяснил он, - тогда я срезаю верхушку и произвожу прививку". И, указав на одно дерево, продолжал: "Видите ли, это дерево? Я его называю дерево-отец, так как все прививки для остальных деревьев я беру от него. И если бы другие деревья были бы предоставлены их естественному развитию, то их плоды были бы не больше ягоды малины и состояли бы, главным образом, из толстой кожи и косточки. А дерево, от которого берется прививка, дает сочные вкусные плоды величиною в сливу, с тонкой кожей и маленькой косточкой; и естественно, все деревья, привитые от него, дают такие же хорошие плоды". -"Как же вы это делаете?" - спросил я. - "Я делаю острый надрез в диком дереве и затем ввожу в него черенок, взятый от хорошего дерева. Потом завязываю и оставляю расти", - объяснил он. - "Но как же оно растет?" - спросил я опять. "Я не знаю как, - ответил он, - но оно растет".

Затем он показал мне большую ветвь, выросшую на старом стволе ниже прививки, с жалкими мелкими плодами, тогда как на том же стволе выше прививки ветви в изобилии дали вкусные сочные плоды. "Я оставил этот старый росток с негодными плодами, чтобы показать разницу, - сказал он, - и по ней вы можете судить о ценности прививки. Я, думая, что теперь вам понятно, почему я выращиваю только привитые деревья?"

Каким образом дерево может приносить плоды другого дерева? Как дикое дерево может приносить добрые плоды? Только благодаря прививке. Только, если насадить в ней жизнь с доброго дерева. И если человек, взяв ветвь от одного дерева, может привить ее другому дереву, так разве же Бог не может взять от жизни Своего Сына и, если можно так выразиться, привить ее нам?

Одна китаянка очень сильно обожгла себе руку и ее отвезли в больницу. Чтобы избежать опасного сужения ткани при зарубцовывании, решено было привить кусок здоровой кожи на обожженное место, но все попытки доктора привить кусок кожи этой женщины на ее больную руку оказались тщетными. Из-за ее возраста и плохого питания ее кожа была слишком слаба, чтобы "приняться". Одна из медицинских сестер, иностранка, предложила взять у нее нужный кусок кожи, и эта операция вполне удалась. Новая кожа срослась со старой, и китаянка вышла из больницы с совершенно здоровой рукой. Однако ж на ее желтой руке остался кусочек чужой белой кожи, как напоминание о происшедшем случае. Вы спрашиваете, как чужая кожа могла, привиться к руке этой женщины? Я не знаю, как, но она привилась.

Если хирург этого мира может взять фрагмент кожи одного человека и привить другому, то Божественный Хирург разве не может насадить жизнь Своего Сына во мне? Я не знаю, как Он это делает. "Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким рожденным от Духа" (Иоан. 3: 8). Мы не можем сказать, как Бог выполнил Свое творчество в нас, но оно выполнено. Мы ничего не можем сделать и не должны ничего делать, чтобы способствовать этому, так как через воскресение Бог уже все совершил.

Бог выполнил все. В мире существует только одна плодотворная Жизнь, и Бог привил ее миллионам других жизней. Мы называем это "новым рождением". Новое рождение - это принятие жизни, которой я раньше не имел. Это не исправление моей старой природы, далеко нет, это совсем другая жизнь, совершенно новая жизнь, Божия жизнь стала моей жизнью.

Крестом Своего Сына Бог положил конец ветхому творению, чтобы через воскресение ввести новое творение во Христе. Бог закрыл дверь старому царству тьмы и ввел меня в Царство Своего возлюбленного Сына. Моя слава основана на том факте, что все было выполнено, что для меня Крестом нашего Господа Иисуса Христа этот старый "мир распят, и я для мира" (Гал. 6: 14). Принимая крещение, я свидетельствую перед всеми об этом совершившемся факте. И этим, а так же и "устами исповедую ко спасению" (Рим 10: 10).

Глава 6. Путь восхождения: представьте себя Богу

Продолжая наше изучение, мы подходим к тому месту, где мы можем рассмотреть подлинный характер освящения. Перед нами сейчас вторая половина 6-ой главы Послания к Римлянам. Мы читаем: "Итак, да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его: и не предавайте членов ваших греху в орудие неправды, но представьте себя Богу, как оживших из мертвых, и члены ваши Богу в орудия праведности" (Рим. 6: 12-13). Основным словом здесь является, "представьте", и мы встречаем его повторяющимся пять раз в стихах: 13-ом, 16-ом и 19-ом. (Примечание: В этих стихах есть два греческих глагола "паристано" и "паристеми", которые переведены как "представить" или "предоставить". Эти два глагола означают "принести в дар" и имеют смысл действия.)

Это слово "представьте" часто рассматривалось, как основа освящения, но без того, чтобы уловить его настоящий смысл. Конечно, "представьте" является основой освящения, но только не в таком смысле, как это обычно принято понимать. Здесь речь идет не о посвящении Господу нашего "ветхого человека" с его инстинктами и его способностями - нашим природным умом, нашей силой и другими дарованиями - для того, чтобы Господь их употребил.

Это ясно видно из 13-го стиха. Вникнем в эту фразу: " как оживших из мертвых". Апостол говорит: "Представьте себя Богу, как оживших из мертвых". Этим он указывает нам исходную точку освящения. Потому что здесь идет речь не о том, чтобы посвятить Богу то, что принадлежит к ветхому творению, но только то, что прошло через смерть в воскресение. Это "представьте себя" следует за знанием того, что мой ветхий человек был распят. Зная это, считайте себя мертвыми... предоставьте себя Богу - таков Божий распорядок.

Когда я действительно знаю, что я был распят со Христом, тогда я считаю себя мертвым (стих 6 и 11); и когда я знаю с такой же достоверностью, что я воскрес с Ним из мертвых, тогда я считаю себя "живым для Бога во Христе Иисусе" (стих 9 и 11). Оба аспекта Креста: и смерть, и воскресение должны быть приняты верою, и только тогда я предоставляю самого себя Богу. В воскресении Он является источником моей жизни; в действительности Он - моя жизнь. Следовательно, я не могу не отдать Ему всего, так как все принадлежит Ему, моего больше нет ничего. Но если я не прошел через смерть, то у меня нет ничего, что я мог бы посвятить Ему. У меня нет ничего, что Бог мог бы принять, так как Он все приговорил к распятию на Кресте. Только воскресение сделало возможным посвящение. Предоставить себя Богу означает, что отныне я считаю мою жизнь полностью принадлежащей Господу.

Третий шаг: "Предоставьте себя"

Отметим, что это дар, это "предоставление" относится также и к членам нашего тела - этого тела, которое, как мы это уже видели, отныне вне власти греха. " Представьте себя... и ваши члены ",- говорит апостол Павел. И еще: "Представьте члены ваши" (Рим. 6: 13 и 19). Бог хочет, чтобы в дальнейшем я считал все мои члены, все мои способности полностью принадлежащими Ему.

Это великая вещь, когда мои духовные глаза открываются, чтобы видеть, что я больше не принадлежу самому себе и что теперь я принадлежу моему Господу. Если 5 рублей, находящиеся в моем кармане, принадлежат мне, то я могу ими распоряжаться, как я хочу; но если эти 5 рублей принадлежат кому-нибудь другому, кто мне их доверил, то я не могу их тратить для моего удовольствия, и я буду очень осторожным, чтобы их не потерять. Нормальная жизнь христианина начинается с того момента, когда мы знаем это. Многие ли из нас знают, что, так как Христос воскрес, то мы живы "для Бога", а не для самих себя? Много ли из нас таких, которые не смеют употребить свое время, свои деньги или свои способности для самих себя, потому что они поняли, что все это принадлежит Господу, а не нам? Многие ли среди нас сознают, что они принадлежат Другому до такой степени, что не смеют напрасно потратить несколько рублей из своих денег, ни одного часа из своего времени и никаких своих физических сил или умственных способностей?

Однажды, путешествуя по железной дороге, один верующий китаец очутился в одном купе с тремя верующими людьми, которые собирались играть в карты, чтобы убить время. И как им не хватало четвертого партнера, то они пригласили верующего брата принять участие в их игре. "К сожалению я вынужден вам отказать, - ответил он им, - я не могу принять участие в игре, так как у меня нет моих собственных рук". - "Что вы этим хотите сказать?" - озадаченно спросили они. - "Эти две руки мне не принадлежат", - ответил он им, объяснив им перемену, которая произошла в нем, и что он больше не является хозяином своих членов. Этот верующий брат считал члены своего тела принадлежащими Господу. Это и есть истинная святость.

Быть уделенным Господу

Что такое святость? Многие думают, что искоренив в себе все дурное, мы становимся святыми. Нет, мы становимся святыми, уделив себя Богу. Во времена Ветхого Завета, когда какой-нибудь человек был, избираем Богом, чтобы полностью принадлежать Ему, то он был публично помазан елеем и объявлялся "освященным", и в дальнейшем он считался отделенным для Бога. Так и животные и все приносимое Богу, будь то ягненок или золото для храма, были освящены таким же образом, то есть, не искореняя из них плохое, а уделяя их исключительно для Господа. В древние времена у евреев "святыня" означала что-нибудь полностью посвященное Богу, и всякая истинная святыня - это "Святыня Господня" (Исх. 28: 36). Я полностью отдаю себя Христу - это и есть святость.

Предоставить себя Богу означает, что я признаю себя в Его полном распоряжении. Этот дар самого себя должен быть бесповоротной отдачей такой же окончательной, как и "считать себя мертвым..." (Рим. 6: 11). В моей жизни должен быть день, в который я перешел из моих собственных рук в Его руки, и с этого дня я принадлежу Ему, а не самому себе. Это не означает, что я посвящаю себя быть пастором или же миссионером. К сожалению, существует много миссионеров, которые поистине не посвятили себя Богу. Как они это сами говорят, они "посвятили" Богу, чтобы служить Его делу, свои собственные природные способности, не прошедшие через распятие. Но это не является истинным посвящением. Итак, чему мы должны посвятить себя? Не какому-нибудь христианскому делу, а Божией воле, чтобы быть тем и делать то, что Ему угодно.

У царя Давида было много сильных людей. Некоторые были генералами, другие часовыми, в зависимости от возложенного на них царем задания. Мы должны быть готовы быть либо генералами, либо часовыми, в простоте исполняя возложенное на нас Господом, что Ему будет угодно, а не по нашему собственному выбору. Если мы христиане, то Бог предначертал наш путь - "течение", как его называет апостол Павел (2 Тим. 4: 7). Бог не предначертал путь только для одного апостола Павла. У Бога для каждого христианина есть ясно предначертанный Им путь, и нам чрезвычайно важно его знать и следовать по этому пути. "Господи, я отдаю себя Тебе, и у меня только одно желание: знать путь, предначертанный Тобою, и следовать по этому пути". Это и есть истинная отдача себя Богу. Какое благословение, если в конце нашей жизни мы можем сказать вместе с апостолом Павлом: "Течение совершил!" Но какая скорбь, подойдя к концу жизни, увидеть свой неправильный путь. У нас только одна жизнь, чтобы жить на этой земле, и мы свободны делать с ней, что мы хотим. Но если мы в этой жизни будем искать свое собственное удовольствие, то наша жизнь никогда не прославит Бога. Я слышал, как один благоговейный христианин сказал: "Я ничего не хочу для себя; я хочу, чтобы все было для Бога". Хотим ли мы что-нибудь вне Бога, или все наши желания сосредоточены на Его воле? Можем ли мы сказать, что для нас Божия воля действительно является "благая, угодная и совершенная"? (Рим. 12: 2).

А что касается нашей воли, этой моей сильной воли, с большими претензиями, то она должна быть распята на Кресте, и я должен полностью отдать себя Господу. Мы не можем ожидать от портного, что он сошьет нам костюм, если мы не дали ему нужного материала, или требовать от подрядчика, чтобы он построил нам дом, если мы не дали ему необходимого строительного материала; и таким же образом мы не можем надеяться, что Господь проявится в нас, если мы не предоставили Ему себя, чтобы Он жил в нас. Мы должны отдать Ему себя без ограничений, беспрепятственно, чтобы Он сделал из нас то, что Ему угодно. "Предоставьте самих себя Богу".

Слуга или раб

Если мы без ограничений отдаем себя Богу, то много соответствующих изменении должно произойти в нашей жизни: в наших семьях, или на работе, или в нашем отношении к другим верующим в Церкви, или в наших личных взглядах. Бог не разрешит, чтобы что-либо от нас самих продолжало существовать. Его перст постепенно коснется всего, что не исходит от Него, и Он нам скажет: "Это должно исчезнуть". Готовы ли мы к этому? Безумие сопротивляться Богу, и верная мудрость покориться Ему. Надо признаться, что многие из нас еще спорят с Господом. Господь хочет одно, а мы хотим другое. Есть вещи в нашей жизни, о которых мы не смеем молиться, о которых мы боимся даже думать из страха потерять наше душевное спокойствие. Таким образом, мы можем уклониться от некоторых вопросов, но это нас удалит от Божией Воли. Всегда так легко выйти из Его Воли, но как для нас ценно все передать в Его руки, чтобы Он мог действовать в нас, как Ему угодно.

Как дорого сознавать себя принадлежащим Господу, а не самому себе! В мире нет ничего более драгоценного. Это сознание дает нам уверенность в Его постоянном присутствии, и это вполне понятно. Чтобы иметь сознание Его присутствия во мне, надо сначала иметь уверенность в том, что я принадлежу Богу. Когда я признаю себя принадлежащим Господу, тогда я ничего не буду делать в моих личных интересах, потому что я являюсь исключительной собственностью Господа. "Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы" (Рим. 6: 16). По своему значению слово "раб" здесь очень подходит. Мы его встречаем во второй половине 6-ой главы, повторяющееся несколько раз. Какая разница между слугой и рабом? Слуга служит своему господину без того, чтобы тот имел над ним права собственности. Если слуга любит своего хозяина, он служит ему, а если он его не любит, то он может взять расчет и искать другого хозяина. Но для раба это не так. Раб не только служит своему хозяину, но он является его собственностью. Как я стал рабом Господа? Со Своей стороны Господь купил меня, а с другой стороны я предоставил Ему себя. На основании искупления я являюсь Божией собственностью, но чтобы быть Его рабом, я должен добровольно отдать себя Ему, потому что Он никогда не принудит меня насильно.

К сожалению, у многих современных христиан очень ограниченные понятия о том, что Бог от нас требует. С какой легкостью они могут сказать: "Господи, я готов на все". Но знаем ли мы, что Бог требует от нас всю нашу жизнь? Есть взлелеянные мечты, сильная воля, знакомства, которыми мы дорожим, любимые занятия, которые надо будет оставить... Поэтому, если мы не хотим отдать все полностью, то не будем предоставлять себя Богу. Потому что Бог примет наши слова всерьез, даже тогда, как мы произнесли их не вполне серьезно.

Что сделал Господь, когда мальчик из Галилеи принес Ему хлеб? Он его преломил. Бог всегда сокрушит то, что принесено Ему в дар. Он сокрушит то, что принято Им, но после этого Он благословляет и употребляет на служение другим. После того, как вы отдали себя Господу, Он начнет с того, что сокрушит то, что предоставлено Ему. Вам кажется, что все идет не так, как надо, вы протестуете и думаете, что где-то есть какая-то ошибка. Но если мы останемся в таком состоянии, то мы - как разбитый сосуд, бесполезный для этого мира, потому что мы зашли слишком далеко, чтобы мир мог еще нами пользоваться, и бесполезны также и для Бога, потому что мы не пошли достаточно далеко, чтобы Он мог употребить нас на служение. Так что нет больше согласия между вами и этим миром, и вы спорите с Богом. Это трагедия многих верующих.

У нас должен быть день, в который я полагаю основание, принеся самого себя в дар Господу. Затем, изо дня в день, я должен продолжать это предоставление самого себя, не противясь Его воле и принимая с благодарением даже то, что возмущает мою плоть.

Я принадлежу Господу и не считаю себя больше принадлежащим самому себе. Я признаю за Господом все права собственности и Его полную власть надо мною. Такое отношение требует от нас Бог, и такое отношение мы должны сохранять всегда; это и есть истинное посвящение. Я не посвящаю себя на служение миссионера или проповедника, а посвящаю себя Богу, чтобы исполнять Его волю там, где я нахожусь, будь то в школе, или в мастерской, или в конторе, или на кухне, принимая все, что Он мне доверит, как самое наилучшее, потому что ничего не может быть лучше доли тех, которые полностью принадлежат Господу.

Могли бы мы всегда сохранить это живое сознание, что мы больше не принадлежим самим себе.

Глава 7. Вечное намерение

Мы уже говорили, что для того, чтобы жить нормальной жизнью христианина, нам нужно откровение, вера и посвящение. Но если мы не будем видеть предназначенную Богом цель, то мы никогда не поймем, зачем нам нужны эти духовные переживания. Поэтому, прежде чем мы глубже и тщательнее рассмотрим вопрос этих внутренних духовных переживаний, мы сосредоточим сначала наше внимание на великом Божием намерении.

Какое намерение было у Бога при сотворении? И совершая искупление, какое намерение было у Него? Его намерение можно выразить двумя фразами, взяв по одной из двух частей нашего изучения первых восьми глав Послания к Римлянам: "Слава Божия" (Рим. 3: 23) и "Слава детей Божиих" (Рим. 8: 21).

Мы читаем в Послании к Римлянам: "Все согрешили и лишены славы Божией" (Рим. 3: 23). Божиим намерением было дать славу человеку, но грех воспрепятствовал этому проекту и помешал человеку достичь славы Божией. Когда мы думаем о грехе, то мы инстинктивно думаем о следующем за ним суде; мы неизменно связываем грех с наказанием и адом. Мысли человека всегда направлены на наказание, которому он подвергнется, если будет грешить, а Божии мысли направлены на то, что человек теряет славу, которая ему предназначена. Вследствие греха мы лишены славы Божией. Вследствие искупления мы снова на пути к славе. Божия цель в искуплении - это слава, слава и слава.

"Первородный между многими братьями"

Это нас приводит к 8-ой главе, в которой эта тема изложена с 16-го по 18-ый стих и затем в стихах 29-ом и 30-ом. Апостол Павел говорит:"Мы дети Божии, а если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться. Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с той славой, которая откроется в нас?" (Рим. 8: 16-18); и затем: "Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братиями; а кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил" (Рим. 8: 29-30). Какая цель была у Бога? Божия цель, чтобы Его Сын был первородным между многими братиями, которые должны быть подобны образу Сына Его. Каким образом Бог осуществил Свое намерение? Тем, что "кого Он оправдал, тех и прославил". Следовательно, Божиим намерением в творении и искуплении было сделать Христа первородным Сыном между многими сынами славы. Может быть вначале многим из нас это может показаться как не имеющее большого значения, но остановимся и внимательно рассмотрим все это.

В Евангелии от Иоанна 1: 14 нам сказано, что Господь Иисус был единственным Сыном Божиим: "Слово стало плотию и обитало с нами..., и мы видели славу Его, славу как единородного от Отца". То, что Он был единственным Сыном Божиим означает, что у Бога не было других сыновей, а только Он один. Он был при Отце вечности. Но нам сказано, что Богу не было угодно, чтобы Христос оставался единственным Сыном. Бог хотел, чтобы Его Сын был первородным. Как единственный Сын может стать первенцем? Ответ простой: надо, чтобы у Отца были другие дети. Если у вас только один сын, то он является единственным сыном, но если у вас будут еще дети, то единственный сын станет первенцем.

Божие намерение в творении и искуплении иметь много детей. Бог желал иметь нас и не мог быть удовлетворенным без нас. Однажды я посетил Георгия Гютенга, автора известной брошюры: "Безопасность, Уверенность и Радость". Когда я вошел к этому святому человеку, девяностотрехлетнему старцу, он взял мою руку и сказал твердым и спокойным голосом: "Брат, знаете ли вы, что я не могу обойтись без Господа? Знаете ли вы, что Он тоже не может обойтись без меня?" Я пробыл у него больше часа, но из-за его преклонного возраста и сильной физической слабости с ним нельзя было вести последовательного разговора. Но воспоминание, оставшееся у меня от этой беседы, это частое повторение двух фраз: "Брат, знаете ли вы, что я не могу обойтись без Господа? И знаете ли вы, что и Он тоже не может обойтись без меня?"

Читая причту о блудном сыне, большинство остается под впечатлением его тяжелых переживаний, они сосредоточивают свои мысли на тех трудностях, которые блудный сын встретил на своем пути. Но смысл притчи не в этом. "Мой сын... пропадал и нашелся" - вот главная суть притчи. Главное не в перенесенных сыном страданиях, а в том, что потерял отец. Это отец страдает; это Он теряет. Одна овечка потеряна: кто несет убыток? - Пастух! Одна монета утеряна: кто терпит убыток? - Женщина! Один сын потерян: кто несет потерю? - Отец! Вот чему нас учит 15-ая глава Евангелия от Луки.

Господь Иисус был единственным Сыном, и будучи единственным. Он не имел братьев. И отец послал Сына для того, чтобы Единственный стал Первородным, и чтобы возлюбленный Сын имел много братьев. Все повествование о Воплощении и о Кресте состоит в этом. Через Воплощение и Крест Бог выполнил Свое намерение "привести многих сынов в славу" (Евр. 2: 10).

В Послании к Рим. 8: 29 мы читаем: "много братьев", а в Послании к Евреям 2: 10 - "много сынов". С точки зрения Господа Иисуса - это "братья", а с точки зрения Бога - это "сыны". Оба эти выражения, судя по их контексту, дают нам представление о зрелости. Бог ищет сыновей достигших "полного возраста"; и Он не хочет, чтобы Его сыновья жили вдали от Него. Бог хочет, чтобы они жили в Его доме. Он хочет, чтобы они разделяли Его славу. Об этом сказано Рим. 8: 30: "Кого Он оправдал, тех и прославил". Божий проект для многих сынов - это полное отражение Его Сына. Каким образом Бог выполнил Свое намерение? Оправдав их и прославив их. По отношении к ним во всех Своих действиях Бог всегда имеет в виду эту цель. Бог хочет иметь с Ним в Его славе сыновей вполне зрелых, способных нести ответственность. Бог сделал все, что было нужно для того, чтобы небо наполнилось прославленными сыновьями. С этой целью Бог совершил искупление.

Хлебное зерно

Как единственный Божий Сын мог стать Его первородным Сыном? Это нам пояснено в Евангелии от Иоанна 12: 24: "Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода". Кто является этим пшеничным зерном? Это - Господь Иисус. Во всей вселенной у Бога было только одно "пшеничное зерно", и другого зерна у Него не было. Бог положил это единственное пшеничное зерно в землю; оно умерло; и, воскресши, единственное зерно стало первородным зерном, потому что из этого единственного зерна родилось много других зерен.

Что касается Его Божества, то Господь Иисус остается один, "единородный Сын Божий". И в то же время, начиная от воскресения и во всю вечность. Он является также и Первородным, потому что по воскресении Его жизнь передалась многим братьям. Потому что мы, родившиеся от Духа, через это рождение "сделались причастниками Божеского естества" (2 Пет. 1:4), но не сами по себе, а в зависимости от Бога и только в силу нашего положения "во Христе". Мы "приняли Духа усыновления, Которым взываем: "Авва, Отче'" Сей Самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы дети Божии" (Рим. 8: 15-16). Господь Иисус сделал это возможным для нас через Свое воплощение и Крест. И Божие сердце. Его Отцовское сердце, было удовлетворено, ибо послушанием Своего Сына, послушанием до смерти. Отец приобрел Себе многих сыновей.

В отношении сказанного выше 1-ая и 20-ая глава Евангелия от Иоанна чрезвычайно ценны. В начале своего благовествования Иоанн нам говорит об Иисусе, как о "единородном от Отца" (Иоан. 1: 14). А в конце своего благовествования Иоанн нам говорит, что после того, как Господь Иисус умер и воскрес. Он сказал Марии Магдалине: "Иди к братьям Моим и скажи им: восхожу к Отцу Моему и к Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему" (Иоан. 20: 17). До этого Господь часто говорил: "Отец" или "Мой Отец". А теперь, по воскресении, Он добавляет: "...и ваш Отец". Теперь это старший Сын, это - Первенец говорит. Через Его смерть и Его воскресение много братьев было приведено в семью Божию; поэтому, в том же стихе. Он называет их: "Мои братья". "Он не стыдится называть их братьями" (Евр. 2: 11).

Адаму предоставлен выбор

Бог насадил много деревьев в Едемском саду, а "посреди рая" - то есть на самом видном месте - Бог посадил два дерева: "дерево жизни" и "дерево познания добра и зла". Адам был создан простодушным, он не имел познания ни о добре, ни о зле. Представим себе взрослого человека, лет тридцати, не имеющего понятия ни о добре, ни о зле и не имеющего никакой способности их распознавать! Не скажем ли мы о таком человеке, что он неразвитой? Но именно таким и был Адам. Бог ввел его в рай и, в сущности, сказал ему так: "Сад полон фруктовых деревьев, ты можешь, есть плоды от всех деревьев. Но посреди рая есть дерево, называемое "дерево познания добра и зла", от него ты не должен есть; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь. И помни, что дерево, находящееся рядом, называется "Жизнь". Адам был создан, если можно так сказать, морально нейтральным - ни грешным, ни святым, а простодушным. И Бог поставил перед ним эти два дерева, чтобы он мог сделать добровольный выбор. Адам мог выбрать дерево жизни, и он мог выбрать дерево познания добра и зла.

Познание добра и зла, хотя и было запрещено Адаму, само по себе не было плохим. Без этого знания возможности Адама были ограничены, потому что он сам не имел способности судить о моральных последствиях своих поступков. Распознавания добра и зла не было в Адаме, а только в Боге, и когда Адам находился перед какой-нибудь задачей, то единственное, что он мог сделать, это обратиться к Всевышнему Богу за указанием. Адам в Едемском саду представляет жизнь полной зависимости, полного подчинения Богу. Стало быть, эти два дерева являются символом двух основ; они представляют два жизненных строя; Божий и человеческий. "Дерево жизни" - это Сам Бог, потому что Бог есть жизнь. Бог - это наивысшая форма жизни, и Он является также источником и целью жизни. А что означает плод? Это наш Господь Иисус Христос.

Нельзя есть дерево, но можно есть плод дерева. Никто не может принять Бога, как Бога, но мы можем принять Господа Иисуса. Плод - это съедобная часть дерева, которую можно принять. Следовательно, я могу сказать с величайшим уважением: Господь Иисус есть истинный Бог в таком образе, что Его можно принять. Во Христе мы можем принять Бога.

Если бы Адам вкусил от дерева жизни, то он стал бы причастником Божией жизни и таким образом стал бы "сыном" Божиим, потому что имел бы в себе жизнь, исходящую от Бога. Тогда Божия жизнь была бы соединена с человеком; был бы человеческий род, имеющий в себе Божию жизнь, и для поддержания этой жизни живущий в постоянной зависимости от Бога. Но если Адам повернется в другую сторону и возьмет плод от дерева познания добра и зла, то тогда он разовьет свой собственный человеческий род по своей природной линии помимо Бога. Он достигнет вершины знания, он будет иметь свое собственное независимое суждение, но он не будет иметь Божией жизни.

Такой выбор был предоставлен Адаму. Избирая путь Духа, путь послушания, он мог стать "сыном" Божиим, живя в зависимости от Бога, чтобы постоянно иметь эту жизнь. Или же, следуя по естественному течению, он сам сможет постепенно достичь известной степени развития и стать самостоятельным существом, способным судить и действовать помимо Бога. История человечества - результат сделанного Адамом выбора.

Выбор Адама - причина Креста

Адам выбрал дерево познания добра и зла, и таким образом он вступил на путь независимости. Сделав это, он стал (в его собственных глазах) "вполне развитым" человеком. Он мог располагать своим умом, он мог самостоятельно принимав решения; он мог идти или остановиться по своему желанию. С этого момента его разум "открылся" (Быт. 3: 7). Но последствием его поступка была скорее смерть, чем жизнь, потому что этот выбор означал сообщничество с сатаной, что ставило его под приговор суда Божьего. Поэтому доступ к дереву жизни был ему закрыт.

Два жизненных строя были предложены Адаму: или жизнь Божия в подчиненности Богу, или жизнь человеческая с ее возможностью "независимости". Избрав человеческий строй жизни, Адам согрешил, потому что этим выбором он вступил в союз с сатаной и этим воспрепятствовал извечному Божиему намерению. Вот что сделал Адам, избрав развитие человеческого рода - в надежде стать культурным человеком, с его точки зрения даже "совершенным" человеком - помимо Бога. Но концом для него должна быть смерть, потому что он не имел в себе Божией жизни, необходимой по Божиему плану для его существования, и потому что он предпочел стать через "независимость" действующей силой врага. Таким образом, в Адаме мы все стали грешниками, как и он, подвластные сатане, как и он, подчиненные закону греха и смерти, как и он, заслуживающие гнев Божий.

Таким образом, мы видим, почему нужна была смерть и воскресение Господа Иисуса. Мы видим также причину нашей необходимости в истинном посвящении - необходимости считать себя "мертвыми для греха, живыми для Бога во Христе Иисусе", и "предоставить себя Богу, как оживших из мертвых". Мы все должны пройти через Крест, потому что то, что в нас по нашей природе, - эта жизнь, связанная с нашим "я", подчинена закону греха. Адам избрал личную жизнь вместо Божией жизни. Так что Бог вынужден был собрать все то, что было в Адаме, и устранить его. Наш "ветхий человек" был распят. Бог нас всех вложил во Христа и распял Его, как последнего Адама, и все, что произошло от Адама, было распято в Нем.

Когда Христос воскрес, то Он воскрес в новом образе: снова в теле, но в "Духе", а не во "плоти". "Последний Адам есть, дух животворящий" (1 Кор. 15: 45). Господь Иисус имеет теперь воскресшее тело, духовное тело, прославленное тело; и так как Он больше не во плоти, то все могут Его принять. Господь Иисус сказал: "Ядущий Меня жить будет Мною" (Иоан. 6: 57). Иудеи возмутились при мысли есть Его плоть и пить Его кровь. Конечно, тогда они не могли Его принять, потому что Он был еще во плоти, а теперь, когда Он в Духе, каждый из нас может Его принять; и, принимая Его жизнь воскресения, мы есть дети Божий. "А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые-от Бога родились" (Иоан. 2: 3).

Бог не исправляет нашу природу, - Божие намерение состоит не в том, чтобы привести нас к какой-то степени улучшения - потому что наша жизнь в неправильном построении. В таком построении Бог не может ввести человека в славу. Поэтому Бог должен создать нового человека, рожденного вновь, рожденного от Бога. Возрождение и оправдание неразрывно связаны.

Имеющий Сына имеет жизнь

Есть разные построения жизни. Жизнь человека находится между жизнью животных, стоящей ниже жизни человеческой, и жизнью Божией, стоящей выше. Невозможно перейти пропасть, разделяющую эти жизни; и расстояние, разделяющее нас с Божией жизнью, бесконечно больше чем то, что разделяет нас с жизнью животных.

Однажды я посетил одного больного, которого я назову "М. Вонг" (хотя это не его настоящая фамилия). Это был очень культурный человек, доктор философии, уважаемый во всем Китае по своим высоким моральным устоям. Он давно служил в христианской организации, но он не видел необходимости в возрождении и проповедывал Евангелие только как общественную мораль.

Когда я вошел к М. Вонг, его любимая собака лежала возле его постели. Некоторое время я ему говорил о Боге, о Его творчестве в нас. Потом я спросил имя собаки. Он мне сказал, что собаку зовут Фидо. -"Фидо, это ее имя или фамилия?" спросил я. ~ "Это просто ее название", - ответил он. - "То есть вы хотите сказать, что это ее имя. Могу ли я ее назвать Фидо Вонг?" - настаивал я. - "Конечно, нет!" - воскликнул он. - "Но ведь эта собака живет в вашей семье, - добавил еще я. - Так почему же ее нельзя назвать Фидо Вонг?" И указав на его двух дочерей, я спросил его: "Ваши дочери ведь носят фамилию Вонг?" - "Да!" -"Так почему же я не могу назвать вашу собаку господин Вонг?" Доктор философии засмеялся, а я продолжал: "Вы видите, что я хочу этим сказать? Ваши дочери родились в вашей семье, и они носят вашу фамилию, потому что вы передали им вашу жизнь. Ваша собака может быть очень умной, хорошо выдрессированной, замечательной во всех отношениях, но вопрос не в том, хорошая ли она или плохая, а просто в том, что она является собакой. И то, что она добрая, не дает ей права стать членом вашей семьи. Она не может быть членом вашей семьи просто потому, что она собака. Этот же принцип действителен и в вопросе вашего соотношения с Богом. Важно не то, что вы более или менее добры или более или менее злы, а просто то, что вы человек. Ваша жизнь в отношении жизни Божией находится в низшей сфере, и поэтому вы не можете принадлежать к семье Божией. В течение всей вашей жизни цель вашей проповеди состояла в том, чтобы преобразовать плохих людей в хороших; но человек не в зависимости от того, хороший ли он или плохой, а только потому, что он человек, не может иметь жизненной связи с Богом. Так что наша единственная надежда, единственная надежда человека, это принять Сына Божия; и когда мы Его принимаем, то Его жизнь в нас делает нас сынами Божиими" Доктор философии духовно прозрел, он увидел истину, и в тот же день он стал членом семьи Божией, приняв Сына Божия в свое сердце.

То, что мы имеем сегодня во Христе, гораздо больше того, что было утеряно Адамом. Адам никогда не имел Божией жизни. А мы, принявшие Сына Божия, получаем не только прощение грехов, но также и Божию жизнь, представленную в Едемском саду "деревом жизни". Мы получаем через новое рождение то, чего Адам никогда не имел, а также и то, что он потерял.

Все - от Единого

Бог хочет иметь сыновей, которые будут сонаследниками Христу в славе. Это - Божие намерение. Но каким образом Бог выполнит Свое намерение? Возьмем теперь Послание к Евреям 2, 10-11: "Ибо надлежало, чтобы Тот, для Которого все и от Которого все, приводящего многих сынов в славу. Вождя спасения их совершил через страдания. Ибо и Освящающий и освящаемые, все - от Единого; поэтому Он не стыдится называть их братьями".

Мы видим здесь с одной стороны "много сынов" и с другой стороны " Вождя спасения их", или выражаясь иначе: "Освящающий" и "освящаемые". Здесь сказано, что обе эти стороны произошли "от Единого". Господь Иисус, как человек, получал Свою жизнь от Бога, и мы тоже, хотя и иным образом, но так же реально, получаем нашу жизнь от Бога. Господь Иисус был "рожден... ом Дуга Святого" (Мат. 1: 20), и мы тоже: "рождены от Духа" и "рождены от Бога" (Иоан. 3: 5 и 1: 13). Бог говорит, что мы "все - от Единого". Предлог "от" означает по-гречески: "происшедшие от" или "происшедшие из". Так что и первородный Сын и много других сынов - все (хотя и не одинаковым образом) "произошли от" одного Источника жизни. Отдаем ли мы себе отчет, что сегодня мы имеем ту же жизнь, которую имеет Бог? Жизнь, которую Бог имеет на небесах, это та же жизнь, которую Он дает нам здесь на этой земле. Это драгоценный "дар Божий" (Рим. 6: 23). Поэтому мы можем жить жизнью святости, так как у нас теперь не наша собственная, улучшенная жизнь, а Божия жизнь дана нам.

Заметили ли мы, что в этом размышлении о вечном Божием намерении в конечном итоге исчез всякий вопрос греха. Ему больше нет места. Грех вошел через Адама, и даже когда он изглажен, - как это и должно быть - то все же мы только возвращаемся к тому положению, в котором находился Адам. Но когда мы снова присоединены к Божиему проекту, то этим, так сказать, нам вновь открыт доступ к дереву жизни. Искупление нам дало гораздо больше того, что имел Адам. Через искупление мы сделались причастниками жизни Самого Бога.

Глава 8. Святой Дух

Мы говорили о Божием намерении, которое является и причиной и объяснением всех путей Божиих в отношении нас. Прежде чем мы продолжим наше изучение стадий духовного развития, изложенных в Послании к Римлянам, нам надо еще рассмотреть один фактор, который находится в центре всех наших духовных переживаний и является мощной, необходимой движущей силой в жизни и в служении христианина. Я имею в виду личное присутствие и действие Духа Святого, исходящего от Бога.

Мы снова возьмем исходной точкой два стиха по одному из каждой части нашего отрывка из Послания к Римлянам: "Любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам" (Рим. 5: 5), и второй: "Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его" (Рим. 8: 9).

Бог не раздает Свои дары случайно, и Он не распределяет их также по пристрастию. Они даются даром всем, но только на окончательном, бесповоротном основании. Поистине Бог "благословил нас во Христе всяким духовным благословением в небесах" (Еф. 1: 3), но чтобы эти благословения, являющиеся нашими во Христе, стали нашими на практике в нашей жизни, надо знать на каком основании мы можем ими обладать.

Изучая дар Святого Духа, мы рассмотрим Его двойное проявление; Дух, излитый на нас, и Дух, пребывающий в нас. И мы сосредоточим наше внимание, чтобы понять, на каком основании этот двойной дар Духа Святого может стать нашим. Различая, таким образом, Его. внутреннее и внешнее действие, мы убеждаемся, что находимся в истине, и по мере нашего продвижения вперед мы увидим, какую пользу нам принесет это различение. Кроме того, если мы сравним эти оба проявления, то мы неизбежно придем к заключению, что внутреннее действие Духа Святого более драгоценно. Но этим мы не хотим сказать, что Его внешнее действие не драгоценно; конечно, и внешнее действие Духа Святого тоже драгоценно, потому что у Бога для Своих детей все Его дары превосходные. К сожалению, мы не достаточно ценим наши привилегии из-за их чрезвычайного изобилия. Святые Ветхого Завета не имели такого изобилия, как мы, и они умели ценить дар Духа Святого, излитого на них. В их дни такой дар был дан только избранным - главным образом священникам, судьям, царям и пророкам - тогда как в наши дни это доля всех детей Божиих. Подумаем только! Мы такие ничтожные можем иметь Духа Святого, почивающим на нас так же, как Он почивал на Моисее - друге Божием, на Давиде - возлюбленном царе и на Илие - сильном пророке. Принимая дар Святого Духа, излитого на нас, мы примыкаем к рядам избранных служителей Божиих Ветхого Завета. Как только мы увидим, какую ценность представляет для нас этот дар Божий, и поймем нашу великую нужду в Нем, то мы сейчас же будем просить: "Как я могу получить дар Святого Духа, чтобы обладать духовными дарами и быть исполненным Его силой для служения?" На каком основании был дан Святой Дух?

Дух, излитый на нас

Мы возьмем сначала из книги Деяния Апостолов 2-ую главу с 32-го по 36-ой стих: (32) "Сего Иисуса Бог воскресил, чему все мы свидетели. (33) Итак Он, быв вознесен десницею Божиею и приняв от Отца обетование Святого Духа, излил то, что вы ныне видите и слышите. (34) Ибо Давид не восшел на небеса, но сам говорит: я сказал Господь Господу моему: (33) Седи одесную Меня. доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих. (36) Итак твердо знай. весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли".

Пока что мы оставим в стороне стихи 34 и 35, чтобы внимательно рассмотреть вместе стихи 33 и 36. Первые два стиха (34 и 35) это ссылка на 109-ый псалом и, в сущности, является вводным предложением, так что мы лучше уловим смысл рассуждений апостола Петра, если вначале мы не будем с ними считаться. В 33-ем стихе апостол Петр говорит, что Господь Иисус "был вознесен одесную Бога". И какое это имело следствие? Он "принял от Отца обетование Святого Духа".

И что же последовало тогда? День Пятидесятницы! Результатом Его вознесения было то, "что вы ныне видите и слышите".

Итак, на каком основании Дух Святой был дан Господу Иисусу, чтобы Он излил Его на Свой народ? На основании того, что Господь Иисус был вознесен на небо. Из 33-го стиха совершенно ясно видно, что Святой Дух был излит, потому что Господь Иисус был прославлен. Излияние Святого Духа не имеет ничего общего ни с вашими заслугами, ни с моими, но единственно с заслугами Господа Иисуса. Вопрос того, чем мы сами по себе являемся, не принят здесь даже во внимание, имеет значение только достоинство Господа Иисуса. Господь Иисус прославлен, поэтому Святой Дух излит.

Потому что Господь Иисус был распят на Кресте, я получил прощение моих грехов; потому что Господь Иисус воскрес из мертвых, я получил новую жизнь; потому что Господь Иисус был вознесен одесную Отца, я получил Духа Святого, Которого Он излил. Все из-за Господа Иисуса и ничего из-за меня лично. Прощение грехов не основано на человеческих заслугах, но на распятии Господа; возрождение не основано на человеческих заслугах, но на воскресении Господа; и облечение Святым Духом не основано на человеческих заслугах, а на вознесении Господа Иисуса. Святой Дух был излит на вас или на меня не для того, чтобы показать, как мы велики, а для того чтобы явить величие Сына Божия.

Теперь возьмем З6-ой стих. Здесь есть одно слово, которое должно привлечь наше внимание: слово "итак". Когда обычно употребляется это слово? Оно употребляется не тогда, когда делается какое-нибудь заявление, а вследствие уже сделанного раньше заявления. Это слово всегда относится к тому, о чем уже было говорено. Что же предшествовало слову "итак" в нашем тексте? С чем оно связано? Рассуждая разумно, слово "итак" не относится ни к 34-ому, ни к 35-ому стиху, оно явно связано с 33-им стихом, где апостол говорит об излиянии Духа на учеников: "что вы ныне видите и слышите", и потом добавляет: "Итак, твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли". В сущности, этим апостол Петр говорит своим слушателям: "Это излияние Духа, чему вы свидетели, - что вы видите вашими глазами и слышите вашими ушами, - это доказательство того, что Иисус из Назарета, Которого вы распяли, сейчас является Господом и Христом". Излияние Духа Святого на землю является доказательством того, что на небе произошла вознесение Иисуса из Назарета одесную Бога. Цель Пятидесятницы - засвидетельствовать верховную власть Иисуса Христа.

Был юноша, по имени Иосиф, нежно любимый своим отцом. И вот однажды отцу сообщили о смерти его сына, и в течение многих лет Яков оплакивал смерть Иосифа. Но Иосиф не находился в могиле; он занимал высокое положение и был облечен могуществом и славой. И вот после того, как Яков долгие годы оплакивал смерть своего сына, внезапно пришло известие, что Иосиф жив и теперь владычествует над всею землею Египетскою. Сначала Яков не мог себе представить этого. Это было так прекрасно, что он не мог этому поверить. Но, в конце концов, он убедился в том, что Иосиф жив, и что он занимает высокое положение. Как он в этом убедился? Он вышел и увидел колесницы, которые прислал Иосиф из Египта.

Что изображают в данном случае эти колесницы? Несомненно, они являются прообразом на Духа Святого, посланного как доказательство славы Сына Божия и для нашего "перевоза". Как мы знаем, что Иисус из Назарета, Который был распят злыми людьми вот уж почти две тысячи лет тому назад, не умер просто смертию мученика, но что Он находится одесную Отца во славе? Как мы можем быть уверены, что Он есть Господь господствующих и Царь царей? Мы имеем неопровержимое доказательство, потому что Он излил на нас Своего Духа. Аллилуйя! Слава и благодарение Богу нашему! Иисус есть Господь! Иисус есть Христос! Иисус из Назарета является и Господом и Христом!

Святой Дух нам дан на том основании, что Господь Иисус был вознесен одесную престола величия на небесах. Так может ли это быть, что Господь Иисус был прославлен, а вы не получили Духа Святого? На каком основании получили вы прощение грехов? Потому ли, что вы долго и упорно молились, или потому, что вы регулярно ходили в церковь? Разве вы получили прощение грехов из-за каких-нибудь ваших заслуг? Нет! Тысячу раз нет! На каком основании были прощены ваши грехи? "Без пролития крови не бывает прощения" (Евр. 9: 22). Пролитие крови является единственным основанием прощения грехов; и так как драгоценная Кровь была пролита, поэтому наши грехи были прощены.

Так и облечение Духом Святым основано точно на том же принципе, что и прощение грехов. Господь был распят, поэтому наши грехи прощены. Господь был прославлен, поэтому Святой Дух был излит на нас. Может ли это быть, что Сын Божий пролил Свою Кровь, а ваши грехи, дорогое дитя Божие, не были бы прощены? Никогда! И может ли быть, что Сын Божий был прославлен, а вы не получили Святого Духа? Никогда!

Но может быть кто-нибудь скажет: "Согласен со всем этим, но я никогда не пережил этого в моей жизни. Должен ли я со спокойным видом заявить, что я все это имею, тогда, как я знаю, что у меня нет ничего?" - Нет, мы никогда не должны довольствоваться только одним объективным знанием истины. Нам нужен также и личный духовный опыт; но этот личный опыт мы можем иметь только тогда, когда мы верою полагаемся на то, что совершил для нас Господь. Совершенные Богом факты являются основанием нашего духовного опыта.

Вернемся еще на минуту к вопросу нашего оправдания. Каким образом мы были оправданы? Не потому что мы старались что-то сделать, а потому что мы верою приняли этот совершившийся факт, что Господь Иисус все выполнил для нас. И Духа Святого мы получаем точно таким же образом, то есть не рассчитывая на наши заслуги, а верою полагаясь на совершенное для нас Господом.

Если мы в нашей жизни не прошли через это переживание, то мы должны просить у Бога откровение о совершившемся вечном крещении Духом Святым, ибо это дар нашего прославленного Господа Своей Церкви. И как только мы это увидим, то все наши усилия прекратятся и, вместо просьбы, наша молитва превратится в славословие и благодарение. Откровение того, что совершил Господь для этого мира, положило конец нашим усилиям получить прощение наших грехов, так и откровение того, что совершил Господь для Своей Церкви, положи! конец нашим усилиям получить крещение Святым Духом. Мы делаем все эти усилия, потому что наши духовные глаза еще не открылись на совершенное для нас Господом творчество. Но как только мы это увидим, то вера наполнит наши сердца, и по мере нашей веры мы будем видеть проявление Духа Святого в нашей жизни.

Однажды в Шанхае я возглавлял ряд собраний, на которых присутствовал один юноша, только пять недель тому назад обратившийся к Господу, а до этого сильно противившийся Евангелию. После одного из этих собраний, где я говорил на тему, которую мы рассматриваем сейчас, этот юноша, вернувшись домой, стал на колени и начал просить: "Господи, я хочу иметь силу Духа Святого. Так как Ты теперь прославлен, то не хочешь ли Ты излить на меня Твоего Духа?" Но он сейчас же пресекся: "О! нет. Господи, я говорю не то", и он начал снова молиться: "Господь Иисус, мы соединены, Ты и я. одной жизнью, и наш Отец обещал нам две вещи: славу Тебе и Духа Святого мне. Ты Господи, Ты получил славу, стало быть невозможно, чтобы я не получил Святого Духа. Господи, я благодарю Тебя за то. что Ты получил славу, а я Духа Святого". С этого дня сила Духа Святого явно опочила на нем.

Вера снова является ключом

Как прощение наших грехов, так и сошествие Святого Духа на нас полностью являются вопросом нашей веры. Как только мы видим Господа Иисуса, распятого на Кресте, то мы знаем, что наши грехи прощены; и как только мы видим Господа Иисуса, вознесенного на Престол, то мы знаем, что Святой Дух был излит на нас. Ни наши молитвы, ни пост, ни ожидание, а единственно только вознесение Христа на Престол является основанием нашего облечения Святым Духом. Те, кто настаивают на ожидании, устраивая "собрания ожиданий", могут ввести нас только в заблуждение, потому что дар Святого Духа не предназначен для "некоторых привилегированных", а для всех, потому что Святой Дух нам дан не на основании того, чем являемся мы, а на основании того, чем является Христос. Дух Святой был излит, чтобы засвидетельствовать о благости Христа и о Его величии, а не о нашем. Мы получили прошение, потому что Христос был распят; мы облечены силою свыше, потому что Христос был прославлен. Это благодаря Ему, что мы имеем все.

Предположим, что какой-нибудь человек выразит желание быть спасенным. Объяснив ему путь спасения, мы помолимся с ним. И предположим, что он будет молиться так: "Господь Иисус, я верю, что Ты умер за меня, и что Ты можешь изгладить все мои грехи. Я верю, что Ты действительно меня простишь". Будем ли мы уверены, что этот человек спасен? Когда мы будем уверены, что он действительно рожден свыше? Не тогда, когда он молится: "Господи, я верю, что Ты хочешь простить мои грехи", но когда он скажет: "Благодарю Тебя, Господи, что Ты простил мои грехи. Ты умер за меня; поэтому мои грехи изглажены". Мы верим, что человек спасен, когда его молитва превращается в славословие, когда он перестает просить у Господа о прощении своих грехов, и когда он благодарит Бога за то, что Он простил его, потому что Кровь Агнца уже пролита.

И таким же образом вы можете молиться и ждать долгие годы без того, чтобы испытать силу Святого Духа; но когда вы перестанете умолять Господа излить на вас Святого Духа, и когда вы вознесете Ему благодарность с полным доверием, что Он уже излил на вас Своего Духа, потому что Господь Иисус был прославлен, то тогда вы увидите, что Господь уже все совершил для вас. Слава и благодарение Богу' Никто из Его детей не должен томиться ожиданием, чтобы дар Святого Духа был дан ему. Иисус не должен стать Господом, а Он уже Господь. Я не должен получить Духа, а я уже получил Духа Святого. Все является вопросом веры, которая следует за откровением. Когда наши глаза открыты, чтобы видеть, что Святой Дух уже был излит, потому что Иисус уже был прославлен, тогда молитва в наших сердцах превратится в славословие и хваление Богу.

Все духовные благословения даны нам на определенном основании. Дары Божии нам даны даром, но с нашей стороны мы должны выполнить некоторые условия для получения этих даров. В Божием Слове есть место, где ясно указано условие, которое надо выполнить в отношении дара Святого Духа: "Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов и получите дар Святого Духа. Ибо вам принадлежит обетование и детям вашим и всем дальним кого ни призовет Господь Бог наш" (Деян. 2: 38-39).

Четыре вещи упомянуты в приведенном выше отрывке: Покаяние, Крещение, Прощение и Святой Дух. Две первых являются условием, а две вторых - дарами. Какое условие надо выполнить, чтобы получить прощение грехов? По Слову Божию их два: покаяние и крещение.

Первым условием является покаяние и означает перемену взглядов. Раньше грех мне казался приятным, но теперь мое мнение на этот счет переменилось. Раньше этот мир привлекал меня, а теперь я вижу ясно, что он представляет. Раньше я думал, что стать христианином - это жалкая участь, а теперь я вижу это совсем в другом свете. Было время, когда некоторые вещи восхищали меня, а теперь они стали отвратительными для меня. И были вещи, которые я раньше не ценил, а теперь они стали для меня драгоценными. Никакая жизнь не может быть действительно преображенной, если не будет такой перемены и в мыслях, и в сердце.

Вторым условием является крещение. Крещение - это внешнее выражение внутренней веры. Когда я действительно верю сердцем, что я умер со Христом, и что я погребен и воскрес вместе с Ним, тогда я принимаю крещение. Крещением я публично свидетельствую, что я всем моим сердцем верю всему этому. Крещение - это вера, выраженная на деле.

Итак, прощение наших грехов подчинено двум условиям, установленным Богом - покаянию и вере, выраженными публично. Покаялись ли вы? Засвидетельствовали ли вы публично о вашем единении с вашим Господом? Получили ли вы прощение грехов и дар Святого Духа? Вы говорите, что вы получили только первый из этих даров и не получили второго? Однако, дорогой друг, если вы выполнили оба условия, то Бог вам дал два дара. Почему же вы взяли только один? Что же вы сделали со вторым?

Предположим, что я захожу в книжный магазин и выбираю произведение в двух томах, плачу стоимость обоих, но, уходя, беру только один том, оставив другой на прилавке магазина. Вернувшись домой и, заметив свою рассеянность, что же я должен буду сделать по вашему мнению? - Я должен вернуться в магазин и взять мой забытый том, ничего не платя за него. Я просто объясню продавцу, что оба тома были уплачены, и попрошу его дать мне забытый мною том; и выйду из магазина счастливый с моей книгой в руке. Разве вы не поступите так же в подобном случае?

Но ведь вы находитесь в таком же положении. Бели вы выполнили оба условия, то вы имеете право на получение двух даров, а не на один только. Вы уже приняли один; так почему же вам не прийти сейчас, чтобы получить второй? Скажите Господу: "Господи, я подчинился необходимым условиям для получения прощения грехов и дара Святого Духа, но из-за моего незнания я уловил только прощение грехов. Господи, я прихожу теперь к Тебе, чтобы получить дар Святого Духа, и я благодарю Тебя за него".

Разнообразие духовных переживаний

Вы может быть спросите: "Как я буду знать, что Святой Дух почил на мне?" Я не могу сказать, как вы будете это знать, но вы это будете знать. В Слове Божием не описаны ни впечатления, ни переживания учеников в день Пятидесятницы. Мы не знаем в точности, что они ощущали, но знаем, что их чувства и их поведение были не совсем обычны, так как люди, которые их видели, говорили, что они пьяны. Когда Святой Дух нисходит на чадо Божие, то случается нечто такое, чего мир не может ни понять, ни объяснить.

Может произойти какое-нибудь необычайное явление, хотя, в сущности, это не что иное, как потрясающее нас сознание Божьего присутствия. Мы не можем и никогда не должны указывать на какие-нибудь определенные формы переживаний, сопутствующих этому необычайному явлению, но можно сказать с уверенностью, что все те, на ком почил Дух Божий, будут знать об этом.

Когда Святой Дух спустился на учеников в день Пятидесятницы, то было нечто необычайное в их поведении, что апостол Петр объяснил всем присутствующим текстом из Священного Писания. В сущности он им сказал: "Когда Святой Дух спустится на верующих, то одни будут пророчествовать, другие будут видеть видения, некоторые будут вразумляемы снами. Это то, о чем говорил Бог через пророка Иоиля". Но разве апостол Петр пророчествовал? Во всяком случае не в таком смысле, как это имел в виду пророк Иоиль. Пророчествовали ли все сто двадцать? Все ли видели видения? Об этом нам не сказано. Видели ли они сны? Как они могли видеть сны, когда никто из них в этот момент не спал. Тогда что же хотел сказать апостол Петр, цитируя этот текст, который казалось совсем не относился к происходящему событию. И действительно, в тексте, на который ссылается апостол Петр (Иоиль 2: 28-29), сказано, что излияние Духа будет сопровождаемо пророчеством, снами, видениями, а между тем все эти признаки явно отсутствовали в день Пятидесятницы.

С другой стороны пророк Иоиль ничего не говорит о "шуме с неба, как бы от несущегося сильного ветра", ни о "разделяющихся языках, как бы огненных", как о признаках, сопутствующих излиянию Духа; а между тем, эти явления произошли в горнице, где находились ученики. Пророк Иоиль также не упоминает о "других наречиях", однако мы читаем, что в день Пятидесятницы каждый слышал их, говорящими на своем родном наречии.

Что хотел сказать апостол Петр? Представим себе его, цитирующего текст из Слова Божия, как доказательство того, что все, происходящее в день Пятидесятницы, есть предвозвещенное Иоилем излияние Духа, тогда как ни одно из этих видимых признаков, упомянутых пророком, не было проявлено. Упомянутые в Писании признаки не были проявлены в этот день, а о том, что пережили ученики, не было упомянуто в Писании! Так что ссылка, взятая апостолом Петром из Писания, скорее опровергала, чем подтверждала сказанное им. Какое объяснение этой загадки?

Вспомним, что апостол Петр говорил под действием Духа Святого. Книга Деяния Апостолов была написана под вдохновением Духа, в ней нет ни одного слова сказанного случайно. В ней не может быть никакой ошибки, в ней полная гармония. Обратим внимание, что апостол не говорит: "То, что вы видите и слышите, есть точное исполнение того, о чем говорил пророк Иоиль". Он только сказал: "Это есть предреченное пророком Иоилем" (Дея. 2: 16). Апостол Петр говорит этим, что происшедшее в день Пятидесятницы - это то же самое действие Духа Святого, предсказанное пророком Иоилем, только проявленное в другой форме. В сущности он сказал, что хотя это и не является точным исполнением, но это действие того же Духа. Этим" через апостола Петра, Дух Святой подчеркнул, что Его проявления могут быть очень разнообразными. Внешние признаки могут быть многочисленны и разнообразны, и мы должны согласиться, что иногда они бывают очень странными. "Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех" (1Кор. 12: 4-6).

Что пережил Р. А. Торей, когда после многих лет служения Дух Святой спустился на него? Предоставим ему самому рассказать об этом: "Я помню точно место в моем кабинете, где, стоя на коленях, я молился. Это был тихий, спокойный момент, один из самых спокойных моментов в моей жизни... Тогда Господь мне сказал, не через уши, а прямо в моем сознании: "Это твое. Теперь иди и проповедуй". Господь мне уже говорил через 1 Послание Иоанна 5: 13-14, но тогда я еще не знал Библию так хорошо, как я ее знаю сейчас, и Бог сжалился над моим незнанием и говорил мне прямо в моем сознании... Я пошел проповедывать, и с этого дня и по сей день я стал новым служителем... Через некоторое время после этого (я не помню точно через сколько времени) я сидел в моей комнате... и вдруг я начал кричать (а я не привык к этому, характер у меня тихий, но в этот момент я ликовал, как самый восторженный методист): "Слава Богу, слава Богу, слава Богу", не имея сил остановиться. "Но не в этот момент я был крещен Духом Святым. Я был крещен Духом Святым, когда я принял Его просто верою в Слово Божие". (Примечание: "Святой Дух, Его личность и Его действие". Р. А. Торей.) Внешние проявления Духа в случае с Р. Торей не были такими, как их описал пророк Иоиль или апостол Петр, но и то и другое, хотя это и не факсимиле, но, тем не менее, это действие одного и того же Духа.

А что пережил Д. Л. Муди и как он себя вел, когда Дух Святой сошел на него?

"Я вопил к Богу не переставая, чтобы Он исполнил меня Своим Духом. И вот однажды, в городе Нью-Йорке - о! какой день! - я не могу его описать, я редко об этом говорю; это слишком свято, чтобы о нем говорить. У апостола Павла было переживание, о котором он не мог говорить в течение четырнадцати лет. Я могу только сказать, что Бог Сам открылся мне, и у меня было такое сознание Его любви, что я должен был просить Его, чтобы Он остановил Свою руку. Я продолжал проповедывать, мои проповеди были те же, я не открывал новых истин, однако, сотни людей обращались к Богу. Я не хотел бы вернуться к старому, то есть к тому, что было до этого благословенного переживания, даже если бы мне предложили весь мир, то для меня это было бы пылинкой на весах". (Примечание: Жизнь Д. Л. Муди, описанная его сыном В. Р. Муди.) Внешнее проявление Духа, пережитое Д. Л. Муди, в точности не соответствует описанным пророком Иоилем или апостолом Петром, или Р. А. Торей. Но кто может сомневаться в том, что пережитое Муди это тоже проявление Духа, хотя и в другой форме, что пережили и ученики в день Пятидесятницы? Хотя и иначе выраженное, но сущность переживания, безусловно, та же, так как это действие того же Духа.

А что пережил великий Чарли Финей, когда сила Духа Святого почила на нем?

"Я получил мощное крещение Святым Духом, совсем не ожидая этого; и не предполагая даже, что это может случиться со мною. Я никогда ничего подобного ни от кого не слышал, не помню даже, чтобы кто-нибудь упомянул о чем-либо подобном. Дух Святой сошел на меня таким образом, что мне казалось, что Он проник и в мою душу и в мое тело. Никакими словами невозможно выразить чудную любовь, излитую в мое сердце. Я плакал от любви и счастья". (Примечание: Автобиография Чарли Финея.) Переживание Чарли Финей не является репродукцией Пятидесятницы, ни копией того, что пережил Р. Торей или Д. Л. Муди, но это, несомненно, проявление того же Духа.

Когда на детей Божиих излит Святой Дух, то переживания одних не похожи на переживания других. Одни получают новую способность "видеть", другие получают способность приобретать души: иные будут провозглашать Слово Божие с силою и властью, а другие будут исполнены небесной радостью или же преисполнены славословием и хвалой Богу. И все это проявление одного и того же Духа. Будем славить и благодарить Бога за всякий Его дар в связи со славою Христа. В Божиих путях в отношении Своих детей нет никакого шаблона. Следовательно, из-за наших предрассудков и предвзятых мнений мы не должны заключать творчество Духа в узкие рамки, будь то в нашей собственной жизни или в жизни других. В равной мере это относится и к тем, которые требуют определенное проявление, как "говорение языками", как доказательство того, что Дух Святой был излит на них, а также и к тем, которые отвергают наличие всякого видимого проявления. Мы должны предоставить Богу свободу действовать, как Ему угодно, и подкреплять Свое творчество признаками по Своему усмотрению. Он - Господин не нам предписывать Ему наши постановления.

Возрадуемся тому, что Господь Иисус воссел на престоле, и превознесем Его, так как из-за того, что Он был прославлен. Дух Святой был излит на всех нас. Если мы примем верою этот совершившийся Божий факт, то мы познаем Его силу с такой реальностью, что мы сможем сказать с полной уверенностью: "Это и есть то, о чем предсказал пророк Иоиль".

Дух, пребывающий в нас

Теперь мы остановимся на втором аспекте дара Святого Духа, который - как мы это увидим из следующей главы нашего изучения - является главной темой 8-ой главы Послания к Римлянам. Это то, что мы называем - Дух, пребывающий в нас. "Если же Дух Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса, живет в вас..." (Рим. 8: 11).

Если мы хотим на опыте в нашей жизни познать силу Духа, излитого на нас, как и силу Духа, пребывающего в нас, являющихся действительно нашими, то для этого, прежде всего нам нужно Божие откровение. И когда мы видим Христа как Господа, вознесенного на небесах на Престол, тогда мы познаем силу Духа, излитого на нас. И когда мы видим Христа как нашего личного Господа - то есть как подлинного Господина всей нашей жизни, - тогда мы познаем силу Духа в нас.

Апостол Павел предложил коринфским христианам откровение Духа, пребывающего в них, как лечебное средство от их духовного бессилия. Очень важно отметить, что христиане в Коринфе были сильно озабочены видимыми признаками излияния Святого Духа и придавали большое значение "языкам" и чудесам, тогда как их жизнь была полна противоречий и являлась оскорблением для имени Господа. Вне всякого сомнения, они получили дар Святого Духа, а между тем они не достигли духовной зрелости. И лечебное средство, которое Бог предложил им от их духовного бессилия, остается все то же самое; Бог и сегодня предлагает его Своей Церкви как лекарство от той же болезни.

В своем Послании к Коринфянам апостол спрашивает их: "Разве вы не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?" (1 Кор. 3: 16). Другим верующим он пишет, что молит Бога просветить очи сердец их "дабы они познали" (Еф. 1: 18). Знать дарованное нам Богом было необходимо христианам той эпохи, и эта необходимость остается такой же насущной и в наши дни. И сегодня мы также нуждаемся, чтобы Бог "просветил очи сердца нашего", дабы мы знали, что Сам Бог обитает Духом Святым в нашем сердце, и что Христос тоже присутствует в Лице Духа Святого. Следовательно, если Святой Дух живет в нашем сердце, то и Отец и Сын пребывают в нем также. И это не просто теория или учение, а благословенная действительность. Может быть мы уже осознали, что Он является Личностью? Поняли ли мы, что иметь Духа в себе - это иметь в себе живого Бога?

Для многих христиан Дух Святой не реальный. Они считают Его просто как влияние - вероятно, как хорошее влияние, но не видят в Нем ничего больше. В своем понятии они смешивают, более или менее, совесть и Дух. Для них это "нечто" обличающее их, когда они плохо поступают, и старающееся научить их быть хорошими. Затруднение коринфских христиан заключалось не в том, что Дух не пребывал в них, а в том, что они не сознавали Его присутствия в себе. Они не отдавали себе отчета в величии Того, Кто сотворил Свою обитель в их сердцах. Поэтому апостол Павел им пишет: "Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?" (Кор. 3: 16). Да, в этом и заключалось лечебное средство от их духовного бессилия - им просто надо было знать. Кем является Тот, Кто обитает в них.

Сокровище в сосуде

Знаете ли вы, мои дорогие друзья, что Дух, пребывающий в вас, есть Сам Бог? О! да откроются наши глаза, чтобы видеть величие дара Божия! О! если бы мы осознали, какое богатство возможности сокрыто в наших сердцах. Когда я об этом думаю, то мне хочется кричать от радости: "Дух, пребывающий во мне, не просто влияние, а живая Личность. Это - Сам Бог. Бог вечности пребывает в моем сердце! Я чувствую себя неспособным описать великую радость, наполняющую меня от этого открытия, что Святой Дух, пребывающий во мне, есть Личность. Я могу только повторять: "Он - Личность!" Повторять еще и еще: "Он - Личность! Он - Личность!" О! мои дорогие друзья, я хотел бы повторить вам тысячу раз: "Дух Божий во мне есть Личность!" Я только глиняный сосуд, но в этом глиняном сосуде я ношу сокровище неоценимое - Господа славы!

Все беспокойства и мучения детей Божиих прекратились бы, если бы их глаза открылись и они увидели бы, какое сокровище сокрыто в их сердцах. Знаете ли вы, что в вашем сердце есть все необходимое, чтобы ответить на требования всевозможных обстоятельств, в которых вы можете очутиться? Знаете ли вы, что там есть достаточно силы, чтобы всколыхнуть весь город, в котором вы живете? Знаете ли вы, что там есть достаточно силы, чтобы поколебать вселенную? Позвольте мне сказать вам еще раз - и я говорю это с глубочайшим уважением: вы, рожденные от Духа Божия, вы носите Бога в вашем сердце!

Всякое легкомыслие спадет с детей Божиих, если они осознают, какое великое сокровище заложено в них. Если в вашем кармане только два рубля, то вы можете идти по улице с легким сердцем, вы можете весело болтать. Не важно ведь, если вы потеряете эти деньги, они ведь не представляют большой ценности. Но если в вашем кармане будет двадцать тысяч рублей, то все ваше отношение будет другим и ваше поведение также. В вашем сердце будет великая радость, но вы не будете рассеянно прогуливаться по улице; время от времени замедлив шаг и, протянув руку, вы ощупаете ваше сокровище и пойдете дальше, радуясь вашему богатству.

Во времена Ветхого Завета в лагере израильтян было сотни палаток, но среди них была одна палатка не такая, как все остальные. Во всех палатках можно было делать что угодно: есть или поститься, быть веселым или серьезным или тихим. Но эта особенная палатка была местом, где требовались сосредоточенность и страх. Во все остальные палатки можно было войти и выйти, громко разговаривая и весело смеясь, но как только приближались к этой особенной палатке, то все инстинктивно проникались уважением и, подходя к ней, склоняли головы в благоговейном молчании. Никто не мог прикоснуться к ней безнаказанно.

Кто бы ни посмел это сделать - будь то человек или животное - неизбежно наказывались смертью. Что же особенного было в этой палатке? Это был храм Бога живого. Сама по себе эта палатка не представляла ничего необычайного; снаружи она была сделана из обыкновенного простого материала, но великий Бог избрал ее местом Своего жилища.

Понимаем ли мы, что произошло при нашем обращении? Бог вошел в наше сердце, чтобы сделать из него Свой храм. Во дни ветхого Завета Бог обитал в храме, сделанном из камней; в наши дни Он обитает в храме, составленном из живых верующих. Когда мы действительно поймем, что Бог из наших сердец устроил Себе жилище, то какое чувство глубокого уважения наполнит наши жизни! Когда мы знаем, что мы являемся храмом Божиим, и что Дух Божий живет в нас, тогда всякое легкомыслие, всякая фривольность исчезнут, так же как и всякое искание своего. Подлинно ли мы осознали, что всюду, куда бы мы ни пошли, мы носим в себе Святого Духа Божия? Мы не носим с собою просто нашу Библию, ни даже богатое познание о Боге, а Самого Бога.

Многие христиане не познали в своей жизни силы Духа Святого - хотя Он и живет в их сердцах - по причине их неуважения к Нему. У них нет уважения, потому что их глаза не были открыты на реальность Его присутствия в них. Дух Святой живет в них, но они этого не осознали. Как это получается, что некоторые христиане живут жизнью победы, а другие живут в постоянном поражении? Эта разница происходит не из-за присутствия или отсутствия Духа (ибо Он живет в сердце каждого чада Божия), а оттого что одни признали Его присутствие в них, тогда как другие этого не признали. Только истинное откровение того, что Дух Божий живет в нашем сердце, может в корне изменить жизнь всякого христианина.

Абсолютный суверенитет Христа

"Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою иеною. Посему прославляйте Бога и в телах ваших" (1 Кор. 6: 19-20).

Это место из Священного Писания заставляет нас сделать еще один шаг вперед, потому что когда мы духовно прозреем и увидим, что мы являемся жилищем Божиим, то за этим откровением должна последовать полная отдача самих себя Богу. Как только мы видим себя храмом Божиим, то мы немедленно признаем, что мы больше не принадлежим самим себе. Посвящение следует за откровением. Разница между христианами побеждающими и теми, которые остаются в постоянном поражении, происходит не оттого, что одни имеют Духа, а другие не имеют, но из-за того, что одни знают, что Бог живет в них, тогда как другие этого не знают. И вследствие этого, одни признают за Богом все права собственности над их жизнью, тогда как другие остаются еще хозяевами своей жизни.

Откровение - это первый шаг к святости, и посвящение - второй. В нашей жизни должен быть день такой же определенный, как и день нашего обращения, в который мы передаем все права собственности над собою, чтобы безоговорочно подчиниться верховной власти Иисуса Христа. Вследствие этого Бог может на деле испытать подлинность нашего посвящения; но последует ли это или нет, у нас должен быть день, в которой мы без ограничений передадим Ему все: самих себя, наши семьи, наше состояние, наши интересы и наше время. Мы сами и все, что мы имеем отныне принадлежит Ему, в Его полном распоряжении. С этого дня мы больше не являемся хозяевами самих себя, а только управляющими. Пока суверенитет Иисуса Христа не будет установлен в наших сердцах. Дух не может существенно действовать в нас. Он не может управлять нашей жизнью, покамест мы не передадим все под его контроль. Если мы не дадим Ему абсолютную власть в нашей жизни, то Он может присутствовать, но Он не может проявить Своего могущества. Действие Духа Святого будет парализовано.

Живем ли мы для Господа или для себя? Может быть, этот вопрос слишком неопределенный, так разрешите мне пояснить его более точно. Есть ли между Господом и нами какая-нибудь точка препирательства? Пока все эти вопросы не будут приведены в порядок, пока мы не дадим Святому Духу полную свободу, до тех пор Он не сможет воспроизвести жизнь Христа в сердце верующего.

Один мои друг американец, назовем его Павлом, он сейчас уже у Господа, с ранней молодости лелеял надежду называться: "Доктор Павел". Еще будучи мальчиком, он мечтал о своем поступлении в университет, он представлял себе, как он сперва получит лиценциат, потом докторскую степень по философии, и затем наступит день, когда все его будут приветствовать: "Доктор Павел".

Господь его спас и призвал проповедовать Евангелие. В скором времени он стал пастором большой общины. В это время, уже закончив лиценциат, он готовился к получению докторской степени, но, несмотря на блестящие успехи в учении и успешное духовное служение, он не чувствовал себя удовлетворенным. Он был христианином, но его жизнь не походила на жизнь Христа. Он имел в себе Духа Божия, но не наслаждался Его присутствием и не познал в своей жизни Его могущества. Он думал про себя: "Я пастор общины, проповедую Евангелие, уговариваю моих слушателей любить Слово Божие, но я сам в действительности его не люблю. Я их увещеваю молиться, но у меня самого очень мало желания молиться. Я их убеждаю жить жизнью святости, тогда как моя собственная жизнь не святая. Я их предостерегаю не любить этого мира, а между тем, хотя я внешне и избегаю его, но в глубине моего сердца я его еще очень люблю" И в своей скорби он просил Господа дать ему познать силу Духа, пребывающего в нем, но несмотря на то, что он молился об этом месяцами, никакого ответа не последовало. Тогда он стал поститься и умолял Господа показать ему, нет ли какого-нибудь препятствия в его жизни. На этот раз ответ последовал сейчас же: "Я желаю, чтобы ты познал силу Моего Духа, но твое сердце привязано к тому, что Мне не угодно, чтобы ты имел. Ты мне пожертвовал всем, кроме одного: ты сохранил для себя твою докторскую степень". Может быть вы, как и я, не придаете большого значения, будут ли вас называть мсье Павел или доктор Павел, но для него в этом была вся его жизнь. Он об этом мечтал с раннего детства и работал в этом направлении всю свою молодость, и теперь то, что ему было так дорого, было почти достигнуто. Меньше чем через два месяца он будет иметь то, о чем он мечтал всю свою жизнь.

Тогда он начал спорить с Господом: "Разве есть какое-нибудь неудобство для меня быть доктором философии? Не будет ли еще больше славы для имени Твоего, если не просто мсье Павел, а доктор Павел будет проповедовать Евангелие?" Но Бог не меняет Своих мыслей, и все доводы мсье Павла не изменили сказанного ему Господом. Каждый раз, когда он молился об этом, он получал все тот же ответ. Потом, видя бесполезность спора, он начал торговаться с Господом. Он обещал поехать в разные концы света, обещал сделать и то и это, если только Господь позволит ему получить докторскую степень. Но и это не переменило мыслей Господа. И такое положение тянулось почти до самого экзамена.

За два дня до последнего экзамена, это была суббота, и мсье Павел уединился, чтобы подготовить проповедь к воскресному собранию, но, несмотря на все его усилия, он не смог составить проповеди. Стремление всей его жизни должно осуществиться вскоре, однако Бог ему ясно указал, что он должен выбрать между престижем, которым он будет пользоваться благодаря докторскому званию, и силой Духа Божия, управляющим его жизнью. В этот вечер коленопреклоненный он уступил. "Господи, - сказал он, - я готов быть до конца моей жизни просто мсье Павел, но я нуждаюсь больше всего познать силу Духа Твоего".

Встав с колен, он написал письмо, в котором просил освободить его от предстоящего в понедельник экзамена, указав причину своего отказа. Затем он лег в постель счастливый, но не чувствуя никакой особенной духовной перемены. На другой день утром он сказал всем присутствующим на собрании, что в первый раз за шесть лет он не приготовил никакой проповеди и объяснил им причину. Господь благословил это его свидетельство более обильно, чем все его предыдущие тщательно подготовленные проповеди, и с этого дня Бог благословил его служение с новой силой. С этого дня он узнал разделение с миром не только поверхностное, а глубоко внутреннее, и в своей повседневной жизни он узнал радость от присутствия Духа, а также и Его силу. Бог требует, чтобы мы привели в порядок все точки препирательства с Ним. Для мсье Павла это было его докторское звание, для нас это может быть что-нибудь другое. Абсолютная отдача самих себя Господу обычно зависит от одного какого-нибудь пункта, и Бог требует от нас именно это. И мы все должны предоставить Ему, так как Господь должен иметь нас полностью в Своей власти. На меня произвело сильное впечатление то, что писал один видный политический деятель в своей автобиографии: "Я ничего не хочу для себя. Я хочу все для моей страны". Если один человек мог желать все для своей страны и ничего для себя лично, так не можем ли и мы сказать нашему Богу: "Господи, я ничего не хочу для себя, я хочу все для Тебя. Я хочу то, что Ты хочешь и ничего не хочу вне Твоей воли". Только когда мы занимаем место слуги, только тогда Он может занять место Господа. Господь не призывает нас посвятить себя Его делу. Он желает, чтобы мы предоставили самих себя Ему, в Его полное распоряжение. Готовы ли мы желать то, что желает Он?

Другой из моих друзей также, как и мсье Павел, препирался с Господом. До своего обращения он был влюблен в одну девушку, и как только он сам был спасен, то он всячески старался привести к Господу и ту, которую он любил. Но она и слышать не хотела о духовном. Господь ему ясно указал, что он должен порвать свое знакомство с этой молодой девушкой, но он очень был к ней привязан. Итак, он уклонился от этого вопроса и продолжал служить Господу и приводить к Нему души. Однако ж, он начал сознавать свою нужду в освящении, и это положило начало печальным для него дням. Он просил у Бога полноту Духа, чтобы жить жизнью святости, но казалось, что Господь постоянно игнорировал его просьбу.

Однажды его пригласили проповедовать в другом городе. В это утро темой его проповеди был псалом 72: 25: "Кmo, кроме Тебя, у меня есть на небе? На земле тоже я ничего не хочу, кроме Тебя". В тот же день, вернувшись к себе, он пошел на молитвенное собрание. На этом собрании одна сестра прочла тот же стих из 72-го псалма, не зная, что он утром проповедовал на эту тему. Она закончила чтение таким вопросом: "Можем ли мы действительно сказать: "На земле ничего не хочу, кроме Тебя"? В этих словах была сила, которая проникла ему в душу, и он должен был сознаться самому себе, что не может сказать, что он действительно 'ничего не хочет ни на небе, ни на земле, кроме Господа. Он тотчас понял, что для него все зависит от его согласия отказаться от этой молодой девушки, которую он любил.

Может быть, для кого-нибудь другого, такой отказ не показался бы очень тяжелым, но для него это было все. И он начал спорить с Господом: "Господи, я поеду в Тибет и буду там работать для Тебя, если Ты мне позволишь жениться на этой девушке". Но Господь, казалось, больше был озабочен его знакомством с этой молодой девушкой, чем Он интересовался его поездкой в Тибет. Это препирательство длилось несколько месяцев, и как этот молодой человек снова просил у Бога полноту Духа, то Господь еще раз указал ему на то же самое препятствие в его жизни. И на этот раз Господь одержал победу. Этот молодой человек поднял глаза к Нему и сказал: "Господи, теперь я действительно могу сказать, что, кроме Тебя, у меня ничего нет на небе, и на земле у меня нет радости, кроме Тебя". И это было для него началом новой жизни.

Есть большая разница между грешником прощенным и просто грешником, и есть большая разница между христианином, посвятившим себя Богу, и просто христианином. Да поможет нам Господь занять правильное положение в том, что касается Его абсолютного суверенитета. Если мы полностью предоставляем себя Господу и просим у Него силу Духа, пребывающего в нас, то нам не надо ждать каких-нибудь особенных чувств или каких-нибудь сверхъестественных явлений, мы можем просто поднять наш взор к Его Престолу и вознести хвалу Ему за то, что Он уже совершил. Мы можем с полным доверием возблагодарить Его за то, что слава Божия уже наполнила Его храм. "Разве не знаете, что вы храм Божий и Дух Божий живет в вас?" - "Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога?" (1 Кор. 3: 16 и 6: 19).

Глава 9. Значение и ценность седьмой главы Послания к Римлянам

Теперь мы вернемся к нашему изучению Послания к Римлянам. Мы остановились в конце 6-ой главы, чтобы рассмотреть две темы, связанные с этим изучением, - вечное намерение Божие, которое является причиной и целью нашего хождения с Ним; и Святой Дух, в Котором мы имеем силу и необходимую помощь для достижения этой цели. Перед нами теперь 7-ая глава к Римлянам, которую многие считают почти что излишней. Возможно, что она была бы ненужной, если бы христиане действительно увидели, что старое творение было устранено Крестом Христовым, и что совершенно новое творение введено через Его воскресение. Если мы действительно "знаем" это и, следователь но, "считаем" себя мертвыми, и когда мы "предоставляем" самих себя Богу на этом основании, тогда возможно, что седьмая глава была бы не нужна нам.

Другие же думали, что эта глава находится не на своем месте. Они бы поставили ее между 5-ой и 6-ой главой Послания к Римлянам. После 6-ой главы все так прекрасно, так ясно, так правильно; и вдруг такое падение, такой крик: "Бедный я человек!". Мог ли быть худший поворот чем этот? Поэтому некоторые утверждают, что апостол Павел описал здесь свои переживания до обращения. Мы должны признаться, что, в самом деле, он говорит здесь о некоторых вещах, которые не должны бы быть переживаемы христианами, а между тем, многие христиане проходят через эти печальные переживания. Итак, чему же нас учит 7-ая глава?

6-ая глава говорит о нашем освобождении от греха, а 7-ая глава говорит о нашем освобождении от закона. В 6-ой главе апостол Павел научил нас, как мы можем освободиться от греха, и мы сделали вывод, что это все, что нам было нужно. Но 7-ая глава учит нас, что освобождение от греха это не все и что нам еще нужно знать освобождение от закона. Если мы не будем полностью освобождены от закона, то мы никогда не узнаем полного освобождения от греха. Но какая разница между освобождением от греха и освобождением от закона? Мы все понимаем ценность первого, но ощущаем ли мы нужду во втором? Чтобы оценить освобождение от закона, нам нужно понять прежде всего, что такое закон и что он производит.

Плоть и поражение человека

В 7-ой главе к Римлянам нам преподан новый урок. В ней нам открывается, что мы во "плоти" (Рим. 7: 5), и так как "я плотян" (Рим 7: 14), то "не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе" (Рим. 7: 18). Это выходит из рамок вопроса о грехе и связано с вопросом об угождении Богу. Здесь речь идет не о грехе в его различных видах, но о состоянии человека "по плоти". Правда, плоть содержит в себе грех, но она ведет нас еще дальше, потому что она открывает нам, что и в области угождения Богу мы тоже полностью бессильны, так что "живущие по плоти Богу угодить не могут" (Рим. 8: 8).. И каким образом мы делаем это открытие? Через закон.

Вернемся немного назад и попытаемся описать переживания, через которые, вероятно, прошли многие из нас. Вот христианин, он действительно спасен, а между тем он все еще связан грехом. Он не живет все время под властью греха, но у него есть некоторые привычные грехи, которые мучают его постоянно, и он все время не выдерживает и падает. Но наступает день, когда он слышит Благую Весть полностью. Он слышит, что Господь Иисус умер не только для того, чтобы очистить нас от наших грехов, но что когда Он умер, то в Своей смерти Он охватил и нас грешников; так что не только наши грехи были изглажены, но и мы сами были распяты. Его духовные очи открываются, и он "знает", что он был распят со Христом. Две вещи последуют за таким откровением. Во-первых, он считает себя умершим и воскресшим со Христом, и во-вторых, он предоставляет себя Богу, как ожившего из мертвых. Он видит, что он больше никаких прав не имеет над собою. Это начало прекрасной жизни христианина, полной хваления нашему Господу.

Затем он начинает размышлять так: "Я умер со Христом и воскрес вместе с Ним; и я навсегда предоставил себя Ему. Теперь я должен делать что-нибудь для Него, ведь Он сделал для меня так много. Я хотел бы угодить Ему и исполнить Его волю. Итак, после отдачи себя Богу, он ищет узнать Его волю, чтобы быть послушным Ему. И тогда он делает удивительное открытие. Он думал, что он может исполнять волю Божию, и он думал, что он любит ее, но постепенно он начинает замечать, что он не всегда любит Его волю. Иногда он замечает в себе явное сопротивление Божией воле, и очень часто, когда он силится ее исполнить, то он видит свою неспособность. Тогда он начинает сомневаться в своем духовном переживании и спрашивает себя: "Действительно ли я увидел это откровение в Божием Слове? - Да! - Действительно ли я его принял верою? - Да! - Действительно ли я предоставил себя Богу? - Да! - Может быть я переменил мое решение относительно моей отдачи себя Богу? - Нет! - Тогда отчего происходят эти затруднения?" И чем больше этот человек старается исполнить Божию волю, то ему кажется, что он еще больше от нее удаляется. В конце концов, он приходит к заключению, что, в действительности, он никогда не любил Божию волю, и он начинает просить Господа помочь ему любить Его волю и чтобы Он дал ему силы ее исполнять. Он исповедует Богу свое непослушание и обещает впредь быть послушным. Но едва он встает с колен после молитвы, как он снова переживает паление; вместо ожидаемой победы он сознает свое поражение. Тогда он говорит себе: "Может быть мое последнее решение не было достаточно твердым. На этот раз я хочу быть непоколебимо твердым". И он сосредоточивает всю свою силу воли, чтобы быть послушным, но это приведет его к еще большему поражению. Тогда из его сердца вырвется повторение слов апостола Павла: "Ибо знаю, что не живет во мне, то есть, в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю" (Рим. 7: 18-19).

То, чему учит закон

Многие верующие неожиданно увидели себя переживающими описанное в 7-ой главе, даже не понимая причины. Они полагали, что 6-ая глава вполне достаточна, и так как они приняли все изложенное в ней, то они думали, что и вопроса о падении не может быть больше; и к своему великому изумлению они видят себя переживающими 7-ую главу. Как объяснить это?

Нужно, прежде всего, чтобы один пункт был вполне ясным, что наша смерть со Христом, описанная в 6-ой главе, совершенно достаточна, чтобы ответить на все наши нужды. Но объяснение этой смерти со всем тем, что из нее проистекает, не полное в этой 6-ой главе. Нам надо еще знать истину, изложенную в 7-ой главе. 7-ая глава дана нам, чтобы разъяснить и осуществить в нашей жизни сказанное нам в 6-ой главе: "Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатию" (Рим. 6: 14). Наши затруднения происходят оттого, что мы еще не знаем освобождения от закона. Итак, что означает закон?

Благодать означает, что Бог совершил что-то для меня, а закон означает, что я что-то делаю для Бога. У Бога есть установленные требования святости и праведности, которые я призван исполнять: это - закон. Итак, если закон означает, что Бог требует от меня исполнять определенные постановления, то освобождение от закона означает, что Бог больше ничего не требует от меня, потому что Он выполнил все необходимое Сам. Закон значит, что Бог требует от меня что-то делать для Него; а освобождение от закона означает, что Он освобождает меня, потому что по Своей великой милости Он выполнил его Сам. Я (то есть человек "плотский" Рим. 7: 14) ничего не должен делать для Бога - это освобождение от закона. Затруднения, описанные в седьмой главе, происходят от того, что человек "в плоти" старается что-то сделать для Бога. И как только мы пытаемся таким путем угодить Богу, то сейчас же подпадаем под закон, и переживания седьмой главы становятся нашими переживаниями.

Прежде всего, мы с уверенностью можем сказать, что вина не в законе. Апостол Павел говорит: "Посему закон свят, и заповедь свята и праведна и добра" (Рим. 7: 12). В законе нет ничего плохого, но есть что-то определенно плохое во мне. Требования закона праведны, но те, к кому эти требования обращены, не праведны. Затруднение происходит не от того, что требования закона не справедливы, а оттого, что я не способен их выполнить. Государство имеет право требовать от меня уплату налога, и я буду виновным, если у меня не окажется нужной суммы денег.

Я - человек, "проданный греху" (Рим. 7: 14), грех господствует надо мною. Покамест от меня ничего не требуют, я могу показаться вполне порядочным человеком, но только мне будет предъявлено требование праведности, тогда моя греховная натура обнаружится.

Предположим, что у вас есть неловкий слуга. Пока он будет сидеть, ничего не делая, то его неловкость не будет видна. Если он целый день будет сидеть, ничего не делая, правда, что вам не будет от него никакой пользы, но он и не причинит вам никакого убытка. Но если вы ему скажете: "Ну-ка! иди сюда, не теряй напрасно времени. Встань и сделай что-нибудь". Тогда начнутся затруднения: он перевернет стул вставая; несколько шагов дальше он наскочит на скамейку и разобьет дорогую посулу, как только прикоснется к ней.

Если вы от него ничего не требуете, то его неловкости не заметно, но как только вы ему доверите какое-нибудь дело, то его неумелость тотчас обнаружится. Требования были справедливы, но человек, к которому эти требования были обращены, никуда не годился. Он был одинаково неловок и когда он сидел, и когда он работал, и только ваши требования обнаружили его неспособность, которая у него в натуре.

Мы все грешники по нашей натуре. Если Бог от нас ничего не требует, то все у нас как будто в порядке, но как только Он что-нибудь потребует от нас, так сейчас же и обнаружится наша греховная натура. Закон обнаруживает наше бессилие. Пока меня оставляют в покое, я кажусь праведным и добрым, но как только от меня потребуют что-нибудь, то, несомненно, я это сделаю плохо, и если мне доверят еще что-нибудь другое, то я испорчу и это. Когда святой закон применяется к грешному человеку, тогда его греховная натура полностью обнаруживается.

Бог знает, кто я. Он знает, что с головы до ног я полон грехов. Он знает, что я олицетворение бессилия, что я ни на что не способен. Но несчастье все в том, что я этого не знаю. Я соглашаюсь, что все люди грешники, следовательно, и я тоже грешник, но я думаю, что я не такой плохой, как другие. Бог должен нас поставить в такое положение, где мы увидим нашу полную неспособность, наше абсолютное бессилие. Даже когда мы говорим, что мы грешники, то и тогда мы полностью этому не верим, и Бог должен сделать что-нибудь, чтобы мы убедились в этом на деле. Без закона мы никогда не знали бы, до какой степени мы неспособны угодить Богу. Апостол Павел пришел к этому выводу. Он говорит об этом очень ясно: "Я не иначе узнал грех, как посредством закона; ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: "не пожелай" (Рим. 7: 7). Какое бы ни было его отношение к другим заповедям, но во всяком случае эта 10-ая заповедь "не пожелай" помогла ему увидеть свою настоящую природу. Благодаря этой заповеди он ясно увидел свою несостоятельность и свою неспособность.

Чем больше усилий мы прилагаем, чтобы исполнить закон, тем яснее мы видим свою неспособность, и тем глубже мы погружаемся в переживания, описанные в 7-ой главе к Римлянам, до тех пор, покамест мы полностью не убедимся в своем безнадежном бессилии. Бог все это знал, но мы этого не знали, и поэтому Он проводит нас через эти горестные переживания, чтобы мы могли убедиться в своей несостоятельности. Нам было нужно неоспоримое доказательство нашего бессилия. Поэтому Бог дал нам закон.

Бог знал, что мы неспособны выполнить закон, и Он его дал нам, чтобы посредством закона мы увидели свою несостоятельность. Мы до такой степени плохие, что Бог не требует от нас никакого одолжения и не ожидает от нас никакой услуги. Ни один человек еще не смог угодить Богу посредством закона. В Новом Завете нигде не сказано человеку верующему, чтобы он исполнял закон. Закон дан для того, чтобы виден был грех. Закон дан, чтобы показать нам нашу преступность. Так что не остается сомнения, что я грешник в Адаме. "Я не иначе узнал грех, как посредством закона... ибо, без закона грех мертв... но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер..." (Рим. 7:7-9). Закон - это то, что открывает нашу настоящую природу. О! мы такие тщеславные, мы воображаем себя такими сильными, так что Бог должен провести нас через такие испытания, где мы сможем наглядно убедиться в своем бессилии. И когда, наконец, мы это увидим, тогда мы сознаемся: "Я грешник с головы до ног, и сам по себе я никак не могу угодить Богу".

Нет, закон не был нам дан в надежде, что мы его исполним. Он дан нам в полном сознании, что мы его нарушим; и когда мы его полностью нарушим, тогда мы убеждаемся в своем до крайности беспомощном состоянии. Тогда закон выполнил свое назначение. Закон был нашим детоводителем, чтобы привести нас ко Христу, для того, чтобы Христос выполнил закон в нас. "Итак, закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою" (Гал. 3: 24).

Христос - конец закона

В 6-ой главе к Римлянам мы видели, как Бог освободил нас от греха; а в 7-ой главе мы видим, как Он освобождает нас от закона. В 6-ой главе освобождение от греха пояснено образом господина и его раба; а в 7-ой главе освобождение от закона представлено образом двух мужей и одной жены. Отношение между грехом и грешником такое же, как между господином и его рабом; отношение между законом и грешником такое же, как между мужем и женою.

Прежде всего отметим Рим. 7:1-4: "Разве вы не знаете, братия, - ибо говорю знающим закон, - что закон имеет власть над человеком, пока он жив? Замужняя женщина привязана законом к живому мужу; а если умрет муж, она освобождается от закона замужества. Посему, если при живом муже выйдет за другого, называется прелюбодейцею; если же умрет муж, она свободна от закона и не будет прелюбодейцею, вышедши за другого мужа. Так и вы, братия мои, умерли для закона Телом Христовым, чтобы принадлежать другому. Воскресшему из мертвых, да приносим плод Богу". В этом прообразе, иллюстрирующем наше освобождение от закона, есть два мужа и только одна жена. Женщина в очень затруднительном положении, потому что она может быть женою только одного из двух, и, к несчастью, она привязана к менее приятному. Постараемся понять правильно! Муж, к которому она привязана, хороший человек; и затруднения происходят только оттого, что они не подходят друг другу. Он человек педантичный, в высшей степени корректный; она же, наоборот, совершенно беспечная. У него все ясно и определенно, у нее же все расплывчато и предоставлено на волю случая. Он хочет, чтобы все было в полном порядке, а у нее все, как придется. Какое же счастье может быть в таком доме?

К тому же этот муж такой требовательный! Он всегда что-то требует от своей жены. Однако нельзя сказать, что он не прав, потому что, как муж, он имеет право требовать; тем более что все его требования вполне законные. Ни в нем, ни в его требованиях нет ничего плохого, но несчастье в том, что его жена не может угодить ему. Эти два существа не могут поладить, их натуры совершенно несовместимы. Так что бедная женщина находится в большой беде. Она вполне сознает свои частые погрешности, но, живя с таким мужем, ей кажется, что все, что она ни сделает или скажет, все будет плохо. Есть ли для нее какая-нибудь надежда? Если бы она могла выйти замуж за другого мужа, тогда все было бы хорошо. Хотя Он и не менее требовательный, чем ее муж, но Он хорошо помогает. Она была бы счастлива выйти за Него, но ее муж еще жив. Что она может сделать? Она "привязана законом к живому мужу", и только, "если умрет муж", тогда она сможет выйти замуж за другого Мужа.

Этот образ нарисовал не я, а апостол Павел. Первый муж представляет закон; второй Муж - это Христос; а мы являемся этой женой. Требования закона огромны, и он не оказывает нам никакой помощи для выполнения своих требований. Требования Господа Иисуса такие же большие, даже еще больше (Мат. 5: 21-48), но все, что Он от нас требует. Он Сам же и исполняет в нас. Закон повелевает и оставляет нас беспомощными перед своими требованиями. Христос повелевает, но Он Сам же и выполняет в нас Свои повеления. Нет ничего удивительного, что жена хочет освободиться от первого мужа, чтобы выйти замуж за второго Мужа. Но первый муж крепко привязан к жизни и нет никакой надежды на его смерть. "Доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все" (Мат. 5: 18).

Закон пребудет во всю вечность. Но если закон никогда не исчезнет, то как я могу быть соединенным со Христом? Как же я могу выйти замуж за второго Мужа, если первый никогда не умрет? Есть только один выход. Если он не может умереть, то могу умереть я, и если я умру, то узы брака будут расторгнуты. Именно этим Путем Бог освобождает нас от закона. В этом отрывке из 7-ой главы к Римлянам очень важно отметить переход от одной мысли к другой. От 1-го и до 3-го стиха говорится, что должен умереть муж, но в 4-ом стихе мы видим, что в действительности умирает жена. Закон не умирает; это я умираю, и через смерть я освобождаюсь от закона. Мы должны ясно понять, что закон никогда не исчезнет. "Требования Божии справедливы и пребывают вовек", и покамест я жив, я должен исполнять требования закона; но если я умер, то закон не имеет больше власти надо мною. Он не может последовать за мною по ту сторону могилы.

Принцип, посредством которого совершается наше освобождение от закона, это тот же самый принцип, через который совершается наше освобождение от греха. Когда я умираю, мой старый господин грех продолжает жить, но его власть только до смерти раба. Пока я был жив, он мог меня заставлять делать, что ему было угодно, но когда я умер, то он напрасно будет звать меня. Я навсегда избавлен от его тирании. То же самое и в отношении закона. Покамест жена жива, она привязана к своему мужу, но по ее смерти узы брака расторгнуты, и она "освобождается от закона замужества". Закон может предъявлять свои требования, но надо мною он больше не имеет власти.

Теперь встает насущный вопрос: "Как я могу умереть?" И вот здесь мы видим всю огромную ценность совершенного для нас нашим Господом: "Так и вы (вы тоже) ...умерли для закона Телом Христовым" (Рим. 7: 4). Когда Христос умер, Его Тело было умерщвлено, и так как по милости Божией я находился во Христе, то и я также был умерщвлен. "0т Него (от Бога) и вы во Христе Иисусе" (1 Кор. 1: 30). Когда Христос был распят, и я тоже был распят вместе с Ним.

Один образ, взятый из Ветхого Завета, может помочь нам яснее это понять. Это завеса, которая отделяла святилище от Святого святых, и на этой завесе были вышиты херувимы. "И сделай завесу из голубой, пурпуровой и червленой шерсти и крученого виссона, искусною работою должны быть сделаны на ней херувимы" (Исх. 26, 31). И Соломон "сделал завесу из яхонтовой, пурпуровой и багряной ткани и из виссона, и изобразил на ней херувимов" (2 Пар. 3: 14). Их лица, в аналогичном видении Иезекииля (1: 10 и 10: 14), включали и лицо человека, и это означало, что человек возглавлял всю сотворенную природу. "Что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Немного Ты умалил его пред ангелами; славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его: овец и волов всех, и также полевых зверей, птиц небесных и рыб морских, все преходящее морскими стезями" (Пс. 8: 5-9). Во времена Ветхого Завета Бог был за завесой, а человек был снаружи. Человек видел завесу, но не мог видеть, что было за завесой. Эта завеса символизирует плоть нашего Господа, Его тело. Мы имеем возможность "входить во святилище... путем новым и живым, который Он вновь открыл нам через завесу, то есть, плоть Свою" (Евр. 10:19-20). Так и во время благовествования, люди видели только внешний облик нашего Господа; но они не могли, кроме как по откровению, видеть Бога пребывающего в Нем. "Симон же Петр отвечая, сказал: Ты - Христос, Сын Бога Живого. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах" (Мат. 16: 16-17). Но когда Господь умер, то завеса в храме разорвалась надвое, сверху донизу (Мат. 27: 51), как бы рукою Бога, чтобы человек мог созерцать Святое святых. После смерти Господа Иисуса Бог больше не закрыт завесой. Он Сам ищет открыться человеку. "Мы проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей, которой никто из властей века сего не познал; ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы. Но как написано: "не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его". А нам Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божии (1 Кор. 2: 7-10).

Но когда завеса была разорвана, что же произошло с херувимами? Правда, Бог разорвал только завесу, но херувимы были в завесе и слились воедино с нею, так как были вышиты на ней. Невозможно было разорвать завесу и не повредить херувимов. Когда завеса была разорвана, то херувимы были разорваны вместе с нею. И в Божиих глазах когда Господь Иисус умер, то все живое создание умерло тоже.

"Так и вы, братья мои, умерли для закона Телом Христовым" (Рим. 7: 4). Муж этой женщины может быть очень крепким и полным жизни, но если она умерла, то никаких требований он больше не может предъявлять к ней; она больше не подчинена его требованиям. Смерть освободила ее, и ее муж больше никаких прав не имеет над нею. Мы были во Христе, когда Он умер, и Его смерть охватила и нас и навсегда освободила нас от закона. Наш Господь не остался в гробу, в третий день Он воскрес; и так как мы находимся в Нем, то мы тоже воскресли. Тело нашего Господа не говорит только о Его смерти, но и о Его воскресении, потому что Его воскресение было воскресение телесное. Так что, "Телом Христовым", мы не только "умерли для закона", но мы и ожили для Бога.

Соединяя нас со Христом, Божией целью не было просто перечеркнуть все творение. Его цель - дать славу. "Вы умерли для закона... чтобы принадлежать другому" (Рим. 7, 4). Смерть расторгла узы прошлого брака, так что женщина, приведенная в отчаяние постоянными требованиями своего первого мужа, который никогда ничем не пришел ей на помощь в выполнении этих требований, теперь свободна принадлежать другому Мужу, Который для выполнения Своих требований, Сам становится необходимой силой в ней, чтобы их выполнить.

И какой результат будет от этого нового сочетания? "Да приносим плод Богу" (Рим. 7, 4). Телом Христовым эта неразумная и грешная женщина умерла; но так как она была соединена со Христом в смерти, то она также соединена с Ним и в воскресении и приносит плод Богу. Жизнь воскресшего Господа в ней делает ее способной отвечать на все предъявленные к ней требования Божией святости. Закон Божий не аннулирован; он полностью выполнен потому, что воскресший Господь отныне живет в ней, и Его жизнь всегда угодна Отцу.

Что происходит, когда женщина выходит замуж? Она больше не носит свою фамилию, а носит фамилию своего мужа; и она разделяет с ним не только его фамилию, но и все его имущество. То же самое происходит и с нами, когда мы соединены со Христом. Когда мы Ему принадлежим, то все Его достояние становится нашим, и с Его неограниченными средствами в нашем распоряжении мы можем выполнить все Его требования.

Конец нашего я и Божие начало

Установив теоретическую сторону вопроса, мы перейдем теперь к его практическому применению. Быть освобожденным от закона - что это значит на практике в нашей повседневной жизни? Это значит, что в дальнейшем я больше ничего не буду делать для Бога; я больше никогда не буду стараться угождать Ему. "Какое странное учение! - воскликните вы. - Какая ужасная ересь! Вы, наверно, хотите этим сказать что-нибудь другое!"

Но будем помнить, что если я "в плоти" пытаюсь угодить Богу, то я немедленно подпадаю под закон. Я нарушил закон; закон приговорил меня к смерти; приговор был выполнен, и теперь, через смерть, я -"я в плоти" - освобожден от всех его требований. Закон Божий существует, и теперь еще есть "новая заповедь", гораздо строже старой, но слава и благодарение Богу! их требования выполнены, потому что это Христос выполняет их; это Христос производит во мне то, что угодно Богу. Господь сказал: "Я пришел-исполнить" (закон) (Мат. 5: 17). Поэтому апостол Павел, основываясь на воскресении, мог писать: "Со страхом и трепетом совершайте свое спасение. Потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению" (Фил. 2: 12-13).

"Бог производит в вас". Освобождение от закона не означает, что мы освобождаемся от исполнения Божией воли. Конечно, это не значит, что мы будем жить без закона. О, наоборот! Это означает только, что мы освобождаемся исполнять Божию волю своими собственными силами. Полностью убежденные в своей неспособности исполнить Его волю, мы прекращаем всякие усилия угодить Богу на основании нашего ветхого человека. Наконец, придя к той точке, где мы теряем всякую надежду на самих себя и возлагаем все наше доверие на нашего Господа, чтобы Он проявил Свою жизнь воскресения в нас.

Разрешите мне пояснить это картиной из жизни моей родины. В Китае некоторые носильщики могут поднять мешок соли весом в 120 кг, а другие могут поднять даже 250 кг. Приходит человек, который может поднять только 120 кг, а перед ним стоит мешок в 250 кг. Он отлично знает, что он не в силах его поднять, и если он разумный человек, то он скажет: "Я не буду даже пытаться его поднять". Но соблазн попробовать свои силы сильно вкоренен в человеческой натуре, и, вполне сознавая свою неспособность, он все же будет пытаться испробовать свою силу. Когда я был еще мальчиком, я часто забавлялся, глядя на десять, а иногда и двадцать человек, пробующих свои силы, хотя они отлично знали, что эта тяжесть не по ним. В конце концов, они были вынуждены уступить место тому, кто действительно мог поднять такую тяжесть.

Так и мы, чем раньше мы прекратим наши бесплодные попытки, тем будет лучше, потому что своими попытками мы не даем места Святому Духу. Но если мы скажем: "Господи, у меня нет сил, чтобы исполнить это, я все это доверяю Тебе, чтобы Ты это выполнил", тогда мы увидим, что сила, более могущественная, чем наша, действует вместо нас.

В 1923 году я встретил известного евангелиста из Канады. В моей проповеди я коснулся темы, которая нас занимает сейчас, и когда мы возвращались с ним после собрания, он сказал мне: "Редко в наши дни приходится слышать проповедь на тему седьмой главы к Римлянам, и хорошо, когда нам напоминают ее. В день, когда я был освобожден от закона, это было небо на земле. После многих лет христианской жизни я все еще прилагал все мои усилия, чтобы угодить Богу, но чем больше я старался, тем меньше я преуспевал. Я считал Бога самой требовательной личностью во всей вселенной, и я чувствовал себя бессильным исполнить и малейшее из Его требований. И вот однажды, когда я читал 7-ую главу к Римлянам меня озарило, и я увидел, что Бог освободил меня не только от греха, но также и от закона. В восторге я вскочил на ноги, сказав: "Господи, это правда, что Ты от меня ничего не требуешь? Итак, я ничего не должен делать для Тебя!"

Требования Божии не изменились, только теперь не нам отвечать на эти требования. Слава и благодарение Богу! Господь на престоле дает закон, и Он же в моем сердце его исполняет. Он дал заповеди, и Он Сам же и исполняет их. Он предъявляет требования, и Он Сам же и отвечает на них. Поистине мой друг мог прыгать и кричать от радости, когда он понял, что ему больше ничего не нужно делать. И всякий, кто сделает это открытие, почувствует такое же облегчение. Пока мы сами стараемся сделать что-нибудь. Бог не может действовать вместо нас. Это из-за наших усилий мы падаем, и падаем, и падаем. Бог хочет нам наглядно показать, что мы сами ничего не можем делать, и до тех пор, пока мы этого не признаем, наши обманутые надежды и разочарования не прекратятся.

Один брат, который своим усилием хотел добиться победы, сказал мне раз: "Я не знаю, почему я такой слабый". На это я ответил ему: "Дело все в том, что вы слишком слабы, чтобы выполнить Божию волю, но вы еще не достаточно слабы, чтобы перестать пытаться ее исполнить. Нет, вы еще не достаточно слабы. Когда вы будете совершенно обессилены, и когда вы убедитесь в вашей абсолютной неспособности, тогда Бог Сам сделает все". Мы все должны достичь той точки, когда мы, наконец, скажем: "Господи, я не в силах и малейшего сделать для Тебя, я доверяю себя Тебе, чтобы Ты Сам все выполнил во мне".

Однажды в Китае мы жили в доме, где ванных комнат было не достаточно, а нас было двадцать братьев; так что каждое утро мы ходили купаться в реке, находящейся поблизости. И вот у одного из братьев случилась судорога в ноге, и он начал тонуть. Среди нас был превосходный пловец, и я позвал его, чтобы он пришел на помощь утопающему. Но к моему изумлению он не двинулся с места. В отчаянии я закричал: "Разве вы не видите, что этот человек тонет?" И все другие, также обеспокоенные, начали громко кричать. Но хороший пловец и не пошевелился, он стоял спокойный и безмятежный, как будто отказываясь помочь погибающему. А между тем крик о помощи бедного утопающего становился все слабее и слабее; он явно терял последние силы. Я подумал: "У этого человека нет сердца! Он может оставить погибать брата у себя на глазах, даже не попытавшись прийти ему на помощь".

Но в тот момент, когда тонущий почти исчез под водою, несколькими быстрыми взмахами наш пловец был рядом с ним, и они оба очень быстро очутились на берегу в целости и сохранности. Как только мне представился случай, я высказал ему свое мнение о нем: "Я еще никогда не встречал христианина, который бы так дорожил своею жизнью, как вы. Вы могли бы избавить бедного брата от отчаяния, которое ему пришлось пережить, если бы вы сразу же пришли ему на помощь; если бы вы меньше думали о себе и больше о нем". Но этот пловец знал лучше меня, что ему надо было делать. "Если бы я ему пришел на помощь раньше, - сказал он, - то он бы судорожно ухватился за меня, и мы бы оба пошли ко дну. Тонущего человека нельзя спасти раньше, чем он потеряет все свои силы. Спасти его можно только тогда, когда он совершенно обессилит и не сможет сам больше сделать ни одного усилия для своего спасения".

Вы улавливаете мою мысль? Когда мы перестаем сами бороться, тогда Господь все берет в Свои руки. Он ждет, когда мы потеряем всякую надежду на себя, когда мы поймем, что мы сами ничего не можем делать. Бог осудил все ветхое творение и в Лице Господа Иисуса пригвоздил ко Кресту. "Плоть не пользует ни мало!" (Иоан. 6: 63). Когда мы пытаемся делать что-нибудь по плоти, то этим мы не соглашаемся с Крестом Христовым. Крестом Бог заявил, что мы ничего кроме смерти не заслуживаем. И когда мы действительно этому верим, то мы подтверждаем Божий приговор тем, что прекращаем всякие старания "по плоти" угодить Богу. Даже наши усилия, которые мы прилагаем, чтобы исполнить Божию волю, являются отказом подчиниться Его приговору, вынесенному Крестом о нашей полной недостойности. Наша постоянная борьба показывает, что мы не поняли ни Божиих требований, ни источника, дающего нам силу отвечать этим требованиям.

Взирая на закон, мы считаем, что мы должны соблюдать его требования, но будем помнить, что, несмотря на то, что сам по себе закон совершен, он перестает быть таковым, когда применяется к человеку, который не в состоянии его выполнить. Этот бедный человек из 7-ой главы к Римлянам старался исполнить требования закона своими силами, что и было причиной его мучений. Частое повторение в этой главе маленького слова "я" дает нам понять причину его неудачи. "Доброго, которого (я) хочу, не делаю, а злое, которого (я) не хочу, делаю" (Рим. 7:19) была основная ошибка в понимании этого человека. Он думал, что Бог требует от него соблюдать закон, и, естественно, он старался его исполнять. Но Бог от него ничего подобного не требовал. И к чему это его привело? Он увидел, что вместо того, чтобы делать угодное в очах Божиих, он делал то, что не угодно Ему. Даже своими усилиями, которые он применял для исполнения Божией воли, он делал противоположное Его воле.

Благодарю Бога моего!

В 6-ой главе к Римлянам говорится о "теле греховном, тогда как в 7-ой главе говорится о "теле смерти" (Рим. 6: 6 и 7: 24). В 6-ой главе перед нами весь вопрос греха, а в 7-ой главе - вопрос смерти. Какая разница между телом греха и телом смерти? По отношению к греху (все то, что не угодно Богу) у меня тело греховное, то есть тело активно завербованное грехом. Но по отношению к закону Божию (все то, что выражает Божию волю) у меня тело смерти. Всякая моя деятельность в отношении греха делает мое тело - телом греха; моя неудача в исполнении Божией воли делает мое тело - телом смерти. По моей природе я принимаю всякое зло, все то, что от этого мира и от сатаны, и я отвергаю все, что принадлежит святости, небу и Богу.

Увидели ли мы эту истину в нашей жизни? Не достаточно видеть это только в 6-ой и 7-ой главе к Римлянам. Увидели ли мы, что мы стеснены этой тяжестью, этим телом, безжизненным в отношении Божией воли? Мы не испытываем никакого затруднения говорить о делах мира сего, но когда мы пытаемся говорить о Господе, то наш язык связан; когда мы пытаемся молиться, то нас одолевает сон; когда мы пытаемся сделать что-нибудь для Господа, то у нас нет сил. Мы можем делать все, что угодно, за исключением того, что имеет отношение к Божией воле. В этом теле есть нечто, что не гармонирует с Божией волей.

Что означает смерть? Мы можем это понять при помощи хорошо известного места из 1-го Послания к Коринфянам: "Оттого многие из вас немощны и больны, и не мало умирает" (11: 30). Смерть - это слабость, достигшая крайнего предела: немощность, болезнь, смерть. Смерть означает абсолютную немощность; она означает: быть без сил до последней степени. То, что мое тело мертвое в отношении Божией воли, означает, что я настолько слаб, чтобы служить Ему, до такой степени бессилен, что я повержен в самое ужасное отчаяние. "Бедный я человек, кто избавит меня от сего тела греха и смерти", - воскликнул ап. Павел (Рим. 7: 24). Хорошо, когда у человека вырвется такой возглас. Ничего нет более приятного для уха нашего Господа. Из человеческого сердца не может вырваться более духовный возглас, чем этот, и он в полном соответствии с Писанием. Человек издает такой возглас, когда он теряет всякую надежду на себя и когда он отказывается принимать новые решения. До этого момента, после каждого поражения, он принимал новое решение, удваивал и утраивал напряжение силы воли. Но, наконец, видя тщетность своих усилий, он воскликнул в отчаянии: "Бедный я человек!" Как человек недавно проснувшийся и увидевший себя в доме, охваченном пламенем, он только может взывать о помощи, потому что он пришел в отчаяние от самого себя.

Потеряли ли вы надежду на самого себя, или вы еще надеетесь, что, посвятив больше времени на чтение Слова Божия и молитве, вы станете лучшими христианами? Чтение Слова Божия и молитва необходимы, и мы не хотим, чтобы кто-нибудь подумал, что мы уменьшаем их ценность, но ошибочно думать, что через них мы достигнем победы. Мы имеем помощь только от Того, Кто является объектом нашего чтения и наших молитв. Все наше доверие должно быть возложено на Христа. К счастью, "бедный человек" не оплакивает просто свое беспомощное состояние; он задает правильный вопрос: "Кто избавит меня?" - "Кто?" - До сих пор он сам надеялся достичь чего-то; а теперь он всю свою надежду возлагает на одну личность. До сих пор он искал найти выход в самом себе; а теперь он переводит свой взор с себя на Спасителя. Он не рассчитывает больше на свои усилия; отныне вся его надежда в другом.

Как мы получаем прощение грехов? Потому ли, что мы читали Библию или молились? Или потому, что мы подавали милостыню, или еще по какой-нибудь другой причине? Нет, мы взглянули на Крест и поверили всему, что совершил для нас Господь Иисус Христос. Освобождение от греха мы получаем точно на том же основании, и в вопросе об угождении Богу принцип остается все тот же. Чтобы получить прощение, мы взираем на Господа Иисуса на Кресте; чтобы познать освобождение от греха и чтобы иметь силы для исполнения Божией воли, мы взираем на Господа Иисуса в нашем сердце. Наше прощение зависит от того, что Он совершил для нас; наше освобождение и наше хождение зависят от того, что Он совершает в нас. Но во всем этом мы должны опираться только на Него. Только один Он совершает все это.

В те времена, когда было писано Послание к Римлянам, налагаемое на убийцу наказание было особенно ужасно. Труп жертвы привязывался к живому телу убийцы, голова к голове, руки к рукам, ноги к ногам. Мертвое тело связывалось с живым телом до самой его смерти. Убийца мог идти куда хотел, но повсюду, куда бы он ни пошел, он должен был тащить труп своей жертвы. Можно ли представить себе более страшное наказание? А между тем, этот образ берет апостол Павел в виде примера. Он видит себя связанным с мертвым телом, от которого он не может избавиться. Всюду, где он находится, он парализован этим ужасным грузом. В конце концов, он не в силах больше вынести, и из глубины его сердца вырывается этот крик: "Бедный я человек! Кто избавит меня?" (Рим. 7: 24). И затем, озаренный вдохновением, вопль отчаяния превращается в славословие. Он нашел ответ на свой вопрос: "Благодарю Бога моего Иисусом Христом" (Рим. 7: 25).

Мы знаем, что оправдание нам дано Господом Иисусом и не требует никаких дел с нашей стороны, но мы думаем, что освящение зависит от наших собственных усилий. Мы знаем, что прощение мы получаем, возложив все наше доверие на Господа; а между тем мы думаем, что для нашего освобождения нам надо самим что-нибудь делать. Мы боимся, что, ничего не делая, мы ничего не достигнем. Получив спасение, наша старая привычка "делать" что-нибудь появляется вновь, и мы опять начинаем наши собственные усилия. Слово Божие снова напоминает нам: "Совершилось" (Иоан. 19: 30). Господь на Кресте совершил все для нашего прощения, и Он хочет все совершить для нашего освобождения. Всегда и все совершает Он. "Бог производит в вас действие" (Фил. 2: 13).

Очень ценны первые слова освобожденного человека: "Благодарю Бога моего". Если кто-нибудь даст нам стакан воды, то мы будем благодарить его и никого другого. Почему апостол Павел говорит: "Благодарю Бога моего"? Потому что это Бог все совершил. Если бы это сделал сам апостол Павел, то он сказал бы: "Благодарю Павла". Но он понял, что Павел лишь "бедный человек" и что только Один Бог может вывести его из бедственного положения. Итак, он говорит: "Благодарю Бога моего". Бог все совершает Сам, потому что вся слава должна принадлежать Ему. Если часть дела сделаем мы, то часть славы должна принадлежать нам; но вся слава должна принадлежать Богу, поэтому все творчество сначала и до конца Бог совершает Сам.

Если бы мы должны бы были остановиться на этом, то все, что было сказано в этой главе, могло бы показаться отрицательным и лишенным практического смысла, как если бы жизнь христианина заключалась в том, чтобы спокойно сидеть, ожидая каких-то чудес. Но в действительности это совсем не так. Те, кто поистине живет жизнью христианина, знают, что эта жизнь является вопросом веры очень положительной и очень деятельной во Христе; это жизнь на совершенно новом основании - закона Духа жизни. Мы теперь рассмотрим, какое действие производит в нас этот новый закон жизни.

Глава 10. Путь восхождения: ходить по Духу

Теперь перед нами 8-ая глава Послания к Римлянам. Но прежде чем мы начнем ее изучение, мы можем вкратце изложить содержание всей второй части (от 12-го стиха 5-ой главы и до конца 8-ой главы) в двух выражениях, причем каждое из них содержит в себе два противоположных друг другу термина, и каждый термин указывает на облик нашего духовного состояния: "В Адаме" и "во Христе" (Рим. 5: 12 - 6: 23). "По плоти" и "по Духу" (Рим. 7: 1 - 8: 39).

Нам очень важно понять существующую между этими четырьмя терминами связь. Два первых являются "объективными" и объясняют наше положение - сначала, чем мы были по природе, и затем, чем мы являемся по вере в искупительное творчество Христа. Два последних термина являются "субъективными" и относятся к нашему хождению, то есть к нашей повседневной жизни. Писание нам ясно указывает, что два первых термина представляют только часть истины и два других являются необходимым дополнением. Мы думаем, что достаточно быть "во Христе", но мы должны знать, что нам еще надо ходить "по Духу" (Рим. 8, 9). И частое употребление слова "Дух", в первой половине 8-ой главы к Римлянам, подчеркивает важное значение этого второго урока для жизни христианина.

Плоть и Дух

Плоть связана с Адамом; Дух связан со Христом. Мы не станем касаться вопроса - в Адаме ли мы или во Христе, так как считаем этот вопрос выясненным. И теперь мы спросим себя: живу ли я по плоти или по Духу?

Жить по плоти - это делать что-нибудь, как "исходящее от" меня самого в Адаме. Это черпать силу из старого источника жизни, которую я унаследовал от Адама, так что в моей повседневной жизни я вижу всю мою предрасположенность к греховности Адама; и мы все хорошо знаем, какие плоды это приносит! То же самое происходит, когда мы во Христе. Чтобы то, что поистине является моим во Христе, проявлялось в моей повседневной жизни, то для этого я должен научиться ходить по Духу. То, что мой ветхий человек был распят во Христе, это совершившийся в прошлом факт, а в настоящем - это благословенная действительность, так как Бог благословил "нас во Христе всяким духовным благословением в небесах" (Еф. 1: 3). Но если я не живу по Духу, то моя жизнь будет в противоречии с тем фактом, что я во Христе, так как истина моего пребывания в Нем не проявляется во мне. Я могу считать себя во Христе и в то же время сознавать, что мой старый характер проявляется еще очень сильно.

Почему эта дилемма? Это оттого, что я схватываю эту истину только объективным образом, тогда как то, что является истиной объективно, должно быть такой же истиной и субъективно; и это произойдет по мере того, как я буду жить по Духу.

Не только я во Христе, но и Христос во мне. И как человек физически может жить и работать только в воздухе, а не в воде, также и духовно. Христос может пребывать и проявлять Себя не в плоти, а в "духе". Поэтому, если я живу "по плоти", то вижу, что все то, что должно быть моим во Христе, держится во мне, если можно так выразиться, в невыясненном состоянии. Хотя я действительно нахожусь во Христе, но если я живу по плоти - то есть моей собственной силой и по моей воле, - то я с огорчением замечаю, что природные черты Адама обнаруживаются во мне. Если я хочу, чтобы Христос был проявлен во мне, то я должен научиться жить по Духу.

Жить по Духу означает доверить себя Святому Духу, чтобы Он выполнил во мне то, что я не могу исполнить своими силами. Эта жизнь совершенно не похожа на то, как бы я жил сам по себе, по моей природе. Каждый раз, когда я нахожусь перед новым требованием Господа, я взираю на Него с тем, чтобы Он Сам выполнил то, что Он ожидает от меня. Я не должен пробовать мои силы, а доверить себя Господу; я не должен бороться, а покоиться в Нем. Если у меня раздражительный характер, или нечистые мысли, или несдержанный язык, или склонность критиковать других, то я не буду стараться переделать себя своими силами, а буду считать себя мертвым во Христе в отношении всего этого и буду взирать на Духа, чтобы Он произвел во мне чистоту, смирение или кротость, в которых я нуждаюсь. Это значение сказанного: "Не бойтесь, стойте и увидите спасение Господне, которое Он сделает вам ныне" (Исх. 14: 13).

Вероятно многие из нас пережили в своей жизни похожий на этот случай: вас попросили навестить человека весьма нелюбезного, и вы, доверив себя Господу, просили у Него помощи в этом деле. Прежде чем пойти к этому человеку, вы сказали Господу, что сами по себе вы, безусловно, потерпите неудачу, и вы просили у Него все необходимое для этой встречи. И к вашему изумлению вы не чувствовали никакого раздражения, несмотря на то, что человек тот был весьма нелюбезным. Возвращаясь, домой и, вспоминая все это, вы радовались, что вам удалось остаться спокойным, и, удивляясь, вы искали объяснение. А объяснение все в этом: Святой Дух вас сохранил и поддержал.

К сожалению, такие случаи происходят с нами только время от времени, тогда как такие переживания должны быть у нас постоянно. Когда Святой Дух берет все в Свои руки, то нам не надо применять никакого насилия над собою. Нам не надо сжимать зубы, думая, что таким образом мы сдержим себя и одержим победу. Нет, там, где есть истинная победа, там нет никакого усилия нашей плоти. Истинная победа - это когда Господь Сам проносит нас победоносно через все затруднения.

Цель соблазнителя всегда сводится к тому, чтобы заставить нас делать что-нибудь самим. В первые три месяца Японо-Китайской войны, потерпев большие потери, мы были не в состоянии оказать сопротивление японским танкам, покамест не была придумана следующая тактика. Один из лучших стрелков должен был из засады выстрелить один раз в японский танк. Через некоторое время он повторял выстрел, и после продолжительной паузы - опять один выстрел, и так до тех пор, пока начальник танка не высовывал голову, желая посмотреть, что происходит и откуда эти выстрелы. И тогда следующий меткий выстрел был смертельным для неосторожного начальника.

Пока он оставался под прикрытием, он был в полной безопасности. Весь план состоял в том, чтобы заставить его высунуться наружу. Этот же прием потребляет и сатана, вначале он не старается ввести нас в какой-нибудь особенный грех, а просто старается заставить нас действовать своими собственными силами; и как только мы выйдем из нашего убежища во Христе, чтобы действовать самим, то наш враг уже одержал над нами победу. Покамест мы не двигаемся, покамест мы не выходим из нашего убежища во Христе, чтобы вернуться в область действий по плоти, то враг не может нас достичь.

По Слову Божию путь победы исключает все то, что мы хотим делать сами, то есть все то, что будет сделано вне Христа. Потому что, как только мы делаем один шаг, мы подвергаем себя опасности из-за наших природных наклонностей, которые нас толкают в неправильном направлении. Где же нам искать помощи? Откроем Послание к Галатам 5: 17: " Плоть желает противного Духу, а Дух противного плоти". Другими словами, это не против нас борется плоть, а против Святого Духа, потому что "они друг другу противятся", - и это не мы, а Дух противится плоти и побеждает ее. И какой результат? " Так что вы не то делаете, что хотели бы".

Я думаю, что мы часто неправильно понимаем конец этого текста. Рассмотрим внимательно сказанное в нем. Что мы будем делать по нашей природной наклонности? Мы бросимся в ряд действий продиктованных нашими инстинктами и вне Божией воли. Наш отказ действовать самим дает Святому Духу свободу побороть наше плотское "я" и устранить его. Так что мы делаем не то, что мы склонны делать по нашей натуре, то есть мы не будем поступать по нашей природной наклонности, а найдем удовлетворение, пребывая в Его совершенном проекте. Поэтому нам дано это повеление: "Поступайте по Духу, и вы не будете исполнять вожделений плоти" (Гал. 5: 16). Если мы живем по Духу, если мы ходим верою в воскресшего Христа, то мы действительно будем "стоять и видеть", как Святой Дух каждый день будет одерживать новые победы над нашей плотью. Для этого Он и был дарован нам, чтобы взять эту ответственность на Себя. Наша победа состоит в том, чтобы нам укрыться во Христе, полностью доверив себя Его Святому Духу, Который Своими новыми желаниями побеждает нашу плоть с ее страстями. Крест нам был дан, чтобы совершить спасение для нас; а Святой Дух нам дан, чтобы сотворить спасение в нас. Христос, воскресший и вознесшийся на небо, является основанием нашего спасения; Христос, Своим Духом в нашем сердце, является его силой.

Христос - жизнь наша

"Благодарю Бога моего Иисусом Христом!" Это восклицание апостола Павла в сущности то же самое, как и выраженное им другими словами в Послании к Галатам 2: 12 и которое мы взяли темой нашего изучения: "Уже не я живу, но живет во мне Христос". Мы уже видели, какое выдающееся место занимает слово "я" во всей 7-ой главе к Римлянам, и которая оканчивается таким криком отчаяния: "Бедный я человек!" Затем следует возглас освобождения: "Благодарю Бога... Иисусом Христом!" Из этого мы видим ясно, что апостол Павел сделал открытие, что наша жизнь - это жизнь Христа в нас. Мы думаем о жизни христианина, как об "измененной жизни", но это не так. Бог дает нам "замененную жизнь", "заместительную жизнь", и Христос в нас является нашим Заместителем. "И уже не я живу, но живет во мне Христос". Это не мы должны произвести эту жизнь в самих себе. Это жизнь Христа воспроизводится в нас.

Сколько христиан верят в "воспроизведение" в более глубоком значении, чем возрождение? Возрождение означает, что жизнь Христа насажена в нас Духом Святым при нашем новом рождении. "Воспроизведение" идет гораздо дальше и означает, что эта новая жизнь усиливается, развивается и прогрессивно проявляется в нас до тех пор, покамест сходство со Христом не начнет воспроизводиться в нашей жизни. Это то, что нам хотел сказать апостол Павел, говоря, что он снова в муках рождения, "доколе не изобразится в вас Христос" (Гал. 4: 19).

Разрешите мне пояснить это одним случаем из моей жизни. Однажды, будучи в Америке, я зашел к верующим супругам, которые попросили меня помолиться о них, и я спросил причину их затруднении. "О! Мсье Ни, мы проходим через очень трудное для нас время, - сознались они. - Мы так легко раздражаемся из-за детей, и эти последние недели мы гневались по несколько раз в день. Мы действительно позорим имя Господне. Попросите у Господа, чтобы Он дал нам терпение".

- "Это как раз то, что я не могу сделать", - ответил им я. - "Что вы хотите этим сказать?" - воскликнули они.

- "Я хочу этим сказать, что я уверен, что Бог не ответит на вашу молитву", - ответил им я. Тогда они в удивлении прошептали: "Вы думаете, что мы так виновны, что Бог не захочет ответить на нашу просьбу сделать нас более терпеливыми?" - "Нет, это не совсем так. Но я хотел бы знать, молились ли вы уже об этом? Вы уже молились! Ответил ли вам Бог на эту молитву? Нет И знаете почему? Потому что вам не нужно терпение". В глазах жены засверкали молнии, и она воскликнула: "Что вы хотите этим сказать? Мы не нуждаемся в терпении, а между тем мы раздражаемся в течение всего дня!" - "Вам нужно не терпение, а вам нужен Христов", - ответил им я.

Бог не дает нам смирение, или терпение, или святость, или любовь, как отдельные дары Своей благодати. Бог не разделяет на куски Свою благодать, чтобы раздавать ее нам по маленьким частям, даруя долю терпения тому, кто нетерпелив, немножко любви тому, кто не любит, немножко смирения тому, кто горд, в таком количестве, какое мы можем принять и на основании которых мы сможем орудовать вроде как бы с нашим капиталом. Бог даровал нам единый дар, который отвечает на все наши нужды - Он даровал нам Своего Сына Иисуса Христа; и когда я устремляю мой взор на Него, чтобы Он жил во мне, то Он будет - вместо меня - и смиренным, и терпеливым, и полным любви, и всем тем, в чем я нуждаюсь. Он является всем тем, чем я не могу, но должен быть. Вспомним эти слова из 1-го Послания Иоанна: "Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его. Имеющий Сына Божия имеет жизнь; не имеющий Сына не имеет жизни" (1 Иоан. 5: 11-12). Жизнь Божия не дана нам отдельно; жизнь Божия дана нам в Сыне. Это "жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем" (Рим. 6: 23). Наша связь со Христом является нашей связью с жизнью.

Благословенное переживание в нашей жизни, когда мы увидим разницу между христианскими добродетелями и Христом; когда мы познаем разницу между смирением и Христом, между терпением и Христом, между любовью и Христом. Вспомним сказанное нам в 1 Кор. 1: 30: "Иисус Христос... сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением". Обычное представление об освящении требует, чтобы каждый пункт нашей жизни был освящен. Но не это святость, это плод святости. Святость - это Христос. Господь Иисус Христос в нас является святостью, и она включает все: любовь, смирение, силу, контроль над собою. Сегодня мне нужно терпение - Он является нашим терпением. Завтра мне понадобится чистота - Он наша чистота! Он отвечает на все наши нужды. Поэтому апостол Павел говорит о "плоде Духа", как об едином плоде (Гал. 5: 22), а не как о нескольких плодах, не как об отдельных дарах. Бог даровал нам Святого Духа, и когда нам нужна любовь, то плод Духа - любовь, когда нам нужна радость, то плод Духа - радость. Это неизменная истина. Не имеет значения, в чем состоит наша нужда, ни тысяча разных вещей, которых у нас не хватает; на все это у Бога только один ответ, но ответ вполне достаточный - Его Сын Иисус Христос, Он отвечает на все нужды всех людей.

Как Христос может быть в большей степени проявлен в нашей жизни? Только через более глубокое сознание нашей нужды в Нем. Некоторые христиане боятся обнаружить свою неспособность, и поэтому они не растут духовно. Возрастание в благодати - единственный способ духовного роста, и благодать, мы уже сказали, это Бог, действующий вместо нас. Мы все имеем Христа, пребывающего в нас, но когда мы обнаруживаем новую нужду, то мы непосредственно доверяем себя Ему, чтобы Он, пребывая в нас, выполнил и эту нашу нужду. Наша способность зависит от нашего знания Божией возможности. Новая победа в каком-нибудь пункте требует новую отдачу себя, с возобновленным доверием Христу, "Христос - моя жизнь" является секретом духовного роста.

Мы говорили о наших собственных стараниях, и о нашем вверении себя Христу, и о разнице, существующей между этими двумя положениями. И поверьте мне, что эта разница такая же, как между небом и адом. И это не просто красивая фраза или мысль, которую хорошо высказать, а сущая правда. "Господи, я не могу этого выполнить; следовательно, я не буду больше пытаться сделать это". Многие из нас терпят поражение в этом пункте. "Господи, я не способен это выполнить, поэтому я ничего не буду предпринимать сам; я доверяю себя Тебе, чтобы Ты это выполнил". Я отказываюсь действовать сам, предоставляя действовать Ему, а затем и я с радостью вступаю в начатое Им действие. Это не 'пассивность. Когда мы предоставляем себя Ему таким образом, то это самая активная жизнь. Черпать жизнь от Него, чтобы Он стал самой жизнью моей, предоставляя Ему жить во мне.

Закон Духа жизни

"Итак, нет ныне никакого осуждения тем, которые вo Христе Иисусе живут не по плоти, но по Духу, потому что закон Духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти" (Рим 8: 1-2).

В этой 8-ой главе апостол Павел обстоятельно излагает положительную сторону жизни по Духу.

"Итак, нет ныне никакого осуждения", так начинает он эту главу, и такое заявление на первый взгляд может показаться не на своем месте. И в самом деле, ведь осуждение было снято Кровию Христа, благодаря чему мы спасены от гнева и имеем мир с Богом (Рим. 5: 1 и 9). Но существует два рода осуждения: перед Богом и перед самим собою. (Мы уже видели, что таким же образом есть два рода мира.) И этот второй род осуждения иногда нам может показаться ужаснее первого. Когда я вижу, что Кровь Христа удовлетворяет Бога, то я знаю, что мои грехи прощены и для меня больше нет осуждения перед Богом. Однако я могу потерпеть поражение, и чувство внутренней виновности может быть очень реальным, как нам это показано в 7-ой главе к Римлянам. Но если я научился жить Христом, ставшим моей жизнью, то тогда я знаю секрет победы. И теперь - слава и благодарение Богу! - "нет никакого осуждения". - "Помышления духовные - жизнь и мир" (Рим- 8: 6) станут моим духовным переживанием по мере того, как я научусь ходить по Духу. Если мир царит в моем сердце, то у меня не может быть никакого чувства осужденности, а только хвала Тому, Кто ведет меня от победы к победе.

Но откуда у меня появляется это чувство осужденности? Не от сознания ли моих поражений и моего бессилия? До того, как я увидел, что Христос - моя жизнь, я старался угождать Богу с постоянным чувством своей неспособности; мои ограниченные возможности стесняли мои действия, и я все время чувствовал себя растерянным. Я беспрестанно вскрикивал: "Я не могу сделать этого! Я не могу сделать того!" И несмотря на все мои усилия, я видел, что не могу "угодить Богу" (Рим. 8: 8). Но теперь во Христе больше нет этого "я не могу". Теперь - "Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе" (Фил. 4: 13).

Как отважился апостол Павел на такую смелость? На чем он основывается, заявляя, что в дальнейшем он свободен от всякого ограничения и что он "может все"? Вот его ответ: " Потому что закон Духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти" (Рим. 8: 2). Почему нет больше осуждения? "Потому что..." - у него есть основание для этого; есть нечто очень веское, что оправдывает такое утверждение. Делая такое заявление, он базируется на том, что есть закон, называемый "закон Духа жизни", который оказался гораздо сильнее другого закона, называемого "законом греха и смерти". Что означают - эти два закона? Какое действие они производят? И какая разница между грехом и законом греха, между смертью и законом смерти?

Спросим, прежде всего, что такое закон? Собственно говоря, закон есть неизменное повторение при наблюдении какого-нибудь факта до тех пор, покамест не будет доказано, что оно повторяется без исключения. Мы можем определить еще проще - как нечто, что повторяется неизменно при одинаковых условиях и происходит каждый раз одинаковым образом. Чтобы яснее пояснить это определение, мы возьмем два примера: один - из законов человеческих, второй - из законов природы. Например, если я в Англии буду вести автомобиль по правой стороне дороги, то меня арестует дорожная полиция. Почему? Потому что я нарушаю закон страны. И если вы сделаете ту же ошибку, то и вас также арестуют. Почему? По той же причине, что и я был арестован, то есть за нарушение закона страны, и закон не знает исключений. Это нечто, что происходит повторяющимся, неизбежным образом. Или вот еще, мы все знаем, что такое закон тяготения. Если я уроню платок в Лондоне, то он упадет на пол; это сила тяготения. И то же самое будет повторяться, если я его уроню в Париже или в Нью-Йорке, или в Гонконге; то же самое действие будет воспроизводиться повсюду. Не имеет значения, где я его уроню, сила тяготения имеет одинаковое действие во всех точках земного шара. Повсюду, при одинаковых условиях, будет воспроизводиться то же самое действие. Это закон тяготения тел.

Теперь, что такое закон греха и смерти? Если кто-нибудь сделает мне нелюбезное замечание, то я сейчас же почувствую раздражение. Это не закон, это грех. Но если разные лица мне сделают обидные замечания, и если я на них всегда одинокого реагирую, тогда я распознаю в себе закон - закон греха. И так же, как и закон тяготения, это такой же постоянно действующий фактор, всегда повторяющийся одинаковым образом. Так же и закон смерти. Мы уже говорили, что смерть - это слабость, достигшая крайнего предела. Слабость - это "я не могу". И если я стараюсь угодить Богу в каком-нибудь особом случае и вижу, что я не в силах это сделать; и если и в других случаях я буду пытаться угодить Богу и удостоверюсь при неизменном повторении в своей неспособности, тогда я распознаю действующий во мне закон. Это не только грех во мне, но закон греха; и это не только смерть во мне, но это закон смерти.

Тем более что сила тяготения - в противоположность закону уличного движения - является законом "естественным", то есть не предметом человеческих обсуждений и постановлений, а простого открытия. Закон существует, и платок падает "естественно" на землю, сам по себе, без всякой помощи с моей стороны. И закон, открытый человеком из 7-ой главы к Римлянам (23 ст.), точно такого же свойства. Это закон греха и смерти, противоборствующий добру и парализующий человека, желающего делать добро. Человек грешит "естественно", по закону греха, находящемуся в его членах. Он хочет быть иным, но закон, который в нем, закон беспощадный, и никакая человеческая воля не устоит против него. Следовательно, встает вопрос: как я могу освободиться от греха и смерти? Я нуждаюсь в избавлении от греха и еще больше в избавлении от смерти; но больше всего я нуждаюсь в освобождении от закона греха и смерти. Как я могу быть избавленным от постоянного повторения моих слабостей и моих падений? Чтобы ответить на этот вопрос, мы возьмем еще два примера.

Один из самых тяжелых налогов, существовавших раньше в Китае, была пошлина "Ликэн" - закон, которого никто не мог избежать. Он существовал еще с времен китайской династии и оставался в силе до наших дней. Этот налог относился к внутреннему транспорту товаров и применялся по всем областям империи. Сбор этого налога выполнялся многочисленными конторами городской ввозной пошлины, и чиновники пользовались широкими полномочиями. Так что пошлина на товары, которые провозились через несколько областей и обкладывались в каждой из них налогом, иногда достигала колоссальных размеров. Но несколько лет тому назад был издан другой закон, который отменил этот закон "Ликэн". Вы можете себе представить, какое облегчение испытали все те, кто страдал от старого закона. Нам больше не нужно было обдумывать, что мы будем говорить завтра, при встрече с сборщиками налога "Ликэн", нам не нужно было больше умолять, надеяться; новый закон издан и освободил нас от старого.

И так же как с законом страны, так и с законом природы. Как может быть аннулирован закон тяготения? Что касается моего платка, то, конечно, закон тяготения продолжает существовать, и мой платок всегда будет притянут к земле; но мне достаточно поддержать его рукою, и платок не упадет. Почему? Закон всегда остается в силе, я не могу изменить закон тяготения, я никак не могу на него воздействовать. Так почему же платок не падает на землю? Потому что другая сила препятствует его падению. Закон остается в силе, но другой закон, высший закон, своим действием побеждает его, это закон жизни - Закон тяготения проявляет свою силу, но платок не падает, потому что другой закон действует против закона тяготения, и платок остается в моей руке. Вероятно, все видели одно из таких деревьев, которое выросло из когда-то упавшего между двумя каменными плитами семени и, выросши, подняло эти каменные плиты силою жизни, находящейся в этом семени. Это и есть то, что мы подразумеваем под победою одного закона над другим.

Таким же подобным этому образом Бог освобождает нас от одного закона, вводя в нас другой закон. Закон греха и смерти продолжает существовать, но Бог применил другой закон - закон Духа жизни во Христе Иисусе, и этот закон достаточно сильный, чтобы освободить нас от закона греха и смерти. Потому что это закон жизни во Христе Иисусе, - это жизнь воскресения, которая в Нем, встретила смерть во всех ее видах и победила ее. "Как безмерно величие могущества Его в нас, верующих по действию державной силы Его, которою Он воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах" (Еф. 1: 19-20). Господь пребывает в нас в лице Своего Святого Духа, и если мы предоставим Ему свободу действий, доверив себя полностью Ему, то мы увидим, что Он сохранит нас от старого закона. Мы узнаем, что значит быть соблюдаемыми не нашими собственными усилиями, а "силою Божией" (1 Пет. 1: 5).

Проявление закона жизни

Нам надо постараться извлечь из всего этого практическое применение. Мы уже касались вопроса нашей силы воли в связи с угождением Богу. Христиане, даже в преклонном возрасте, не отдают себе отчета, какое важное значение имеет в их жизни сила воли. В 7-ой главе мы видим, что одной из причин мучения апостола Павла была его сила воли. Он желал делать доброе, но все его действия противоречили его воле, и все решения, которые он предпринимал, как и его намерение угождать Богу, лишь только погружали его еще в более глубокий мрак. "Хочу делать доброе", но "я плотян, продан греху". Это было его чувствительным местом. Похожие на автомобиль без бензина, который надо подталкивать и который останавливается, как только его перестают подталкивать, многие христиане упорно стараются двигаться вперед своей силой воли и считают, что нет ничего более изнуряющего или более сурового, чем жизнь христианина. Другие стараются говорить "Аллилуйя" только потому, что некоторые верующие это говорят, хотя и сознают, что этот возглас не имеет для них никакого значения. Они хотят заставить себя быть тем, чем они не являются на самом деле; и это так же трудно, как заставить реку течь в обратную сторону. Потому что самое большее, чего можно достичь силой воли, это доброе предрасположение. "Дух бодр, плоть же немощна" (Мат. 26: 41).

Если нам надо прилагать так много усилий в нашей христианской жизни, то это означает, что мы не являемся христианами натурально. Мы же не делаем никакого усилия, чтобы говорить на нашем родном языке. В сущности, силу воли мы вынуждены применять только для того, что не является естественным для нас. Своими усилиями мы можем иметь успех в течение некоторого времени; но закон греха и смерти в конечном счете одержит верх над нами. Мы можем сказать: "У меня есть сила воли, и я буду делать только доброе в течение двух недель", но очень скоро я буду вынужден сознаться в своей неспособности. Нет, мне не надо стараться быть тем, чем я уже являюсь. Если же я желаю им быть, то это означает, что я им не являюсь.

Почему люди применяют силу воли в своих стараниях угодить Богу? Для этого могут быть только две причины. Или же они никогда не пережили рождения свыше и в таком случае не имеют новой жизни, действующей в них; или же, если они родились от Бога и новая жизнь пребывает в них, то они не научились доверяться этой жизни. Из-за своего непонимания они всегда терпят поражение и возвращаются к привычному греху, так что они начинают сомневаться в возможности лучшей жизни.

Но, если у нас недостает доверия, то это не значит, что эта слабосильная жизнь, которою мы иногда живем, представляет все то, что даровал нам Бог. В Послании к Римлянам 6: 23 сказано, что "дар Божий - жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем", и в том же Послании 8: 2 нам сказано, что " закон Духа жизни во Христе Иисусе" пришел нам на помощь. Другими словами, здесь идет речь о новом откровении того, чем мы уже обладаем. Я чувствую, что не должен слишком сильно подчеркивать эту истину. Это не нечто новое, что мы должны ожидать от руки Божией, а новое откровение того, что уже было совершено во Христе; так как слова "освободил меня" сказаны в прошедшем времени. Если я действительно это вижу и полагаю мое доверие в Нем, то мне не, понадобится обязательно переживать описанное в 7-ой главе к Римлянам - ни буквально, ни в принципе, во всяком случае, не в таком изнуряющем напряжении силы вели.

Если мы оставим нашу собственную силу воли и доверим себя Господу, то мы не упадем и не будем раздавлены непосильным бременем, но будем подчинены другому закону - закону Духа жизни. Потому что Бог нам дал не только жизнь, но закон жизни. И так же как закон тяготения является законом естественным, а не продуктом человеческого законодательства, так и закон жизни является законом "естественным", похожим в принципе на закон, который регулирует биение нашего сердца, или же на тот, который контролирует движение наших век. Нам не нужно думать о наших глазах, ни о частоте мигания наших век, чтобы сохранить их в чистоте, и мы не станем применять нашу силу воли в функционировании нашего сердца. В таком случае мы только вызовем осложнение. Нет, когда есть жизнь, то она действует непосредственно. Наша сила воли может лишь помешать закону жизни. Я открыл эту истину следующим образом.

Я часто страдал бессонницей. Однажды, после нескольких бессонных ночей, после того, как я много молился об этом и истощив все мои силы, я кончил тем, что признался Богу, что вина должна быть во мне, и я просил Его указать мне ее. Я сказал Богу: "Прошу Тебя, объясни мне". Его ответом было: "Верь закону природы". Сон это такой же закон, как и голод; и в то время, как я никогда не интересовался знать, голоден ли я или нет, я тревожился из-за моей бессонницы. Я пытался помочь природе, и это сеть, в которую попадает большинство страдающих бессонницей. Тогда я доверился не только Богу, но установленным Богом законам природы, и с тех пор я хорошо спал.

Не должны ли мы читать Библию? Конечно, мы должны ее читать, и если мы этого не будем делать, то это отразится на нашей духовной жизни. Но это не значит, что мы должны заставлять себя ее читать. В нас есть новый закон, который вызывает голод Слова Божия, и тогда полчаса будут более полезными, чем пять часов принужденного чтения. То же самое и с благотворительностью, и с проповедью, и с нашим свидетельством. Вынужденная проповедь - это возвещать Евангелие Божией любви с холодным сердцем. И мы все знаем, что значит благотворительность без любви.

Если мы предоставим новому закону жить в нас, то мы менее будем чувствовать старый. Хотя он и продолжает существовать, но он больше не властвует над нами, и мы больше не подчинены его влиянию. Поэтому Господь говорит нам: "Взгляните на птиц... посмотрите на полевые лилии" (Мат. 6: 26-28). Если бы было возможным спросить птиц, боятся ли они силы тяготения, то что бы они ответили нам? Они вероятно сказали бы: "Мы даже имени Ньютона никогда не слыхали и ничего не знаем об открытом им законе. Мы летаем, потому что летать - это закон нашей жизни". В них не только есть жизнь, дающая им возможность летать, но закон жизни делает - эти существа способными непосредственно побеждать закон тяготения. Закон тяготения не теряет от этого своей силы. Если вы встанете рано утром в сильный холод, когда глубокий снег покрывает землю, и увидите мертвого воробья на дворе, то вы сейчас же вспомните о непоколебимом существовании этого закона. Но покамест птица живет, она побеждает закон тяготения, закон жизни владычествует в их сознании и дает им эту возможность.

Поистине, как велика милость Божия к нам! Он дал нам новый закон Духа, и "летать" мы можем не нашей силой воли, а законом Его жизни в нас. Подумали ли вы, какое трудное испытание будет для нетерпеливого христианина стараться быть терпеливым? Достаточно будет потребовать от него немного терпения, чтобы он заболел от этого. Бог никогда не требовал от нас, чтобы мы заставляли себя быть тем, чем мы не являемся в действительности, ни чтобы мы старались возрастать духовно своими силами. Заботы могут повредить духовному уровню верующего, во всяком случае, они никогда не принесут ему пользы. "Не заботьтесь", - сказал Господь. "....Посмотрите на полевые лилии" и научитесь от них, "как они растут". Этим Господь обращает наше внимание на новую жизнь в нас. О! если бы мы оценили с новой силой жизнь, дарованную нам Богом и ставшую нашей!

Какое чудное открытие! Эта новая жизнь может сделать нас совершенно новыми людьми, так как она воздействует и в самых маленьких вещах, как и в самых больших. Например, она останавливает нас, когда мы протягиваем руку, чтобы посмотреть книгу, лежащую в комнате другого человека, и напоминает нам, что мы не имеем права на это, так как мы не спросили разрешения. Мы не должны, говорит нам Святой Дух, касаться прав других людей.

Однажды я разговаривал с моим другом, верующим. Он повернулся ко мне и сказал: "Видите ли, я думаю, что если жить по закону Духа жизни, то даже простой человек станет вполне культурным". - "Что вы хотите этим сказать?" - спросил я его. Тогда он продолжил: "Закон жизни может сделать человека безукоризненным джентльменом. Некоторые скажут: "Вы не можете осуждать людей, приехавших из деревни, за их невоспитанность". Но весь вопрос в том: есть ли в них жизнь Христа? И я говорю вам, что эта жизнь может им сказать: "Ваш голос слишком громкий", или: "Этот смех неуместный", или: "Причина, почему вы сделали это замечание, не хорошая". Дух жизни может им указать во всех деталях, как надо поступать и произвести в них настоящую благовоспитанность. Мы, люди, не располагаем такой возможностью в воспитании". И мой друг сам был воспитателем!

И это правда. Возьмем, например, болтовню. Обладаете ли вы несдержанным языком? Когда вам приходится быть среди людей, то говорите ли вы себе: "Как мне быть? Я христианин, и если я хочу прославить имя Господа, то я должен сдерживать мой язык. Сегодня я постараюсь следить за собою, чтобы не сказать ничего лишнего". И в течение одного или двух часов вы сумеете удержаться, пока под каким-нибудь предлогом вы не потеряете контроль над собою, и вы еще раз окажетесь в затруднительном положении из-за вашего несдержанного языка. Можно сказать с уверенностью, что наша сила воли здесь бесполезна. И если бы я стал увещевать вас применять в этих случаях вашу силу воли, то это было бы предлагать вам пустую религиозность этого мира, а не жизнь Христа. Даже если болтливому человеку удастся промолчать целый день, то все равно он остается болтливым человеком, потому что "естественный" закон, заставляющий его говорить, все так же находится в нем. Персиковое дерево, приносит ли оно плоды или нет, все равно остается персиковым деревом. Но когда мы становимся христианами, мы обнаруживаем в себе новый закон - закон Духа жизни, который побеждает все "ветхое", и который уже освободил нас от "закона" болтливости. Если мы верим Божиему Слову, и если мы послушны новому закону, то этот закон укажет нам, когда мы должны остановиться, - или вообще не начинать говорить! - и он даст нам силу это сделать. Доверив себя новому закону, вы смело можете пойти к вашим друзьям и оставаться у них два-три часа или два-три дня без всякого затруднения. И по возвращении домой вы сможете поблагодарить Бога за Его новый закон жизни.

Жизнь христианина - это новая непосредственная жизнь. Для тех, кто не любезен, она проявляется в любви к брату, которого сами по себе вы не любите и любить не можете. Так как этот новый закон жизни действует на основании того, что Господь видит в этом брате. "Господи, Ты видишь, что его можно любить, и Ты его любишь. Прояви Твою любовь к нему через меня!" И этот новый закон производит истинную жизнь, духовный характер искренний и правдивый. В жизни христиан есть много показного, много деланного. Ничто так не вредит свидетельству, как притязание детей Божиих казаться тем, чем они не являются в действительности, потому что люди почувствуют фальшь и сумеют вынести правильное суждение о нас. Но когда мы доверимся закону жизни, тогда напускное станет реальным.

Четвертый шаг - ходить по Духу

"Как закон, ослабленный плотию, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу" (Рим. 8: 3-4).

Кто внимательно прочтет эти два стиха, увидит, что в них нам сказано: во-первых, о том, что Господь Иисус сделал для нас; и, во-вторых, что Дух хочет сделать в нас. "Плоть немощна", следовательно, по "плоти" мы не можем исполнить праведность закона. Будем помнить, что здесь речь идет не о нашем спасении, а об угождении Богу. Итак, мы видим, что Бог совершил эти два действия из-за нашей неспособности, из-за нашего бессилия. Прежде всего Он послал Своего Сына во плоти. Который умер за грех и этим "осудил грех во плоти". Это значит, что в лице Своего Сына Бог предал смерти все, что было в нас от ветхого творения и что мы называем "наш ветхий человек", или "плоть", или "я" по плоти. Таким образом Бог пресек зло в самом корне, уничтожив основу нашего бессилия. Это первое Божие действие, которое Он совершил для нас.

Однако надо было еще, чтобы праведность, предписанная законом, исполнилась в нас (Рим. 8: 4). Как это могло быть выполнено? Для этого нужно было второе Божие действие - дать нам Святого Духа, пребывающего в нас. Он был послан Богом, чтобы выполнить эту внутреннюю сторону нашей проблемы. И Он может это выполнить, сказано нам, если мы будем "ходить по Духу".

Что значит "ходить по Духу"? Это означает две вещи. Прежде всего это не "дела", а "хождение". Слава и благодарение Богу! Безнадежные и бесплодные усилия, которые я раньше применял, принуждая себя "делать", когда я во плоти старался угодить Богу, теперь сменились покоем и радостью полной зависимости от Его силы, "действующей во мне могущественно" (Кол. 1: 29). Поэтому апостол Павел "плод" Духа ставит в противоположность "делам" плоти.

Затем, "ходить по Духу" означает - повиновение Духу. Жить по плоти означает, что я сдаюсь на требования плоти, и следующие за этим стихи (Рим. 8: 5-8) ясно указывают, к чему это меня приведет. Это может только поставить меня во враждебное положение перед Богом. Единственное, что невозможно человеку живущему по Духу, это быть независимым от Духа, Я должен быть покорным Духу Святому, Он должен быть инициатором и распорядителем в моей жизни. Только по мере моей отдачи себя Ему в послушание я увижу "закон духа жизни" свободно действующим во мне, и праведность, предписанная законом (все то, что я принуждал себя делать, чтобы угодить Богу), теперь выполняема не мною, а во мне, "ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии" (Рим. 8: 14).

Мы все знаем слова благословения, написанные в Послании к Коринфянам: "Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святого Духа со всеми вами" (2 Кор. 13: 13). Любовь Божия - это источник всех духовных благословений; благодать Господа Иисуса сделала все это духовное богатство доступным нам; и общение Святого Духа • это средство, через которое Его благодать передается нам. Любовь - это нечто сокрытое в Божьем сердце; благодать - это любовь Отца, выраженная и предложенная нам в Сыне; и общение - это дар этой благодати через Духа. То, что Отец имел на сердце в отношении нас. Сын выполнил для нас, и теперь Святой Дух нам это передает. Итак, когда наши глаза открываются на что-нибудь из того, что Господь Иисус приобрел для нас Своим Крестом, и чтобы приобретенное Им для нас стало реально нашим, будем взирать в том направлении, которое нам указывает Бог, и нашим твердым пребыванием в подчинении и послушании Святому Духу, будем держать наши сердца широко открытыми, чтобы Он мог передать нам это. Это и есть задание Святого Духа, для того Он и пришел, чтобы осуществить в нас то, что является нашим во Христе.

В Китае, когда мы хотим привести душу ко Христу, то мы знаем, как необходимо изложить благую весть ясно и полностью, потому что мы не уверены, что эта душа встретит еще на своем пути помощь от других христиан. Мы всегда стараемся объяснить вновь обращенному, что когда он просит у Бога прощение своих грехов и чтобы Господь вошел в его жизнь, то его сердце становится храмом живой Личности. С этого момента Святой Дух Божий живет в нем, чтобы открывать ему Писание для того, чтобы он нашел Иисуса Христа, чтобы руководить его молитвой, чтобы управлять его жизнью и чтобы воспроизвести в нем характер его Господа.

Однажды, в конце лета, мне пришлось поехать в горы для продолжительного отдыха. Комнату с пансионом было трудно найти, и я был вынужден жить в одном доме, а столоваться в другом. Итак я столовался в доме одного рабочего. В течение двух недель я только просил у Господа благословение на каждый обед, но не говорил моим хозяевам Благой Вести. Наконец, мне представился случай говорить им о Господе Иисусе. Их сердца были открыты, чтобы слушать, и они обратились с простой детской верой к Господу, чтобы получить прощение грехов. Они получили новое рождение, и так как их обращение было вполне реальным, новый свет и новая радость вошли в их жизнь. Я постарался очень ясно объяснить, им, что с ними произошло. После этого, из-за наступивших холодов, я должен был их покинуть и вернуться в Шанхай.

Во время зимних холодов этот человек привык пить вино и имел склонность злоупотреблять им. После моего отъезда, когда наступила зима, вино снова появилось на столе. В этот день муж, уже привыкший просить у Господа благословение перед едой, склонил голову для молитвы, но не мог вымолвить ни одного слова. Сделав одну или две тщетных попытки, он повернулся к своей жене и сказал: "Почему мы сегодня не можем молиться? Возьми Библию и поищи, что в ней сказано относительно спиртных напитков?" Я им оставил Священное Писание, но несмотря на то, что эта женщина умела читать, она была еще несведущей в Божием Слове и поворачивала страницы, не находя никакого указания на этот счет. Они не знали, как им почерпнуть нужную справку из книги Божией, а спросить им было некого, я был далеко, и до нашей встречи могло пройти несколько месяцев. - "Пей вино, - сказала ему жена. - Мы поговорим по этому поводу с братом Ни при первой встрече". Однако ее муж сознавал, что он не может поблагодарить Господа за это вино, которое стояло на столе. - "Унеси его", наконец сказал он; и как только это было сделано, то они сейчас же смогли попросить Господа благословить их обед.

Через некоторое время, когда этот человек приехал в Шанхай, то он рассказал мне о происшедшем с ним. Рассказывая, он употребил распространенное китайское выражение "Брат Ни", сказал он: "Живущий Начальник" не разрешил мне пить". - "Очень хорошо, - ответил ему я, - слушайся всегда "Живущего Начальника"!

Большинство из нас знает, что Христос является нашей жизнью. Мы верим, что Святой Дух живет в нас, но этот факт очень мало отражается на нашем поведении. Так зададим же себе этот, такой важный для нас вопрос: знаем ли мы Его как живую Личность и знаем ли мы Его как нашего "Начальника"?

Глава 11. Одно тело во Христе

Прежде чем мы затронем нашу последнюю тему, имеющую такое важное значение, мы хотим мысленно оглянуться назад на пройденный путь и изложить вкратце все пройденные этапы. Мы старались просто указать и пояснить некоторые переживания, которые верующие обычно встречают на своем пути. Но, конечно, по мере нашего продвижения вперед в хождении с Господом, мы делаем многочисленные и новые открытия, и нам надо быть очень осторожными, чтобы не впасть в искушение и не упростить чрезмерно Божие творчество; так как это может повлечь за собою большую путаницу.

Некоторые дети Божии думают, что наше спасение, в которое они включают также и жизнь святости, полностью заключается в драгоценной Крови Христа, Конечно, они правы, настаивая на необходимости бодрствовать и приводить в порядок перед Богом все известные нам грехи, а также и в том, что Кровь Христа всегда действенна, чтобы очищать нас от всякого греха, но неправильно думать, что Кровь совершает все. Они считают, что святость означает просто разделение человека с его прошлым. Они думают, что Бог, изглаживая, на основании пролитой Крови, грехи, сделанные человеком, этим разрывает связь этого человека с миром, чтобы он принадлежал Ему, и что это и есть святость. И они останавливаются на этом. Таким образом они пропускают основные требования Божии и, вследствие этого, те обильные возможности, которые предоставляет нам Бог. Надеюсь, что из пройденного нами изучения мы ясно видим, насколько такое понимание является неполным.

Другие идут дальше. Они признали, что Бог охватил и их в смерти Своего Сына на Кресте, дабы их ветхий человек был распят со Христом, чтобы освободить их от греха и от закона. Они имеют истинную веру в Бога, потому что они хвалятся Иисусом Христом и перестали надеяться на свою плоть (Фил. 3: 3). Бог имеет в них чистое основание, на котором Он может строить. И с этой духовной позиции, являющейся для нас исходной точкой, многие пошли еще дальше, признав, что освящение - употребляя это слово в его подлинном смысле - означает безоговорочно предоставить себя в распоряжение Господа, чтобы следовать за Ним. Все это - первые шаги, и исходя от них, как мы уже говорили, следуют другие стадии духовного роста, которые Бог имеет в виду для нас, и уже многие познали их в своей духовной жизни. Очень важно, чтобы мы всегда помнили, что каждый шаг, хотя он и является драгоценным фрагментом истины, все же сам по себе не содержит всю истину полностью. И каждый шаг мы воспринимаем как плод творчества Христа, выполненного Им для нас на Кресте, и ни одного из них мы не можем обойти незнанием.

Врата и путь

Мы уже видели, что на жизненном пути верующего существует несколько стадий духовного развития, и мы отметим еще, что, хотя и не обязательно пройти эти стадии в таком точно определенном порядке, однако, они кажутся отмеченными определенными чертами и подчиненными установленным повторяющимся правилам. Какие же это правила? Прежде всего - откровение. Как мы уже видели, откровение всегда предшествует вере и духовному переживанию. Через Свое Слово Бог открывает наши духовные глаза на то, что совершил Его Сын, и затем если мы верою принимаем эту истину для себя лично, то она становится реальной в нашей жизни. Так что мы имеем: 1. Откровение - являющееся объективным. 2. Духовное переживание - являющееся личным. Затем мы отметим, что такое духовное переживание имеет обычно двойную форму духовного кризиса, за которым следует прогрессивное действие истины, которая была открыта нам и которую мы приняли верою. В связи с этим духовным переживанием хорошо вспомнить образный язык Джона Бурьяна и описанные им "тесные врата", через которые христианин должен вступить на "узкий путь". Господь Иисус говорил нам про эти врата и про этот путь, ведущие в жизнь. " Тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их". И мы на опыте видим подтверждение Его слов. Итак, мы имеем:

1. Откровение.

2. Духовное переживание:

а) "тесные врата" (духовный кризис).

б) "узкий путь" (прогрессивное действие).

Мы вернемся теперь к некоторым темам, которые мы уже обсуждали, и посмотрим, насколько это поможет нам их яснее понять. Начнем с нашего оправдания и нового рождения. Это духовное переживание всегда начинается откровением Господа Иисуса о Его искупительной жертве на Кресте за наши грехи. За этим откровением следует кризис (тесные врата) покаяния и веры, через которые мы еще в самом начале приблизились к Богу. "До Христе Иисусе вы, бывшие некогда далеко, стали близки Кровию Христа" (Еф. 2: 13). И этот первый шаг приближения к Богу приводит нас к хождению в постоянном общении с Ним (узкий путь), к которому нам открыт ежедневный доступ на основании драгоценной Крови. "Итак, братия, имея дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа... да приступаем с искренним сердцем. с полною верою, кроплением очистивши сердца от порочной совести" (Евр. 10: 19 и 22). Когда мы приходим к освобождению от греха, то мы снова встречаем эти три шага: откровение, через действие Святого Духа, или, зная то" (Рим. 6: 6); затем, кризис веры, или "почитайте себя" (Рим 6:11); и следующее за этим постоянное посвящение, или "предоставьте себя Богу" (Рим. 6:13) на основании хождения в обновленной жизни. Затем рассмотрим дар Святого Духа. Этот дар тоже начинается с того, что мы "видим" Господа Иисуса, вознесенного на престол, и это приводит нас к двойному познанию Духа - Духа, излитого на нас, и Духа, пребывающего в нас. И когда мы приходим к вопросу об угождении Богу, то мы снова видим необходимость в духовном свете, чтобы лучше понять ценность совершенного Господом на Кресте в отношении "плоти" - всей жизни этого "я" в человеке. Как только мы принимаем для себя лично совершенное Господом на Кресте, то мы духовно входим в эти "тесные врата" верою в "Иисуса Христа, Господа нашего, Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего" (Рим. 4:25). Мы начинаем с того, что прекращаем "делать" сами и принимаем верою мощную Христову жизнь, которая, своим действием в нас, удовлетворяет Божиим требованиям. И этим мы входим на "узкий путь" хождения в послушании Духу, - "живущих не по плоти, но по Духу" (Рим. 8: 4).

Во всех случаях картина не одна и та же, и мы должны быть осторожны, чтобы не навязать Святому Духу непреклонный образ действий, так как какое-нибудь иное переживание может быть испытано нами; но более или менее все происходит в этих чертах. Конечно, сначала необходимо, чтобы наши духовные глаза были открыты на новый облик Христа и на совершенное Им творчество, затем вера открывает нам дверь для хождения по новому пути. Будем также помнить, что если мы разделили все эти переживания христианина на отдельные этапы: оправдание, новое рождение, дар Святого Духа, освобождение, освящение, - то это только для того, чтобы мы могли яснее все это понять. Но это не означает, что все эти этапы должны следовать один за другим, или же что они обязательно должны следовать точно в таком предписанном порядке. Так что если с самого начала мы слышим полное благовествование о Христе и о Его творчестве, совершенном на Кресте, то мы можем иметь очень богатый духовный опыт с первого же дня нашей христианской жизни, даже тогда, как более глубокое значение всего этого нам откроется гораздо позже. О, если бы проповедь Евангелия всегда была бы такой полной!

Одно мы можем сказать с уверенностью, что откровение всегда предшествует вере. Когда наши духовные глаза открываются на то, что Бог совершил для нас во Христе, то мы сейчас же говорим: "Благодарю Тебя, Господи". Вера следует непосредственно за откровением: Откровение мы всегда получаем через Святого Духа, Которого мы имеем от Бога и Который руководит нас, чтобы наставить нас, открывая нам Писания на всякую истину. "Когда же прийдет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину" (Иоан. 16: 13). Будем всегда полагаться на Него, потому что Он для этого и пришел. И когда перед нами встают затруднения, будь то недостаток разума или недостаток веры, то принесем прямо к Господу эти трудности: "Господи, открой мои очи. Господи, дай мне ясно уразуметь это. Господи, помоги моему неверию!" О, Он всегда неизменно придет нам на помощь!

Четыре аспекта жертвы Христа на Кресте

Теперь мы можем сделать еще один шаг, чтобы рассмотреть необъятную глубину и величие творчества, совершенного на Кресте Господа Иисуса Христа, Чтобы осветить и яснее распознать переживания христианина, нам будет полезно обозреть четыре аспекта искупительного Божьего творчества. Но, делая это, будем помнить, что Крест Христа является одним Божиим творчеством, а не несколькими последовательными действиями. Две тысячи лет тому назад в Иудее Христос умер и воскрес, и сейчас Он " вознесен десницею Божией" (Деян. 2: 33). Искупительная жертва совершена, и никогда не понадобится ее повторить, как и никогда не понадобится что-либо добавить к ней.

Из четырех упомянутых ниже аспектов мы уже довольно тщательно исследовали три, и в последующих двух главах мы рассмотрим четвертый. Мы можем их изложить вкратце следующим образом:

1. Кровь Христа, которая изглаживает наши грехи и нашу виновность.

2. Крест Христа, который разрешает вопрос греха, плоти и ветхого человека.

3. Жизнь Христа, дарованная человеку, чтобы пребывать в нем, воссоздать в нем нового человека и укреплять его.

4. Действие смерти в ветхой натуре человека, дабы жизнь, пребывающая в нем, могла прогрессивно проявляться.

Два первых аспекта носят характер исправляющий. Они связаны с разрушительным действием диавола и с разрушительным действием греха, сделанного человеком. А два последних непосредственно связаны с выполнением Божьего намерения. Два первых были необходимы, чтобы вернуть то, что было утеряно Адамом из-за грехопадения. А два последних должны ввести нас и ввести в нас нечто, чего Адам никогда не имел. Итак мы видим, что все, совершенное Господом Иисусом Его смертью и воскресением, является творчеством, искупившим человека, и сделавшим возможным исполнение Божьего намерения.

В предыдущих главах мы довольно долго остановились на двух аспектах смерти Христа, представляющих: Кровь, которая изглаживает наши грехи и нашу виновность, и Крест, который устраняет грех и плоть. В нашем изучении вечного Божьего намерения мы также рассмотрели третий аспект, представляющий Христа как пшеничное зерно, и в последней главе, в которой мы видели Христа как нашу жизнь, мы говорили о его практическом применении. Однако, прежде чем мы сосредоточимся на четвертом аспекте, который мы назовем "нести крест", нам надо еще сказать нечто об этом третьем пункте, то есть об освобождении через воскресение жизни Христовой, которая пребывает в человеке и является в нем силой для служения Богу.

Мы уже говорили о Божием намерении при творении. Мы сказали, что Божие намерение охватывает бесконечно больше того, что Адам когда-либо имел. Какое же это намерение? Бог хотел иметь человеческий род, каждый член которого будет одарен духом, благодаря чему станет возможным общение с Самим Богом, Который есть Дух. Род, имеющий Божью жизнь, который будет сотрудничать с Богом в выполнении Его вечной цели, смиряя всякое возможное восстание врага и разрушая его скверные действия" Таков был великий Божий проект. Как же этот Божий проект сможет осуществиться в дальнейшем? И на этот вопрос мы снова находим ответ в смерти Господа Иисуса. Его смерть могущественная. Она является как нечто положительное, имеющее определенную цель, охватывающую гораздо больше, чем восстановление утерянного через грехопадение положения. Так как не только грех и ветхий человек были устранены и их действие уничтожено, но через эту смерть нечто большее, бесконечно большее, было введено.

Любовь Христа

Теперь мы возьмем два места из Слова Божия: одно из 2-ой главы Бытия, другое из 5-ой главы Послания к Ефесянам, - оба эти места имеют очень важное значение в отношении сказанного выше.

"И навел Господь Бог на человека крепкий сон; и, когда он уснул, взял одно из ребр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою ("исшах" на древнееврейском языке): ибо взята от мужа" ("исш" на древнееврейском языке) Быт. 2: 21-23).

"Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною, посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна" (Еф. 5: 25-27).

Пятая глава к Ефесянам является единственной главой во всей Библии, которая объясняет нам это место из 2-ой главы Бытия. И если мы задумаемся над нею, то мы увидим, что сказанное в ней в высшей степени замечательно. Я думаю о значении этих слов: "Христос возлюбил Церковь". В этом есть нечто чрезвычайно драгоценное.

Нас научили считать себя грешниками, нуждающимися в искуплении. Из поколения в поколение это наставление вкоренилось в нашем сознании, и мы благодарим Господа за это, так как это наше начало, но это не конечная Божия цель. В этой главе к Ефесянам мы видим, что Бог говорит нам о " славной Церквей, без пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна". Мы очень часто думаем о Церкви просто, как о "множестве спасенных грешников". И это действительно так; но мы слишком подчеркиваем это, как если бы Церковь ничего другого, кроме этого, не представляла. Но Церковь - гораздо больше, чем только спасенные грешники. Когда мы говорим "спасенные грешники", то мы видим на заднем плане грех и падение; но в Божиих глазах Церковь является Божиим созиданием в Его Сыне. Первая мысль главным образом относится к каждому в отдельности, а вторая - имеет в виду созидание Тела. Первая мысль является отрицательной, она относится к прошлому, вторая является положительной, она направлена в будущее. "Вечное намерение" Бога вечности, - чтобы Его Сын имел Тело, выражающее Его жизнь. Взирая на этот проект будущего, который на сердце у Бога, то Церковь вне греха, как бы грех никогда ее не коснулся.

Никакой другой текст Священного Писания, кроме Послания к Ефесянам, не объясняет так ясно этот аспект смерти Господа Иисуса. В Послании к Римлянам все рассматривается с точки зрения человека и его грехопадения, и начинается с этих слов: "Христос... умер за нечестивых... грешных... врагов" (Рим. 5: 6-10), и затем постепенно ведет нас к "любви Христовой" (Рим. 8: 35). В Послании же к Ефесянам, наоборот, точка зрения Божия, "прежде создания мира" (Еф. 1: 4), и сущность Евангелия: "Христос, возлюбил Церковь и предал Себя за нее" (Еф. 5: 25). В Послании к Римлянам мы видим, что на признание: "мы согрешили", отвечает весть Божией любви к грешнику (Рим. 5: 8). Тогда как в Послании к Ефесянам мы видим, что "Христос возлюбил", и Его любовь - это любовь мужа к своей жене. Эта любовь абсолютно не имеет никакой связи с грехом, как с таковым. В этом послании мы видим не искупление греха, а созидание Церкви; и для этого, сказано нам. Он "предал Себя за нее".

Стало быть, в смерти Господа Иисуса есть один аспект совершенно положительный, где мы особенно видим Его любовь к Своей Церкви и где нет вопроса о грехе и грешниках. И чтобы наглядно подчеркнуть это, апостол Павел берет этот прообраз из 2-ой главы Бытия. В этом есть нечто чудесное, и если наши глаза открыты, чтобы видеть, то несомненно у нас будет побуждение преклониться пред Господом нашим.

Начиная с 3-ей главы Бытия, мы встречаем "одежды кожаные", мы видим приношение Авеля, - и до конца Ветхого Завета мы встречаем множество других прообразов, предвозвещающих смерть Господа Иисуса, как искупительную жертву за грех. Однако, апостол не опирается ни на один из них, но только на этот прообраз из 2-ой главы Бытия. Заметим это и затем вспомним, что грех появился только в 3-ей главе Бытия. Значит, мы имеем в Ветхом Завете прообраз на смерть Христа, который не имеет никакой связи с грехом, так как мы его находим во 2-ой главе, то есть до грехопадения. Остановимся на этом на одну минуту.

Можем ли мы сказать, что Бог навел на Адама крепкий сон, потому что Ева согрешила? Конечно нет, так как в то время Ева еще не была создана. Нет, Бог навел на Адама крепкий сон с определенным намерением взять от него ребро, чтобы создать кого-то другого, кроме него. Так что причиной сна Адама был не грех Евы, а ее существование. Этот сон был наведен на Адама - как нечто заранее определенное в Божественном совете - с целью создать Еву. Бог хотел иметь "исшах", и Он навел на человека (исш) крепкий сон, и взял от него ребро, и сделал из ребра "исшах" (жену), и привел ее к человеку. Такой прообраз дает нам Бог. И этот прообраз на смерть Господа Иисуса не имеет прямой связи с искуплением греха, и он вполне соответствует сну Адама в этой главе Бытия.

Да сохранит нас Господь, чтобы мы не внушили кому-нибудь мысль, что Господь Иисус Христос не умер для искупления. Слава и благодарение Богу, Христос умер для нашего искупления. Будем помнить, что мы находимся сейчас на положении 5-ой главы к Ефесянам, а не 2-ой главы Бытия. Послание к Ефесянам было написано после грехопадения и обращено к людям, которые пострадали от его последствии; и в этом Послании мы видим не только Божие намерение в созидании, но также и шрамы грехопадения, • иначе не было бы упомянуто о "пятнах и пороках". Так как мы еще находимся на этой земле, и грехопадение - это действительность, поэтому "очищение" необходимо.

Мы всегда должны рассматривать искупление как перерыв, как "чрезывачайное мероприятие", ставшее необходимым из-за катастрофического разрыва в прямой линии Божьего проекта. Искупление великое и чудесное; и вполне понятно, занимает огромное место в наших глазах, но Бог говорит нам, чтобы мы не смотрели на искупление как на единственную цель, как если бы человек был создан для того, чтобы быть искупленным. Грехопадение было трагическим крушением в Божьем проекте, и искупление является благословенным восстановлением. Через искупление наши грехи изглажены, и мы восстановлены пред Богом. Но когда искупление выполнено, то остается совершить еще одно действие, благодаря которому мы должны получить то, чего Адам никогда не имел, и дать Богу то, чего желает Его сердце. Потому что Бог никогда не оставил Своего намерения. Адам никогда не имел Божией Жизни, в то время представленной деревом жизни. Но благодаря единому творчеству Господа Иисуса (мы еще раз подчеркиваем, что все это является единым творчеством), через Его смерть и Его воскресение, Его жизнь была освобождена, чтобы мы могли ее принять верою. И так мы получили больше, чем Адам когда-либо имел. Когда мы принимаем Христа как нашу жизнь, то Божие намерение на пути к исполнению.

И навел Бог на Адама крепкий сон. О верующих говорят, что они уснули, а не умерли. Почему? Потому что, где упоминается смерть, там всегда есть грех на заднем плане. Нам сказано в 3-ей главе Бытия, что грех вошел в мир, и через грех вошла смерть, но сон Адама был до грехопадения. Так что прообраз на смерть Господа Иисуса, который мы видим здесь, не похож на все другие прообразы Ветхого Завета. Когда речь идет о грехе и искуплении, тогда нужно, чтобы агнец или телец был принесен в жертву; но здесь Адам не был умерщвлен; он просто уснул, чтобы проснуться снова. Следовательно, мы имеем здесь прообраз на смерть, которая не была вменена за грех, а имела целью приумножение через воскресение. Заметим еще, что Ева не была создана независимо от Адама; она не была создана как отдельное творение подобно Адаму. Адам спал, и Ева была создана от Адама. Этот же способ Бог применяет и в созидании Церкви. "Второй Человек" Божий проснулся от Своего сна, и Его Церковь была создана в Нем и от Него, чтобы черпать жизнь от Него и чтобы проявить эту жизнь воскресения.

У Бога есть Сын, единственный Сын, и Бог хочет, чтобы у единственного Сына были братья. И таким образом единственный Сын станет Первенцем, и вместо Единственного Сына, Бог будет иметь много сыновей. Одно пшеничное зерно умерло, и много зерен произошло от него. Вначале первое зерно было одно, а теперь оно стало первородным среди многих зерен. Господь Иисус отдал Свою жизнь, и эта жизнь перешла во многие жизни. Такие прообразы дает нам Священное Писание, и мы приводим их в нашем изучении, чтобы яснее выразить эту истину. В только что рассмотренном нами прообразе единственное число заменяет множественное число. Плод Креста один - жена для мужа. "Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее".

Единая жертва живая

Мы только что говорили, что аспект смерти Господа Иисуса Христа, изложенный в 5-ой главе к Ефесянам, до некоторой степени несходный с тем, который мы рассматривали в Послании к Римлянам. Однако в действительности этот аспект является целью, к которой нас приводит наше изучение Послания к Римлянам, - как мы это сейчас увидим - потому что искупление восстанавливает нас в линии первоначального Божиего намерения.

В 8-ой главе Послания к Римлянам апостол Павел говорит о Христе, как о первородном Сыне между многими сынами Божиими, водимыми Духом Божиим (Рим. 8:14). "Ибо кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братьями. А кого Он предопределил, тех и призвал; а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил" (Рим. 8, 29-30). Из этого текста мы видим, что оправдание приводит к славе, выраженной не в одном или в нескольких отдельных лицах, а в целом множестве, - в корпоративном единстве, во многих сразу, - которые отражают образ одного. Затем, цель нашего искупления, представленная нам, как мы это уже видели, в "любви Христа" к Своим, является темой последних стихов главы: "Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или мочь? как написано: "За Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание". Но все cue преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем" (Рим. 8: 35-39). Но то, что не явно выражено в этой 8-ой главе, выражено ясно в 12-ой главе, где темой является Тело Христа.

После первых 8-ми глав Послания к Римлянам, которые мы изучаем, апостол Павел делает отступление и обсуждает высочайшие пути Божий в отношении Израиля, затем он снова возвращается к прерванной теме первых глав. Так что, в отношении занимающей нас темы, 12-ая глава является логичным продолжением 8-ой главы, а не 11-ой. Мы можем вкратце изложить содержание этих глав следующим образом: наши грехи прощены (5-ая гл.); мы умерли со Христом (6-ая гл.); по нашей природе мы совершенно неспособны угодить Богу (7-ая гл.); поэтому мы доверяем себя Святому Духу, пребывающему в нас (8-ая гл.). После этого и вследствие этого, "мы многие составляем одно тело во Христе" (12-ая гл.). Это как логическое завершение всего предшествовавшего, как конечная точка, к которой все было направлено и в которой все соединилось.

Эта 12-ая глава - как и следующие за ней главы - содержат практические указания для нашей жизни и нашего хождения. Но апостол начинает эти указания новым призывом посвящения. В 6-ой главе (13 ст.) апостол говорит: "Представьте себя Богу, как оживших из мертвых, и члены ваши Богу в орудия праведности". Но в 12-ой главе (1 ст.) ударение немного иное: "Умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего". Этот новый призыв к посвящению обращен к нам, как к "братьям", что нас мысленно соединяет со "многими братьями" (Рим. 8: 29). Этот призыв требует от нас сделать еще один совместный шаг веры: совместно предоставить Богу наши тела, как единую "жертву живую".

Это выходит из рамок индивидуального и требует участия всех вместе. "Представьте себя" относится к каждому из нас в отдельности, но жертва - это относится ко всему телу; это совместная жертва. Разумное служение Богу - совместное служение. Мы никогда не должны думать, что наше участие не обязательно, ибо если наше участие содействует служению, то Бог удовлетворен. И через такое служение мы распознаем, "чтo есть воля Божия, благая, угодная и совершенная" (Рим. 12, 2) или, выражаясь иначе, мы в полном согласии с предвечным Божиим намерением во Христе Иисусе. Следовательно, призыв апостола, обращенный "то всякому из вас" (Рим. 12: 3), должно понимать во свете Божией действительности, что "мы многие составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены" (Рим. 12: 5). И на этом основании следуют практические указания.

Господь Иисус может открываться этому поколению не через отдельную личность, а через тело "по мере веры, какую каждому Бог уделил" (Рим. 12: 3). Но один, и разобщенный от других, человек никогда не может выполнить Божье намерение. Нужно все тело полностью, чтобы достичь полного возраста Христова и чтобы проявить Его славу. О! если бы мы действительно увидели это!

В 12-ой главе к Римлянам (ст. 3-6) апостол Павел образом человеческого тела указывает нам на нашу зависимость друг от друга. По отдельности христиане не являются телом, они члены тела, и в человеческом теле "не у всех членов одно и то же дело" (ст. 4). Ухо не может стать глазом, и молитва самая горячая никогда не даст зрения уху, - но все тело может видеть благодаря глазу. И выражаясь образным языком, если я имею только дар слуха, то я могу видеть через других, имеющих дар зрения; или же я могу ходить, но не имею рук работать, тогда я получаю помощь от других рук. Когда касается чего-либо Божиего, то мы часто встречаем такой взгляд: "Что я знаю, то знаю, и чего я не знаю, то не знаю и могу обойтись без него". Но во Христе чего мы не знаем, знают другие, и через них мы можем это знать и пользоваться им для нашего блага.

Я хотел бы подчеркнуть это, так как речь идет не о простом духовном подкреплении. Это движущая сила в жизни детей Божиих. Мы не можем обойтись друг без друга. Поэтому молитвенное общение имеет такое важное значение. Совместная молитва помогает телу. Это ясно видно из Евангелия от Матфея 18: 19-20: "Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного. Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них". Может быть недостаточно мне самому доверить себя Господу. Надо, чтобы я доверился Ему вместе с другими. Нужно, чтобы я научился молиться "Отче наш" на основании единства тела, так как без помощи тела я ничего не достигну. А в области служения это еще более явно. Один я не могу успешно служить Господу, и, чтобы научить меня этому, Господь не будет избавлять меня от затруднений. Господь допустит, чтобы предо мной закрылись все двери, и я буду натыкаться на преграды до тех пор, покамест я не осознаю необходимость в помощи тела, как и в помощи Господа. Потому что жизнь Христа - это жизнь тела, и все Его дары нам даны для созидания тела.

Тело не является прообразом - это действительность. Писание не говорит нам, что Церковь похожа на тело, а она есть тело Христа. "Мы многие составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены". Все члены являются одним телом, потому что все разделяют Его жизнь, Он как бы распределен между Своими членами. Однажды я находился в группе верующих китайцев, которые не могли понять, как тело может быть одно, когда оно состоит из разных, отдельных лиц. В воскресение, когда мы собрались за трапезой Господней, перед тем как преломить хлеб, я обратил их внимание на него. Затем, когда хлеб был разделен и съеден, я сказал им, что хотя этот хлеб и разделен между ними, но все же это один хлеб. Хлеб был разделен, но Христос не разделен, - не в таком смысле как хлеб. Он остается одним Духом в нас, и мы все - одно в Нем.

Это полная противоположность природному состоянию человека. В Адаме я имею жизнь Адама, но по существу эта жизнь индивидуальная. В грехе нет ни объединения, ни общения, а только личные интересы и недоверчивость в отношении других. Продвигаясь вперед в моем хождении со Христом, я не замедлю увидеть, что не только вопрос греха и моей ветхой природы подлежит разрешению, но также и вопрос создавшийся моей индивидуалистической жизнью, этой жизнью, которая довольствуется сама собой и не хочет признать свою нужду в соединении с телом. И если я даже нашел решение вопроса греха и плоти, то это не помешает мне остаться закоренелым индивидуалистом. Я хочу жить жизнью святости, быть побеждающим, приносить плод, но лично я и отдельно от других, хотя и с самыми чистыми намерениями. Но такой образ действий, игнорирующий тело, не может удовлетворить Бога; и Он должен будет действовать в отношении меня так, чтобы я понял, что я противлюсь Его намерению. Бог не упрекает меня в том, что я являюсь отдельной личностью, но Он порицает мой внутренний индивидуализм. Не внешние деления, не наименования, разделяющие Его Церковь, представляют для Бога самую трудную задачу, а наши собственные индивидуалистические сердца.

Да, Крест и в этом должен выполнить свое задание; он должен напоминать мне, что во Христе я умер для этой ветхой независимой жизни, унаследованной от Адама, и что через воскресение я являюсь не только индивидуальным верующим во Христе, а членом Его тела. И между этими двумя положениями есть огромная разница. Когда я это увижу, то сейчас же полагаю конец моей независимости и ищу общения. Жизнь Христа во мне притягивает меня к Христовой жизни в других, и я не стану больше следовать по пути моих личных интересов. Зависть исчезнет, соперничество утихнет. Всякое личное "делание" прекратится. Мои интересы, мои амбиции, мои предпочтения - все это исчезнет. Все равно, кто из нас выполнит работу. Важно только, чтобы тело возрастало.

Мы сказали: "Когда я это увижу..." Именно это нам нужно: видеть тело Христа, как вторую великую Божию истину. Чтобы наше сознание было проникнуто этим небесным откровением, что "мы многие составляем одно тело во Христе". Мы являемся одним телом. Только Святой Дух может открыть нам значение этого во всей полноте, и когда Он это сделает, то произойдет полная перемена, как в нашей жизни, так и в нашем служении.

Все преодолеваем силою Возлюбившего нас

Мы знаем историю только после грехопадения. Бог знал все с самого начала. И еще до грехопадения у Бога был проект, который в будущем полностью осуществится. Бог знал и о грехе, и об искуплении, а между тем в Его великом проекте относительно Церкви - как мы это видели из 2-ой главы Бытия - нет даже и упоминания о грехе. Как если бы (говоря нашим ограниченным языком) Бог устремил Свой взор вперед выше искупления и видел Церковь в вечности. Видел ее будущее служение, ее безгрешную будущность, полностью принадлежащую Богу. Это тело Христа во славе. От падшего человека в ней не останется ничего, она будет подобна образу Сына Человеческого во славе. Такая Церковь удовлетворяет Божие сердце и будет увенчана верховной властью.

В 5-ой главе к Ефесянам мы находим повествование о нашем искуплении, но несмотря на это, по великой милости Божией, Его вечное намерение остается в силе, и нам сказано, что Бог хочет "представить ее Себе славною Церковью". Мы видим, что Церковь (сейчас оскверненная грехопадением) должна быть очищена "банею водною, посредством слова", чтобы быть представленной Христу во славе. Потому что сейчас в ней есть недостатки, которые надо устранить, и раны, которые надо исцелить. И тем не менее, какое драгоценное обещание и какое великое милосердие в этих словах, описывающих ее "без пятна или порока", пятна греха забыты, шрамы потерянных лет стерты. Все исправлено, все новое, "дабы она была свята и непорочна" - так что ни сатана, ни демоны, ни люди не смогут найти в ней никакого основания для обвинения.

Вот на каком положении мы теперь находимся, по милости Божией. Время приходит к концу, власть сатаны еще сильнее, чем когда-либо. Мы должны бороться против ангелов, против начальств, против сил тьмы (Рим. 8: 38; Еф. 6: 12), которые противятся Божьему творчеству в нас, стремясь разрушить его, стараясь всячески обвинить избранных Божиих. Сами мы не можем бороться с ними, но то, что мы не можем сделать по отдельности, может сделать Церковь. Грех, самонадеянность, индивидуализм - все это является искусным сатанинским ударом, нанесенным в сердце Божиего проекта в человеке; но на Кресте Бог уничтожил его разрушающее действие. Когда мы полагаемся верою на то, что Он совершил - на то, что "Бог оправдывает", и на то, что "Иисус Христос умер" (Рим. 8:33-34), то мы подобны стене, которую врата ада не могут одолеть. Мы, Его Церковь, все "преодолеваем силою Возлюбившего нас" (Рим. 8: 37).

Глава 12. Крест и жизнь души

Бог полностью совершил наше искупление Крестом Христа, и Он не ограничился только этим. Крестом Он также обеспечил от поражения Свое вечное намерение, о котором апостол Павел говорит, что эта тайна, " сокрывавшаяся от вечности в Боге, создавшем все", теперь открыта Им, чтобы "сделалась известною через Церковь начальством и властям на небесах многоразличная премудрость Божия, по предвечному определению, которое Он исполнил во Христе Иисусе. Господе нашем" (Еф. 3:9-11).

Мы сказали, что от творчества на Кресте проистекают два следствия, непосредственно связанные с выполнением этого Божьего намерения в нас. С одной стороны, через это творчество жизнь Христа была освобождена, чтобы распространиться и быть выраженной в нас через Духа Святого, пребывающего в нас. С другой стороны, оно сделало возможным то, что мы называем "нести свой крест", то есть наше соучастие в глубоком и постоянном действии Его смерти, чтобы новая жизнь была проявлена в нас по мере того, как наш "ветхий человек" постепенно будет приведен в покорность Святому Духу и займет подобающее ему место. Ясно, что эти два следствия являются двумя аспектами, - из которых один положительный, а другой отрицательный - одного и того же творчества. Ясно также, что сейчас речь идет главным образом о "хождении" в жизни, предоставленной Богу. До сих пор в нашем изучении жизни христианина мы главным образом останавливались на кризисе, который является началом этой жизни. Мы займемся теперь преимущественно хождением ученика и рассмотрим его воспитание, как служителя Божия. Того ученика, о котором Господь сказал: "Кто не несет своего креста и идет за Мною, не может быть Моим учеником" (Лук. 14: 27).

Итак, нам надо рассмотреть, чем является человек по своей природе и что значит "нести крест". Чтобы понять это, нам еще раз надо вернуться к книге Бытия и рассмотреть, что Бог хотел иметь в человеке с самого начала и каким образом Его намерение было нарушено. И это поможет нам уловить первопричину, которая восстановит нашу жизнь в соответствии с этим намерением.

Подлинный характер грехопадения

Даже тогда, как нам открыто Божие намерение только отчасти, то и тогда мы поражены той значительностью, которая придается слову "человек", и мы скажем вместе с псалмопевцем: "Что есть человек, что Ты помнишь его" (Пс. 8: 9). Священное Писание ясно говорит нам о том, чего желал Бог превыше всего - что человека, человека по сердцу Своему.

Поэтому Бог и создал человека. Из книги Бытия (2: 7) мы узнаем, что Адам был создан "душею живою", и в нем был " дух", посредством которого он мог иметь общение с Богом, и он имел, тело", внешнюю оболочку, через которую он мог сообщаться с материальным миром. (В Новом Завете мы находим места, подтверждающие это тройное свойство человека. Например: "Ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа" (1 Фее. 5: 23). " Слово Божие... проникает до разделения души и духа, составов и мозгов" (Евр. 4: 12). Своим духом Адам сообщался с Божиим духовным миром, и своим телом - с телесным материальным миром. Он имел в себе эти два аспекта Божьего творчества, чтобы стать личностью, существом, живущим в мире, действующим самостоятельно и имеющим право свободного выбора. Он стал существом сознательным, способным выражать свои мысли, в общем он стал "душею живою".

Итак, хотя Адам был создан совершенным, - мы этим хотим сказать, что в нем не было никакого недостатка, так как он был создан Богом, - но его совершенство еще не было завершено, так как он еще не был испытан. Бог еще не выполнил всего, что Он намеревался сделать в Адаме. Создав человека, этим Бог положил начало в исполнении Своего намерения, которое должно обеспечить Богу все права во вселенной, и человек является орудием для выполнения этого намерения. Как человек может стать орудием в выполнении Божьего намерения? Только через сотрудничество, вытекающее из жизненной связи с Богом. Бог хотел иметь на земле не только человеческий род, происшедший от одной крови, но род, в каждом члене которого, сверх его жизни, будет Божия жизнь. Такой род должен побеждать нападение сатаны и способствовать выполнению того, что так дорого Божиему сердцу. Вот что имел в виду Бог при сотворении человека.

Затем мы видим, что Адам был создан нейтральным. В нем бь1л дух, дававший ему возможность быть в общении с Богом; но, как человек, он еще, так сказать, не имел окончательной ориентации. Он имел право выбора и мог, если он этого желал, повернуть в другую сторону, противоположную Божиему намерению. Бог желал для человека "положение сына", другими словами, Он желал проявление Своей жизни в человеческих существах. Божия жизнь была представлена в Едемском саду деревом жизни, дающим плод, который человек мог взять и есть. Если бы Адам, созданный нейтральным, взял бы плод с дерева жизни, которое представляло саму Божию жизнь, то этим он добровольно пошел бы по пути Божиего намерения, избрав свою зависимость от Бога; и Бог имел бы Свою жизнь, соединенную с жизнью человека. Он имел бы "сынов". А если же, наоборот, Адам повернулся бы к дереву познания добра и зла, то вследствие этого он был бы "свободным" развиваться по своим собственным наклонностям и независимо от Бога. Однако этот выбор вовлекал Адама в сообщничество с сатаной и послужил преградой в исполнении Божьего намерения для человека.

Суть задачи: человеческая душа

Мы знаем, какой путь избрал Адам. Находясь перед двумя деревьями, он поддался искушению сатаны и взял плод с дерева познания добра и зла. И это определило направление его развития. С этого момента он располагал знанием, он "знал". Но - в этом и есть суть задачи - плод с дерева познания сделал первого человека существом с чрезмерно развитой душой. Эмоция затронута оттого, что плод был приятен для глаз; он ощутил "вожделение"; мысль, с ее силой рассудочной деятельности, развилась; он стал "умственно развитым"; сила воли окрепла, так что в будущем он всегда сможет выбрать путь, по которому он хочет следовать. Весь плод послужил для расцвета и полного развития души, так что человек стал не только душою живою, но он стал жить своею душою. С этого дня человек не только обладает душою, но его душа, со своим правом независимого выбора, занимает место духа, как вдохновительная сила человека.

Мы должны ясно видеть разницу между этими двумя состояниями, потому что это имеет очень важное значение. Бог не против того, чтобы мы имели душу в таком состоянии, как Он ее дал Адаму. Сегодня в человеке есть нечто, что не исходит от простого существования его души и что Бог поставил Себе целью удалить. Это то, что человек живет своею душою, это то, что сатана произвел в нем через грехопадение. Он толкнул человека следовать по пути, на котором его душа разовьется до такой степени, что станет источником его жизни.

Однако мы должны быть очень осторожны, чтобы, желая исправить это, мы не стали бы пытаться уничтожить всякое проявление нашей души. Нет, мы не должны этого делать. Если сегодня Крест поистине действует в нас, то это не означает, что мы должны быть инертными, нечувствительными, бесхарактерными. Нет, у нас остается душа, и всякий раз, когда мы получаем что-либо от Бога, она нам необходима как аппарат, способный воспринять и находящийся в полном подчинении Ему. Но вопрос в этом: в отношении нашей души остаемся ли мы в рамках, установленных Богом в Едемском саду, или же выходим из этих рамок?

В настоящее время Бог производит в нас работу виноградаря, обрезывающего и подчищающего виноградник. В наших душах происходит беспорядочное развитие, неумеренный рост, который должен быть проконтролирован и приостановлен. Бог должен обрезать это. Наши духовные глаза должны быть открыты на это двойное Божие действие в нас. Во-первых, Бог хочет привести нас к тому, чтобы мы жили жизнью Его Сына. Во-вторых, Он производит действие в наших сердцах, чтобы уничтожить этот другой природный источник, являющийся следствием от вкушенного плода дерева познания. Каждый день перед нами эти два действия: возрастание жизни Его Сына и приговор и умерщвление жизни нашей души. Эти два действия производятся беспрестанно, потому что Бог хочет полного, совершенного развития Его Сына в нас, чтобы Он мог проявить Себя; и для этого Он приводит нашу душу в первоначальное положение, в котором находился Адам. Апостол Павел нам говорит об этом так: "Мы живые непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей" (2 Кор. 4: 11).

Что же это означает? Это значит, что я ничего не буду предпринимать, не доверив себя Богу. Я не буду черпать силу из моего природного источника. Я не буду предпринимать никакого шага только потому, что я могу это сделать. Даже тогда, как у меня есть сила для этого, я не буду применять ее; я ни в чем не буду доверять самому себе. Взяв плод, Адам приобрел власть самостоятельного действия, но эта власть предала его непосредственно в руки сатаны. Мы теряем эту власть самостоятельного действия, когда мы познаем Господа. Господь отбирает ее у нас, и мы обнаруживаем, что мы не можем больше действовать по нашей собственной инициативе. Мы должны жить силою Другого; мы должны все получать от Него.

Мои дорогие друзья, я думаю, что мы все до известной степени знаем самих себя, и как часто мы не содрогаемся от ужаса, видя, что мы из себя представляем! Мы можем сказать Богу, как бы из вежливости: "Если Господу Иисусу это не угодно, тогда я не могу сам делать ничего", - но в действительности наше подсознание нам говорит, что мы можем действовать сами, даже тогда, как Бог не требует от нас этого и не дает нам на это силы. У нас есть склонность действовать, думать, решать, проявлять наши силы независимо от Него. Многие из нас, современных христиан, являемся существами с чрезмерно развитой душою. Мы стали великими в самих себе; наша душа владычествует над нами. Когда мы в таком состоянии, то жизнь Сына ограничена в нас, наше внутреннее состояние препятствует Его действию в нас.

Природная сила в Божием деле

Господство душевной силы находится во всех нас. Но те, кто был научен Господом, отказываются жить этим принципом, они отказываются жить своей душой. Они не хотят, чтобы их душа господствовала, и не допускают ей быть источником в Божием деле. А те, кто не был научен Богом, полагаются на свои душевные силы, пользуются ими и думают, что сила в них.

Поясним это примером. В прошлом многие из нас рассуждали приблизительно так: вот человек по природе добрый, любезный, одаренный ясным умом, здравым суждением и обладающий большими организаторскими способностями. И мы думаем: "Вот если бы этот человек был бы христианином, какое обогащение было бы для Церкви! Если бы он только принадлежал Господу, как бы это было ценно для дела Божия!"

Но подумаем немного. Откуда у этого человека хороший характер? Откуда у него эти организаторские способности и верность суждений? Конечно, не от нового рождения, так как он не рожден от Бога. Мы знаем, что мы все рождены от плоти; и поэтому нам надо родиться от Бога. Господь Иисус нам об этом сказал так: "рожденное от плоти есть плоть" (Иоан. 3: 6). Все, что не получено мною при моем новом рождении, а унаследовано по природному рождению, является плотью и может принести славу только человеку, но никогда не может послужить к славе Божией. Такие слова могут показаться горькими, но они истинны.

Мы говорили о господстве души, об этой природной силе. Эта природная сила, что это такое? Это все то, что "я" могу сделать, все то, чем "я" являюсь сам по себе, все дарования и способности, которые мое "я" унаследовало по природной линии. Мы все без исключения обладаем этой душевной движущей силой, и наша первая необходимость распознавать ее подлинную сущность.

Возьмем, например, человеческий ум. Я могу иметь от природы ясный ум и верное суждение. До моего рождения от Бога я обладал этим естественно, как нечто развившееся нормально от моего природного рождения. Но трудность вот в чем. Я обратился к Богу и получил новое рождение от Него. Глубокая перемена произошла в моем духе, существенное соединение установилось с Отцом нашего духа. Теперь во мне есть два начала: я соединен с Богом через связь, установившуюся в моем духе, и в то же время во мне есть еще остатки от моего природного рождения. Что я должен сделать в этом отношении?

До моего обращения, следуя по природной наклонности, я развивал мой ум, интересуясь историей, делами, химией, вопросами этого мира, или литературой, или поэзией. Моим разумом я старался почерпнуть лучшее из всего этого. Но теперь, после моего обращения, мои желания переменились, и я буду употреблять ту же самую мою способность мышления в Божием деле. Стало быть, я переменил только предмет моего интереса, но я не переменил способ действий. Вся наша задача в этом. Мои интересы полностью переменились, - слава и благодарение Богу! - но я продолжаю употреблять все ту же самую энергию для изучения Слова Божия, которую я раньше употреблял для изучения истории 'и географии. Но эта сила не исходит от Бога, и Бог не разрешит мне употреблять ее. Для многих из нас затруднение состоит в том, что мы переменили только лишь направление, в котором мы затрачивали нашу энергию, не переменив источник этой энергии.

И таким образом мы многое переносим из области ветхой природы для служения Богу. Например, красноречие. Есть люди, которые родились ораторами; они могут очень убедительно говорить на любую тему. И вот, когда такие люди обращаются к Богу, то мы, не спрашивая себя о их состоянии, толкаем их на кафедру, чтобы они стали проповедниками. Мы их поощряем употреблять свои природные способности для проповеди Евангелия, но это опять-таки будет только перемена темы, тогда как энергия остается все та же. Мы забываем, что когда касается Божьего, то вопрос не в ценности наших природных способностей, а в их происхождении, - в источнике, откуда мы берем нужную энергию. Важно не то, что мы делаем, а источник, из которого мы черпаем нужную для этого энергию. Мы недостаточно думаем об источнике, откуда мы черпаем нужные средства, мы все сосредоточиваем на цели, к которой направлена наша энергия, забывая, что для Бога цель никогда не оправдывает средства.

Следующий вымышленный пример поможет нам понять это еще яснее. Мсье А., превосходный оратор, может убедительно и свободно говорить на любую тему, но в практических вопросах он не обладает никакими способностями. Мсье Б., наоборот, жалкий оратор, он не способен ясно выразить свою мысль, он кружит вокруг темы, не будучи в состоянии прийти к заключительному выводу, но зато он очень хороший организатор, сведущий в практических вопросах. Оба обращаются к Богу и становятся живыми христианами. Предположим, что я попрошу их обоих сказать слово во время съезда и что они оба соглашаются.

Что же произойдет? Я просил об одном и том же этих людей, но как вы думаете, кто из них будет больше молиться, готовясь к этому съезду? Конечно, мсье Б. Почему? Потому что он не оратор. У него нет дара красноречия, на который он мог бы положиться. Он будет молиться: "Господи, если Ты не дашь мне необходимые силы, то сам я не смогу сказать слово". Вероятно, мсье А. тоже будет молиться, но не так, как мсье Б., потому что у него есть природные качества, на которые он может рассчитывать.

Но предположим, что я попрошу их заняться практической стороной съезда. Что же произойдет теперь? Их роли переменятся. Теперь мсье А. будет молиться, сознавая свою беспомощность, так как у него нет организаторских способностей. Конечно, мсье Б. тоже будет молиться, но, вероятно, не с такой неотступностью, хотя он и сознает необходимость Господней помощи, но все же он не будет чувствовать такой нужды, как мсье А., сознающий свою неспособность в практических вопросах.

Видим ли мы разницу между дарованиями природными и дарованиями духовными? Все, что мы можем делать без молитвы и независимо от Бога, будет происходить из источника природной жизни, и мы должны бояться этого. Нам надо понять это очень ясно. Конечно, это не значит, что для особенного служения годны только те, у кого нет необходимых природных качеств для исполнения этого служения. Итак, мы хотим подчеркнуть, что независимо от того, обладаем ли мы природными дарованиями или нет, мы все должны пройти через Крест, что означает смерть нашей ветхой природы и нашу полную зависимость от Бога воскрешающего. Мы легко завидуем нашему ближнему, обладающему каким-нибудь природным дарованием, и не отдаем себе отчета, что если бы мы им обладали вне действия Креста, то это дарование могло бы послужить препятствием тому, что Бог хочет проявить в нас.

Вскорости после моего обращения я поехал проповедовать Евангелие по деревням. Я получил хорошее образование, и я хорошо знал Писание; и считал себя вполне способным учить простых деревенских людей, между которыми были неграмотные женщины. Но, после нескольких посещений, я увидел, что, несмотря на свою малограмотность, эти женщины близко знали Господа. Я знал Книгу, которую они читали с трудом, а они знали Того, о Ком было написано в этой Книге. У меня было богатство по плоти, а у них было богатство в Духе. Сколько есть верующих, которые и сегодня хотят учить других, как это делал я, опираясь большею частью на свои плотские познания!

Однажды я встретил молодого брата, молодым он был по возрасту, но он близко знал Господа. Господь привел его чрез многие испытания к близкому познанию самого себя. Во время нашей беседы я спросил его: "Брат, чему научил тебя Господь в эти последние дни?" На это он мне ответил: "Он научил меня, что я ничего не могу делать без Него". - "Это правда, что ты ничего не можешь делать?" спросил я. - "О, нет, - ответил он, - я могу сделать очень много! Но как раз в этом-то и состоит мое затруднение. Вы знаете, я всегда был очень уверенным в себе. Я знаю, что я способен сделать очень много". Я снова остановил его: "Что ты подразумеваешь, когда говоришь, что ты ничего не можешь делать без Господа?" На это он ответил: "Господь показал мне, что я могу сделать многое без Него, но так как Он сказал; "Без Меня не можете делать ничего" (Иоан. 15. 5), следовательно, это означает, что все то, что я сделаю, без Него является "ничем"!

И мы должны прийти к этому, мы должны согласиться с Божией оценкой. Я не хочу сказать, что мы сами не можем делать ничего, так как мы можем сделать много. Мы можем организовать собрания, мы можем создать церковные общины, мы можем обойти землю и основать миссии, и может казаться, что мы приносим плод, но будем помнить слова Господа: "Всякое растение, которое не Отец Мой Небесный насадил, искоренится" (Мат. 15, 13). Бог - единственный законный Творец в этом мире. "Вначале сотворил Бог небо и землю" (Быт. 1, 1). Все, что вы проектируете и осуществляете, происходит от плоти и никогда не может достигнуть области Духа, несмотря на то, что вы самым серьезным образом будете призывать Божие благословение на ваши усилия. Такое положение может длиться годы, и вы будете думать, что, улучшив здесь и исправив там, вы достигнете лучших результатов. Но этого никогда не будет.

Происхождение чего-либо определяет его участь, и то, что является "плотью" по происхождению, никогда не может стать духовным через какое бы то ни было "усовершенствование". Рожденное от плоти есть плоть и никогда ничем другим быть не может. Все, что мы можем сделать сами, есть "ничто" в глазах Божиих, и мы должны считаться только с Его суждением и признать, что все наши усилия есть "ничто". "Плоть не пользует ни мало" (Иоан. 6: 63). Единственно, что нисходит Свыше от Бога, только то пребудет.

Мы не можем знать эту истину только потому, что мы слышим о ней. Надо, чтобы Бог научил нас, чтобы Он - положив Свой перст на то, что Он видит в нас - сказал нам: "Это исходит от плоти, это из ветхого источника, это не должно продолжать существовать". А до тех пор, покамест Бог не вмешается таким образом, мы можем соглашаться в принципе, мы можем одобрять эту истину, и даже радоваться, но мы реально не будем этого видеть, и никогда по-настоящему мы не почувствуем отвращения к самим себе.

Но наступит день, когда Бог откроет наши глаза, и мы, как бы прозрев, скажем: "Это нечисто, это загрязнено, Господи, я это вижу!" Слово "чистота" - драгоценное слово. Я всегда его соединяю со Святым Духом. Чистота представляет нечто, полностью исходящее от Духа. Нечистота означает смесь. Когда Бог открывает наши духовные глаза и дает нам видеть, что все то, что исходит от нашей ветхой природы, никогда не может быть употреблено Им в Его творчестве, тогда мы откажемся делать что-либо сами. Мы скорее почувствуем отвращение к самим себе из-за той нечистоты, которая в нас; и когда мы приходим к этому, тогда Бог начинает Свое творчество освобождения. Мы сейчас рассмотрим, каким образом Бог совершил наше освобождение, но прежде нам нужно остановиться еще немного на вопросе об откровении.

Божественный свет и знание

Само собой разумеется, если мы не приняли решения служить Господу от всего сердца, то мы не будем испытывать необходимости в свете. Только когда мы всецело захвачены Богом, и когда мы стремимся ходить по Духу, только тогда мы чувствуем необходимость в свете. Мы нуждаемся в свете, чтобы знать мысли Божий; чтобы знать, что исходит от Духа и что исходит от нашей души; чтобы знать, что Божие и что просто человеческое; чтобы различать, что действительно является небесным и что только земное; чтобы уловить разницу между духовным и между тем, что исходит от нашей плоти; чтобы знать действительно ли мы руководимы Богом, или нашими чувствами, или нашими впечатлениями, или нашим воображением. Когда мы твердо решаем следовать за Господом во всем, то мы видим, что самое необходимое в жизни христианина - это свет.

Во время моих бесед с более молодыми братьями и сестрами неизменно встает вопрос: как я могу знать, если я хожу по Духу? Как я могу различить, если побуждение, которое во мне, исходит от Духа Святого, или оно исходит от меня самого? Впечатление, что они все очень обеспокоены этим вопросом, и некоторые из них идут дальше. Они пытаются углубляться в самих себя, исследовать себя, анализировать себя, и, делая это, они были втянуты в еще более глубокое рабство. Такой образ действий очень опасен для жизни христианина, потому что невозможно прийти к внутреннему познанию таким бесплодным путем исследования самого себя. Нигде не сказано в Слове Божием, что мы должны исследовать наше внутреннее состояние. (Примечание: На первый взгляд может показаться, что есть два места в Священном Писании, противоречащих этому. Одно из них находится в 1 Кор. 11: 28-31 и второе - 2 Кор. 13: 5. Но первый текст призывает нас исследовать себя, чтобы видеть, рассуждаем ли мы о Теле Господнем; и это сказано относительно трапезы Господней, 8 не познания самого себя. Во втором тексте апостол дает нам строгое повеление исследовать себя, чтобы видеть,"в вере ли мы", для того чтобы знать, действительно ли мы являемся христианами. Но это не имеет никакой связи с нашим хождением по Духу, ни с познанием самих себя.) Это нас приведет только к неуверенности, к потери равновесия и к отчаянию. Правда, мы должны знать себя. Мы должны знать, что происходит в нас. Мы не имеем права покоиться на подушке нерадения, следовать по неправильной дороге, не сознавая этого, или же, обладая железной силой воли, думать, что мы исполняем волю Божию. Но такое познание себя не приходит путем исследования самих себя, ни путем анализа собственных чувств, ни наших побуждений, ни того, что происходит внутри нас, - с тем, чтобы выяснить, живем ли мы по плоти или по Духу.

В Псалмах Давида мы имеем много мест, освещающих нам этот вопрос. Первое место: "До свете Твоем мы видим свет" (Пс. 35: 10). Я думаю, что это один из самых прекрасных стихов Ветхого Завета. Здесь есть два света. Есть "Твой свет", и когда мы входим в Его свет, тогда "мы видим свет".

Есть разница между первым и вторым светом. Мы можем сказать, что первый свет является объективным, а второй - субъективным. Первый свет Божий излит на нас, а второй свет - это знание, данное нам через Божий свет. "До свете Твоем мы видим свет". Мы узнаем что-нибудь, получаем уверенность, и таким образом, мы видим". Ни путем исследования самих себя, ни путем самоанализа мы приходим к этой ясности. Нет, только когда свет исходит от Бога, только тогда мы видим свет.

Мне кажется, что это так просто. Если мы хотим удостовериться, чисто ли наше лицо, то что мы сделаем для этого? Будем ли мы его тщательно ощупывать? Нет, конечно нет! Мы возьмем зеркало и приблизимся к свету, и при свете все станет ясно. Мы никогда ничего не увидим, ни ощупывая, ни анализируя. Способность видеть приходит только от Божьего света, который проникает в нас. И когда Божий свет проникнет в нас, то нам больше не понадобится спрашивать, что хорошо и что плохо. Тогда мы будем знать это.

В другом месте псалмопевец говорит: "Испытай меня. Боже, и узнай сердце мое" (Пс. 138: 23). Мы очень хорошо понимаем, не так ли, что означает эта просьба - "испытай меня"? Конечно, это не означает, что я должен испытать себя сам. "Испытай меня" означает -"Ты меня испытай!" И таким образом мы получаем свет. Для этого надо, чтобы Бог вошел в меня, чтобы исследовать меня. Не мне это делать. Но это не значит, что я должен идти вслепую, не заботясь о моем внутреннем состоянии. Конечно нет. Мы хотим только подчеркнуть, что всякое исследование нашей собственной совести, несмотря на то, что оно откроет во мне много вещей, которые мне нужно будет привести в порядок, все же такое исследование глубоко не проникнет. Истинное познание самого себя не придет через мои собственные усилия; оно придет только тогда, когда я предоставлю Богу исследовать меня.

Может быть мы спросим, как нам на практике войти в свет? Как нам осуществить это? Как мы можем видеть свет в Его свете? Псалмопевец и здесь приходит нам на помощь: "Откровение слов Твоих просвещает, вразумляет простых" (Пс. 118: 130). В духовных вопросах мы все "простые". Мы все зависим от Бога, дающего нам разумение, и мы особенно нуждаемся в разуме для освещения нашей подлинной природы. И Слово Божие действенно в этом направлении. Место в Новом Завете, которое яснее всего говорит нам об этом, находится в Послании к Евреям: "Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его: Ему дадим отчет" (Евр. 4: 12-13). Да, это Божие Слово, Писание проникающей Истины, дающее ответ на наши вопросы. Это оно различает наши побуждения и определяет нам их подлинный источник - от души или от Духа.

Думаю, что теперь мы можем перейти от теоретической стороны вопроса к его практическому применению. Я уверен, что большинство из нас, мы желаем вести себя честно перед Богом. Мы сделали прогресс в нашей духовной жизни, мы не знаем за собою ничего особенно плохого. И вдруг, по мере нашего продвижения вперед на нашем духовном пути, эти слова становятся реальными для нас: " Откровение слов Твоих просвещает". Бог через какого-нибудь Своего служителя мог поставить эти слова так, что они проникли нам прямо в сердце. Или же когда мы молитвенно стояли перед Богом, то эти слова пришли нам на память, или же мы прочли их в Священном Писании, и они с особенной силой проникли в нас. И вдруг мы увидели то, что мы раньше не замечали. Нам становится ясно и мы определенно знаем, что плохо. Тогда, подняв глаза к Господу, мы признаемся Ему: "Я вижу. Господи, это нечистота. Здесь есть примесь. Как я был слеп! И я столько лет был в таком заблуждении, не отдавая себе отчета в этом!" Свет Божий проникает в нас и освещает наше внутреннее состояние, и мы видим себя в Его свете. Это основной принцип, - всякое истинное познание самих себя приходит таким образом.

Такое откровение может прийти не только через Писание. Мы можем его получить через общение с верующими, обладающими истинным знанием Господа, и, молясь или разговаривая с ними, мы можем увидеть во свете Божием, излучаемом ими, что-нибудь, о чем мы раньше и не думали. Я знал одну верующую, она сейчас уже у Господа. У меня осталось воспоминание о ней, как о христианке "света". Как только я входил в ее комнату, то сейчас же ощущал присутствие Божие. В то время я был еще очень молод, и только два года тому назад, как я обратился к Господу. У меня было множество прекрасных идей, множество планов, которые я хотел представить на рассмотрение Господу, и сотню разных проектов, казавшихся мне замечательными, если их выполнить. И я приходил к ней со всем этим, надеясь убедить ее, объяснить ей, что надо сделать то или это.

Но я не успевал открыть рта, как она произносила несколько слов, и мне все сразу становилось ясно от пролитого ею света. Я чувствовал себя сконфуженным. Вся моя потребность "делать" была преисполнена человеком и исходила от моего я. Что-то происходило во мне, что побуждало меня говорить Богу: "Господи, теперь я вижу, что все эти мысли мои - мысли человеческие, они не исходят от Тебя". У этой верующей была только одна цель в жизни, одно желание - жить для Бога. На первой странице ее Библии было написано: "Господи, я ничего не хочу для себя". Да, она действительно жила только для Бога. Когда мы встречаем таких верующих людей, то мы видим свет, который освещает окружающих. Это истинное свидетельство.

Свет подчинен одному закону - он освещает всюду, куда его пускают. Это единственное условие, предъявляемое им. Мы можем закрыться от него, это единственное, чего он боится. Но если мы откроем себя для Бога, предоставив себя Ему, то Он проявит Себя. Затруднение происходит оттого, что мы удерживаем некоторые углы за собою, некоторые клетушки наглухо закрытыми в нашем сердце, где мы с гордостью считаем себя правыми. Но наша вина не только в том, что мы не правы, а в том, что мы не сознаем своей неправоты. Погрешность может происходить от нашей ветхой природы, а незнание - это вопрос света. Мы можем видеть эту ветхую природу в других и не видеть ее в себе. О! нам нужно быть искренними и смиренными перед Богом, и открыть себя Ему! Кто открыл себя для Бога, тот видит, так как Бог есть свет. Мы не можем жить в Его свете и оставаться без нужного понимания. Повторим еще раз вместе с псалмопевцем: "Пошли свет Твой и истину Твою, да ведут они меня" (Пс. 42: 3).

Мы благодарим Бога за то, что сегодня, более чем когда-либо, христиане сознают свою греховность. У многих открылись глаза, чтобы видеть, какое важное значение имеет в жизни христианина победа над грехом, над всяким грехом; и вследствие этого многие приближаются к Господу, чтобы получить освобождение от греха и силу побеждать соблазны. Слава нашему Господу за каждое такое движение, приближающее нас к Нему, за всякое движение, приближающее нас к истинной святости пред Богом. И все-таки этого недостаточно. Нужно, чтобы сама человеческая жизнь была затронута, а не только его грехи. Сама личность человека, его душевная сила, вот в чем главная суть задачи. Когда мы заняты только вопросом греха, то мы еще на поверхности нашей проблемы. Покамест святость рассматривается только под углом греха, она остается поверхностной, неглубокой. Это показывает, что зло еще не пресечено в самом корне. Адам не ввел грех в мир, совершая убийство. Это случилось позже. Адам ввел грех в мир выбором пути, на котором он разовьет свои собственные душевные силы, чтобы жить самостоятельно и независимо от Бога. Поэтому, когда Бог образовывает род человеческий, который пребудет в Его славе и который будет орудием для выполнения Его намерения во вселенной, жизнь каждого человека - да, даже их дыхание - будет в полной зависимости от Него. Бог будет их "деревом жизни".

В чем я все более и более сознаю свою нужду и чувствую, дети Божии, что это является такой же нуждой и для нас всех - это молитвенно искать у Бога освещения нашей подлинной природы. Повторяю, что я этим не хочу сказать, что мы должны постоянно себя исследовать, все время спрашивая себя: "Исходит ли это от моей души или от Духа?" Это нас не приведет ни к чему, это только темнота непонимания. Нет, Священное Писание указывает нам, как святые получили познание самих себя. Это знание всегда приходит через свет, и этот свет - это Сам Бог. Пророки Исаия, Иезекииль, Даниил и ап. Петр, Павел, Иоанн - все они получили познание самих себя, потому что Сам Господь открылся им во славе, и этот свет, осветивший их, открыл им их греховное состояние.

"И сказал я: горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, - и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа" (Ис. 6: 5).

"В каком виде бывает радуга на облаках во время дождя, такой вид имело это сияние кругом. Такое было видение славы Господней. Увидев это, я пал на лице свое и слышал глас Глаголющего" (Иез. 1: 28 и 2, 1).

"И остался я один и смотрел на это великое видение, но во мне не осталось крепости и вид лица моего чрезвычайно изменился, не стало во мне бодрости" (Дан. 10: 8).

"Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра; и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды. И вышед вон, горько заплакал. (Лук. 22: 61-62).

"Когда же он шел и приближался к Дамаску, внезапно осиял его свет с неба; он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! что ты гонишь Меня? Он сказал: кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, Которого ты гонишь" (Дея. 9: 3-5).

"и когда я увидел Его, то пал к ногам Его, как мертвый. И Он положил на меня десницу Свою и сказал мне: не бойся!" (Отк. 1: 17).

Мы никогда не узнаем, насколько отвратителен грех, и насколько мы сами по себе мерзки, покамест не осветит нас делающий все явным свет Божий. Я не хочу этим сказать, что обязательно должно быть какое-нибудь особенное переживание; нет, я говорю только, что должно быть внутреннее откровение Самого Господа, данное нам через Его Слово. И это откровение делает то, что одно только учение никогда не смогло бы сделать.

Христос - свет наш. Он - живое Слово, и когда мы читаем Писание, то Его жизнь дает нам откровение. "В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков" (Иоан. 1: 4). Такое озарение не всегда бывает внезапным, иногда оно приходит постепенно; но оно будет все более и более ясным и убедительным до тех пор, покамест полностью мы не будем во свете Божием и покамест у нас не исчезнет всякая надежда на самих себя. Потому что свет - это самое чистое, что только существует в мире. Свет очищает. Он стерилизует. Он убивает все то, что не должно существовать. При его озарении "разделение души и духа, составов и мозгов" перестает быть только учением и становится действительностью. Мы познаем страх и трепет по мере того, как мы осознаем испорченность человеческой натуры, уродство нашего "я", и какую опасность представляет для Божьего дела наша собственная жизнь и неудержимая сила нашей души. Тогда мы поймем, как никогда раньше, что если Бог хочет доверить нам служение, то Он должен действовать очень строго в отношении многого в нас, и мы знаем, что без Него мы бесполезные служители.

Но Крест в Его самом глубоком значении и здесь приходит нам на помощь, и сейчас мы постараемся понять ту сторону Его творчества, которая касается и разрешает проблему нашей человеческой души. Потому что только полное понимание Креста может привести нас к тому положению подчиненности, которое добровольно занял Господь Иисус, когда Он сказал: "Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен, ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца" (Иоан. 5, 30).

Глава 13. Путь восхождения: нести Крест

В предыдущей главе мы несколько раз затронули вопрос служения Господу. Так как сейчас мы будем рассматривать, как разрешил Бог эту трудную задачу, которую представляет для человека его душа. Подходя к этому вопросу, нам будет полезно рассмотреть сперва принцип, на котором основано служение. Богом установлены определенные условия, которым подчинено наше служение Ему и которые не может обойти никто из тех, кто хочет Ему служить. Основой нашего спасения, мы это хорошо знаем, является смерть и воскресение нашего Господа; так и условия нашего служения определены с такой же точностью. Как смерть и воскресение Господа являются основанием, благодаря которому Бог принимает нас, так тот же принцип смерти и воскресения является основанием нашей жизни и нашего служения Ему.

Основа всякого истинного служения

Никто не может быть истинным служителем Божиим, не пройдя через принцип смерти и принцип воскресения. На этом основании было служение Самого Господа Иисуса. В 3-ей главе Евангелия от Матфея сказано, что, прежде чем начать Свое служение, наш Господь крестился. Он прошел через воды крещения не потому, что на Нем был какой-нибудь грех или что-либо, что надо было очистить. Нет, мы ведь знаем значение крещения - это символ смерти и воскресения. Господь не начал Своего служения, не став предварительно на это основание. После того, как Господь крестился, приняв добровольно основание смерти и воскресения. Дух Святой сошел на Него; тогда Он начал Свое служение.

Какое наставление для нас во всем этом? Наш Господь был Человеком без греха. На этой земле не было никого другого, кроме Него, кто был бы без греха. А между тем, будучи Человеком, Он имел Личность, отличавшуюся от Своего Отца. Касаясь Личности нашего Господа, мы приступим к этому со святой осторожностью. Вспомним, что сказал Господь о Самом Себе: "Не ищу Моей воли, но воли Пославшего Меня" (Иоан. 5: 30). Что значат эти слова? Безусловно, они не означают, что Господь не имел Своей воли. Мы видим из Его слов, что у Него была Своя воля. Будучи Сыном Человеческим, Он имел Свою волю, но Он ей не подчинялся. Он пришел для того, чтобы исполнить волю Отца. Это было самым главным. Разница, отличавшая Его от Отца, происходила от человеческой души, которая была в Нем, которую Он принял, сделавшись "подобным человекам" (Фил. 2: 7). Будучи совершенным Человеком, наш Господь имел душу и тело, как и мы имеем душу и тело, и Он мог бы действовать Своей душой, то есть поступать самостоятельно, по Своей воле.

Мы знаем, что тотчас после крещения и до того, как Господь начал Свое служение, приступил к Нему сатана, искушая Его. Он предложил Господу для удовлетворения насущной потребности превратить камни в хлеб; немедленно заставить признать Себя Сыном Божиим, чудесным образом спустившись на паперти храма; немедленно захватить предназначенную Ему власть над этим миром. Нам кажется странным, что искуситель старался заставить Его сделать все это. Нам кажется, что сатана мог бы постараться толкнуть Его на более грубый грех. Но он этого не сделал. Более сообразительный, чем мы, он только сказал Господу: "Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами" (Мат. 4: 3). Что диавол хотел этим сказать? В сущности это был вызов: "Если Ты Сын Божий, то докажи это на деле. Несомненно, многие будут говорить о том, чем Ты Себя делаешь. Почему не выявить Себя сразу же, подтвердив это неопровержимыми доказательствами?" Хитрая цель лукавого врага состояла в том, чтобы заставить Господа действовать самостоятельно, - то есть своей душой - но Господь категорически отверг всякое действие, исходящее от нашей ветхой природы. В Адаме человек действовал сам независимо от Бога; вся трагедия Едемского сада произошла из-за этого. Но теперь, находясь в том же положении, Сын Человеческий избрал другое основание. Позднее Господь определяет Свой образ действий, как основной принцип Своей жизни: " Сын ничего не может творить Сам от Себя" (Иоан. 5: 19). (Это "от Себя" в греческом подлиннике, - "как исходящее от Самого Себя", звучит особенно выразительно.) Все служение Господа было основано на отречении от жизни Своей души.

Мы можем с уверенностью сказать, что все, что сотворил Господь на этой земле до Своей смерти на Кресте, было совершено Им на основании принципа смерти и воскресения, тогда как историческое событие Голгофы еще только предстояло в будущем. Итак, все было совершено Господом на этом основании. И если Сын Человеческий, чтобы исполнить Свое служение, должен был пройти через смерть и воскресение (символически и в принципе), то может ли это быть иначе для нас? Безусловно, никакой Божий служитель не может служить Ему, не познав действие того же принципа в своей жизни. Это вне всякого сомнения.

Перед своим вознесением Господь ясно указал на это Своим ученикам. Он умер, и Он воскрес, и Он велел им ожидать в Иерусалиме сошествие Святого Духа. Что означала эта сила Духа Святого, эта "сила свыше", о которой им говорил Господь? Это не что иное, как сила Его смерти. Его воскресения и Его вознесения. Образно выражаясь, Святой Дух - это сосуд, в который вложена вся ценность смерти, воскресения и вознесения, для того чтобы все это могло быть дано нам. Святой Дух "содержит" эти ценности и делает людей причастниками их. Поэтому Дух Святой не мог быть дан людям до тех пор, покамест Господь не был прославлен. Только после этого Дух Святой мог сойти на мужчин и женщин, чтобы они могли быть Его свидетелями. А без ценности смерти и воскресения Христа это свидетельство невозможно.

В Ветхом Завете мы видим тот же принцип. Я хочу вам напомнить хорошо известное место из семнадцатой главы Книги Числа. Там говорится о том, что служение Аарона оспаривалось. Был поднят вопрос: подлинно ли Аарон был избран Богом? В народе царило известное недоверие, и люди говорили: "Мы незнаем, был ли этот человек действительно назначен Богом; мы этого не знаем!" И Господь показал, кто является Его служителем и кто не является таковым. Как Он это сделал? Двенадцать сухих, мертвых палок с именами, надписанными на каждой из них, были положены пред Господом в скинии собрания, перед ковчегом откровения, и были оставлены там целую ночь. И утром Господь указал избранного Им служителя через жезл, который пустил почки, расцвел и принес миндали.

Мы все знаем значение этого. Жезл, покрывшийся почками, говорит о воскресении. Смерть и воскресение свидетельствуют о том, что служение признано Богом. А без этого мы не представляем никакой ценности. Расцветший жезл Аарона показал, что он служит на верном основании. Бог признает Своими служителями только тех, кто, пройдя через смерть, подвизается на основании воскресения.

Мы уже видели, что смерть Господа имеет различные действия и имеет несколько аспектов. Мы знаем ее действенность в отношении наших грехов. Мы знаем, что прощение наших грехов основано на пролитии Крови и что без пролития Крови не бывает прощения. Затем мы видели, из 6-ой главы к Римлянам, что смерть освобождает от власти греха. Мы узнали, что наш ветхий человек был распят, дабы нам не быть уже рабами греха, и мы поблагодарили Господа за то, что Его смерть освободила нас также и от власти греха. Потом еще встал вопрос воли нашего "я", и для нас стала явной необходимость в посвящении себя Богу. После этого мы видим, что смерть действует в нас, чтобы освободить место Духу, предрасполагающему нас отвергнуть нашу волю и пребывать в послушании Господу. Все это составляет лишь исходную точку нашего служения, но не затрагивает еще главной сути вопроса. У нас, может быть, еще не достает знания о значении души.

И в 7-ой главе Послания к Римлянам нам открывается еще другая фаза, где встает вопрос святости жизни - святости личной и живой. Мы видим здесь истинного человека Божия, который, стараясь угодить Богу своею праведностью, становится под закон; и закон открывает ему его греховную сущность. Этот человек пытался угодить Богу своими плотскими силами, и Крест должен привести его к тому, что, наконец, прозрев, он воскликнет: "Я не в состоянии угодить Богу своими силами; единственное, что я могу сделать, это доверить себя Святому Духу, чтобы Он выполнил во мне это". Я думаю, что некоторые из нас прошли через глубокие воды, чтобы уразуметь эту истину и понять всю ценность смерти Господа, действенную также и в этой области.

Заметим, что есть большая разница между "плотью", о которой говорится в связи со святостью жизни в 7-ой главе к Римлянам, и деятельностью природной силы души в служении Господу. И даже когда мы будем знать все то, о чем мы сейчас говорили, - и знать все это на опыте, - то все же, остается еще одна сфера, в которой также нужно действие смерти Господа, чтобы мы могли быть годными для служения Ему. Господь не может употребить нас на служение, покамест и это действие Его смерти не будет выполнено в нас. Сколько служителей Божиих, по китайской поговорке, строят стену в четыре метра только для того, чтобы разрушить ее потом до основания! Мы трудимся в одном направлении, и в то же время мы разрушаем не только свою работу, но часто и труд других, потому что в нас еще есть нечто, не затронутое Крестом.

Мы сейчас рассмотрим, как Господь разрешил вопрос души, чтобы нам понять ее влияние в служении Господу.

Субъективное творчество Креста

Мы возьмем четыре места из четырех благовествований: От Матфея 10: 34-39: "Не думайте, что я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч. Ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку - домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. Сберегший душу свою потеряет ее: а потерявший душу свою ради Меня сбережет ее".

От Марка 8: 32-35: "И говорил о сем открыто ( о Своей смерти). Но Петр, отозвав Его, начал прекословить Ему. Он же, обратившись и взглянув на учеников Своих, воспретил Петру, сказав: отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое. И подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною. Ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее".

От Луки 17: 32-34: "Вспоминайте жену Лотову. Кто станет сберегать душу свою, тот погубит ее, а кто погубит ее, тот оживит ее. Сказываю вам: в ту ночь будут двое на одной постели; один возьмется, а другой оставится".

От Иоанна 12: 24-26: "Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в этом мире сохранит ее в жизнь вечную. Кто Мне служит, Мне да последует, и где Я. там и слуга Мой будет; и кто Мне служит, того почтит Отец Мой".

Эти четыре места имеют общие черты. В каждом из этих мест Господь говорит о деятельности человеческой души, и в каждом из них Он касается иного облика или иного проявления жизни души. В этих стихах Господь очень ясно указывает нам, что вопрос человеческой души можно разрешить, но для этого есть только один способ - это каждый день нести свой крест, следуя за Господом.

Как Мы только что видели, жизнь души или природная жизнь, о которой идет здесь речь, значит гораздо больше, чем ветхий человек или плоть, о которых говорится в других местах Писания. Мы старались указать, что в отношении нашего ветхого человека - Бог ясно, определенно это подчеркивает - Он выполнил все, распяв нас со Христом на Кресте. В Послании к Га-латам мы видели, что аспект "распятия" на Кресте упоминается три раза как нечто уже совершившееся. И в Послании к Римлянам 6, 6 тоже ясно сказано, что "наш ветхий человек был распят", следовательно, если время глагола "был" имеет значение - мы можем это выразить таким образом: "Наш ветхий человек был окончательно и навсегда распят". Это уже было выполнено, и мы должны принять сказанное нам как Божие откровение и верою применить к себе.

Но есть еще другой аспект Креста, который включает это выражение: "каждый день нести свой крест". Я был распят на Кресте; теперь я должен его нести; и "нести свой крест" - это вопрос нашего внутреннего состояния. Это то, что мы подразумеваем, когда говорим "субъективное творчество Креста". Кроме того, это еще и ежедневное хождение, это - следовать за нашим Господом шаг за шагом. Перед нами теперь вопрос нашей души, и заметим, что ударение не то же самое, как оно было, когда речь шла о нашем ветхом человеке. Нам здесь не сказано о "распятии" самой души в таком значении, как если бы наши дарования и наши природные способности, наша личность и наша индивидуальность должны быть полностью устранены. Если бы это было так, то слова, призывающие нас стоять "в вере ко спасению души" (Евр. 10: 39), не были бы нам сказаны. Или же эти: "радуетесь радостью неизреченною и преславною, достигая наконец верою вашею спасения душ" (1 Пет. 1: 8-9). Или: "Терпением вашим спасайте души ваши" (Лук. 21: 19). Нет, не в таком смысле мы теряем наши души, потому что это было бы полной потерей нашего индивидуального существования. Наша душа со всеми ее природными дарованиями оставлена нам, но Крест должен провести эти дарования через смерть, - Крест должен поставить на этих дарованиях печать смерти Христа - чтобы вернуть их нам потом воскресшими в той мере, как будет угодно Богу.

Это то, что имеет в виду апостол Павел, когда пишет Филиппийцам, изъявляя свое желание "познать Его, и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его" (Фил. 3: 10). Эта печать смерти всегда оставлена на душе, чтобы привести ее в полное и постоянное подчинение Духу и чтобы она никогда не действовала самостоятельно, то есть независимо от Духа. Только Крест, действующий таким образом, мог из такого выдающегося человека, как апостол Павел, с таким умом и природными способностями, о которых он вскользь упоминает в Послании к Филиппийцам в 3-ей главе, сделать из него человека, который до такой степени боится собственных сил, что пишет коринфянам: "Ибо я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого; и был я у вас в немощи и в страхе и в великом трепете. И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы" (I Кор. 2: 2-4).

Душа - это местопребывание наших чувств, и мы знаем, какое влияние они оказывают на наши решения и на наши действия! Заметим, что в самих чувствах нет ничего плохого, однако это они порождают в нас естественную склонность к другой личности, что может в результате повлиять неправильно на все наше поведение. Поэтому, в первом из четырех приведенных нами мест. Господь предостерегает нас: "Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня, и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня. И кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня" (Мат. 10: 37-38). Мы видим, что путь Креста указан нам, как единственный правильный путь, чтобы следовать за Господом. И Господь тотчас добавляет: "Сберегший душу свою потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, сбережет ее" (Мат. 10: 39).

В этой тонкой деятельности наших чувств есть тайная опасность сойти с пути Божиего; и главная суть этой опасности - наша душа. Крест должен действовать и в этом, я должен "потерять" свою душу в том значении, какое придает этому слову Господь и которое мы стараемся сейчас объяснить.

Многие из нас знают, что значит потерять свою душу. Это означает, что мы не можем больше исполнять ее желания; мы не можем больше ей уступать; мы не можем больше ей угождать; это и есть "потеря" души. Мы проходим через тяжелые переживания, чтобы отучить нашу душу от требований, предъявляемых ею. И надо сознаться, что очень часто не определенный грех препятствует до конца следовать за Господом. Очень часто мы бываем удержаны на этом пути какой-нибудь скрытой любовью или какой-нибудь вполне естественной привязанностью, которые могут заставить нас сойти с истинного пути. Да, чувства играют большую роль в нашей жизни, и Крест должен войти в нашу душу, чтобы совершить свое творчество в ней.

Теперь мы перейдем к 8-ой главе от Марка. Я думаю, что это место имеет очень важное значение. Наш Господь по дороге в селение Кесарии Филипповой только что открыл Своим ученикам, что Он должен много пострадать от руки старейшин иудейских и быть убитым. Тогда Петр, движимый любовью к своему Учителю, прекословил Ему: "Господи, не делай этого! Пожалей Себя! Да не будет этого с Тобою!" - Из любви к своему Учителю он умоляет Его пощадить Себя. И Господь осуждает Петра так, как Он осудил бы сатану, потому что Петр не думал о том, что Божие, а о том, что человеческое. И всем присутствующим там Господь еще раз повторяет эти слова: "Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною; ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее" (Map. 8: 34-35).

Еще раз встает вопрос о душе, и здесь особенно выступает ее желание сохранить себя. Мы видим тонкую политику души, которая говорит: "Если я смогу жить, то я буду делать все, что угодно, я готова на все; но надо чтобы я жила!" Как если бы она воскликнула в отчаянии: "Идти на Крест, быть распятой? Но это слишком много! Пожалей самого себя! Подумай о себе! Неужели ты пойдешь против самого себя, чтобы следовать за Господом?" Некоторые из нас хорошо знают, что, следуя за Господом, нам часто нужно идти против голоса души - кашей души или против голоса других душ - и предоставить Кресту привести к молчанию этот инстинкт самосохранения.

Боюсь ли я Божией воли? Святая женщина, о которой я уже упоминал и которая так повлияла на течение моей жизни, часто задавала мне этот вопрос: Любите ли вы волю Божию?" Я не знаю другого вопроса, который так глубоко проникал бы в сердце, как этот. Помню, однажды у нее были затруднения. Она знала, что хочет от нее Господь, и в глубине своего сердца она тоже этого хотела, но ей было трудно исполнить это. И я слышал, как она молилась: "Господи, я признаюсь, что мне это не нравится, но молю Тебя не уступай мне. Потерпи, Господи, - и я уступлю Тебе". Она не хотела, чтобы Господь, сжалившись над ней, уменьшил Свои требования к ней. Она ничего другого не желала, лишь только исполнить Его волю.

Иногда, чтобы исполнить Его волю, мы должны быть готовы оставить даже то, что мы считаем хорошим и ценным - да и может быть даже что-нибудь из Божьего дела. Забота Петра о своем Господе была продиктована природной, душевной любовью. Mы, может быть, думаем, что Петр, который так любил Господа, мог позволить себе упрекнуть Его. Только очень сильная любовь могла побудить его сделать это! Да, но когда дух чист, освобожденный от всякой примеси чувств души, тогда мы не впадем в ошибку Петра. Тогда мы распознаем Божию волю, и только в ней мы найдем радость нашему сердцу. И мы не прольем ни одной слезинки из сочувствия к нашей плоти. Да, действие Креста проникает очень глубоко, и здесь мы еще раз видим, насколько его действие должно быть реальным в отношении нашей души.

Господь еще раз говорит о нашей душе в 17-ой главе от Луки, и на этот раз Он говорит о ней в связи со Своим вторым пришествием. Он говорит о том дне, "когда Сын Человеческий явится", и Он проводит параллель между этим днем и днем, "в который Лот вышел из Содома" (стих 29 и 30). Немного ниже Он говорит о "восхищении" этими словами, трижды повторенными: " Один возьмется, а другой оставите" (стих 34-36). Но между ссылкой на призыв Лота выйти из Содома и намеком на восхищение Господь произносит эти замечательные слова: "В этот день, кто будет на кровле, а вещи его в доме, тот не сходи взять их; и кто будет на поле, также не обращайся назад: вспоминайте жену Лотову" (31-32). Вспоминайте жену Лотову? Почему? Потому что, " кто станет сберегать душу свою, тот погубить ее; а кто погубит ее, тот оживит ее (ЗЗ).

Если я не ошибаюсь, это единственное место в Новом Завете, где говорится о нашем ответе на призыв к восхищению. Может быть, мы думаем, что, когда Сын Человеческий придет, мы будем взяты, так сказать, автоматически, потому что мы прочли в Послании к Коринфянам, что мы "все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе...". Но, как бы мы не согласовали эти два места, во всяком случае, сказанное нам в 17-ой главе от Луки должно заставить нас задуматься, так как здесь сильно подчеркнуто, что один берется, а другой оставляется. Здесь речь идет о нашей реакции в тот момент, когда будет призыв к восхищению, и поэтому Господь так настоятельно увещевает нас быть готовыми. "Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш прийдет" (Мат. 24: 42).

Несомненно, для этого есть причина. Ясно, что призыв к восхищению в последнюю минуту не создаст в нас чудесную перемену без всякой связи с нашим следованием за Господом. Нет, в этот момент откроется, что является истинным сокровищем нашего сердца. Если это Сам Господь, то мы не станем оглядываться назад. Один взгляд, брошенный назад, решит все. Так легко привязаться к Божиим дарам больше, чем к самому дарующему, - и я добавлю, к делу Божию больше, чем к Самому Богу.

Позвольте мне привести пример. Я сейчас пишу книгу. Я уже написал восемь глав, и мне надо закончить последнюю, девятую, главу, из-за которой я взываю к Господу, прося Его помощи. И если бы в этот момент раздался призыв - "Подымайся в высь!" - а моей реакцией будет - "А моя книга!" - то я могу получить такой ответ: "Хорошо, оставайся внизу и заканчивай книгу!" Это ценное дело, которое мы делаем здесь на земле, "в Его доме", может оказаться достаточным, чтобы задержать нас, как гвоздем прибитых к земле.

Это все тот же вопрос, жить ли нашей душой или жить по духу. В этом отрывке из Благовествования от Луки жизнь души описана как занятая земными делами; и заметим, что эти дела не преступные. Господь перечисляет все эти действия, вполне законные: женились, садили, ели, продавали, - и в которых, по существу, нет ничего плохого. Но самый факт быть поглощенными до такой степени, что наши сердца привязаны ко всему этому, будет достаточным, чтобы удержать нас здесь на земле. Единственный способ избежать эту опасность - это потерять свою душу. Это замечательно иллюстрировано поступком Петра, когда на берегу озера он узнал воскресшего Господа. Хотя он вместе с другими учениками вернулся к своим прежним занятиям, он не подумал в этот момент ни о лодке, ни даже о чудесно наполненных рыбой сетях. Когда Петр услышал сказанное Иоанном: "Это Господь", тогда - читаем мы - он "бросился в море" (Иоан. 21: 7).

Это - истинное отрешение. Для нас весь вопрос в этом: где мое сердце? Крест должен произвести в нас подлинное отрешение от всего и от всех, кроме Самого Господа.

Но, обсудив все это, мы обсудили лишь только внешние стороны деятельности души. Душа, попускающая своим чувствам управлять ею; душа, усиливающая в самой себе и желающая вмешиваться во все; душа, поглощенная земными интересами, короче говоря - все это только поверхностное, еще не затрагивающее сердцевины вопроса. Есть еще нечто более глубокое, которое мы попытаемся сейчас обсудить.

Крест... и много плода!

Прочтем еще раз это место: "Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее: а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную" (Иоан. 12:24-25).

Мы видим здесь внутреннее творчество Креста, о котором мы уже говорили - о потере своей души - связанным и сравниваемым с аспектом смерти Самого Господа Иисуса, изображенного пшеничным зерном, то есть с Его смертью ввиду приумножения. Цель, которая имеется здесь в виду, это плод, много плода. Господь Иисус - пшеничное зерно, в Котором есть жизнь, но "Он пребывает один". Он имеет власть дать Свою жизнь другим, но для этого Он должен вкусить смерть.

Мы знаем путь, пройденный Господом Иисусом. Он вкусил смерть, и Его жизнь возникла во многих других жизнях. Сын умер, и Он воскрес как Первенец среди "многих сынов". Он отдал Свою жизнь для того, чтобы мы могли ее принять. В этом аспекте Его смерти призываемся умереть и мы. Этим Господь ясно указывает нам ценность нашего подобия Его смерти, что означает потерю нашей природной жизни и потерю нашей души, чтобы быть теми, которые дают жизнь, которые разделяют с другими новую Божию жизнь, находящуюся в нас. Это путь истинного служения, путь подлинного плода Богу. Как говорит апостол Павел: "Ибо мы живые непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтоб и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей, так что смерть действует в нас, а жизнь в вас" (2 Кор. 4: 11-12).

Итак мы приходим к сердцевине нашего вопроса. Если мы приняли Христа, то в нас есть новая жизнь. Мы все имеем это драгоценное благо, это сокровище в сосуде. Слава и благодарение нашему Господу за Его истинную жизнь в нас! Но почему же Его жизнь так слабо выражена в нас? Почему же на практике Он остается один? Почему же Его жизнь не переливается так, чтобы передаваться другим? Почему же она так слабо выражена даже в нашей жизни? Причина, отчего так мало признаков этой жизни, тогда как она действительно в нас, это оттого, что наша душа обволакивает и ограничивает эту жизнь (как верхняя оболочка обволакивает пшеничное зерно), так что новая жизнь не может проявиться. Мы живем нашей душой. Мы работаем и служим нашими собственными природными силами. Мы не живем Божией жизнью. Это наша душа препятствует проявлению Божией жизни. Потеряем ее ~ это путь полноты.

Темная ночь - утро воскресения

Итак, мы возвращаемся к жезлу миндального дерева, положенного в святилище на всю ночь - темную ночь, когда ничего нельзя было видеть, - и утром жезл Аарона расцвел. Это прообраз смерти и воскресения, жизни отданной и жизни вновь найденной, и тогда служение одобрено. Но, как осуществить это на практике? Как я буду знать, что Бог одобрил мое служение?

Прежде всего нам нужно выяснить один очень важный пункт. А именно, нам надо знать, что наша душа со всем своим запасом энергии и со всеми природными способностями будет сопутствовать нам до самой смерти. И до самой смерти, изо дня в день, постоянно будет необходимо глубокое действие Креста, чтобы устранять этот природный источник. Это непременный закон служения, утвержденный этими словами: " Отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною" (Map. 8: 34). И мы никак не можем обойти его, ибо, кто хочет избежать его, "тот не достоин Меня" (Мат. 10: 38), и "mom не может быть Моим учеником" (Лук. 14: 27). В нашей жизни смерть и воскресение должны быть постоянно действующим принципом, чтобы нам "потерять" нашу душу и чтобы Дух имел полную свободу.

Возможно, что нам придется пройти через какие-нибудь переживания, вследствие чего наша жизнь полностью изменится, а также и наше служение Богу. Это узкая дверь, через которую мы вступаем на совершенно новый путь. Яков пережил такой кризис в Пенуэле. Яков сваей природной силой старался служить Богу и исполнить Его намерение. Он хорошо знал сказанное Богом, что больший будет служить меньшему" (Быт. 25: 23), и он силился выполнить это Божие намерение своим природным умом и своими природными силами. И Бог вынужден был парализовать эту природную силу в нем, и Он это сделал, коснувшись сустава бедра его. И хромал потом Яков на бедро свое, но он стал другим Яковом, что повлекло за собою перемену его имени. У Якова остались ноги" и он мог ходить, но сила их была задета, и он страдал от болезни, от которой он никогда не выздоровел полностью.

Бог должен привести нас к тому, - я не могу вам сказать, как Он это сделает, но Он это сделает - что природная сила будет задета и основательно ослаблена, так что мы не посмеем больше доверять себе. Господь должен был действовать очень строго в отношении многих из нас. Он повел нас путем трудным и болезненным, чтобы привести нас к этому. В нашей жизни наступает такой момент, когда мы боимся делать что-нибудь для Господа. Но это как раз то состояние, когда Бог, наконец, сможет начать пользоваться нами, как Своим орудием.

Я могу вам сказать, что через год после моего обращения у меня появилась страсть проповедовать. Я не мог молчать. Как бы какая-то внутренняя сила заставляла меня говорить, и я должен был ей подчиняться. Проповедовать стало моей жизнью. Господь, по Его великой милости, может позволить нам продолжать такое служение довольно долго и даже благословлять его до известной степени, покамест не наступит день, когда эта движущая нами природная сила будет затронута. И в дальнейшем мы не станем это делать, потому что нам это нравится, а потому что Господь этого хочет. До этого переживания мы могли проповедовать из-за удовлетворения, которое мы получали от такого служения Богу. Однако, Господь не мог получить от нас того, что Он желал, потому что такое служение не может удовлетворить Господа. Мы жили нашей природной, капризной жизнью, рабы нашего темперамента. Если наша впечатлительность нас побуждает, то мы отдаем все наши силы на Божие дело, но если наши чувства будут толкать нас в противоположную сторону, то мы отказываемся действовать, даже в том случае, когда наши обязанности требуют этого. Мы не покорны в руках Господних. И Он должен ослабить в нас эту силу наших чувств, наших симпатий и антипатий, чтобы мы делали то, что желает Господь, а не то, что нравится нам. И тогда мы будем делать то, что угодно Господу независимо от того нравится ли нам это или не нравится. Мы не станем делать то или иное Божие дело только потому, что мы получаем от этого какое-то личное удовлетворение. Нет, мы будем его делать, потому что такова Божия воля, и не ожидая при этом никаких радостных ощущений. Истинная радость, которую мы познаем, исполняя Его волю, гораздо глубже наших переменчивых чувств.

Бог хочет научить нас, чтобы мы, как только Он выразит Свою волю, исполняли ее немедленно. Это - дух служителя. "Я сказал: вот, иду; в свитке книжном написано о мне: Я желаю исполнить волю Твою, Боже мой, и закон Твой у меня в сердце" (Пс. 39: 8-9). Но такой дух не появится ни в ком "естественно". Такой дух может появиться только тогда, когда наша душа, очаг нашей энергии, нашей силы воли, наших природных чувств, узнает прикосновение Креста. Такой дух служителя ищет Бог, и Он хочет, чтобы такой дух был в каждом из нас. Путь, ведущий нас к этому, может быть для одних скорбным и длительным, для других же внезапным и острым кризисом. У Бога - Свои пути для каждого, и мы должны чтить Его волю.

Каждый истинный Божий служитель, в какой-то момент своей жизни, должен пройти через такой перелом, после чего он никогда уже не сможет оправиться совсем, так как никогда больше он не будет таким, каким он был до этого. В нас должен водвориться подлинный страх самих себя. Мы будем бояться чего-либо, исходящего от нас самих, или делать что-либо своей собственной силой, потому что, как Яков, мы будем знать, какому строгому наказанию будем подвержены, если будем действовать от себя. Мы будем знать, какое мучение испытаем мы в наших сердцах пред Господом, если будем действовать по побуждению нашей души. Мы все в той или иной степени знаем наказывающую нас руку Бога любви, Который "поступает с нами, как с сынами" (Евр. 12: 7). Сам Дух свидетельствует духу нашему, что мы дети Божии и Его наследники, и о той славе, которая откроется в нас, "если только с Ним страдаем" (Рим. 8: 16-17), и терпим наказание, покоряясь "Отцу духов", и взываем: "Авва, Отче!"

Но когда все это действительно будет пережито нами, то мы будем на новом основании, которое мы назовем: "основание воскресения". Может быть для того, чтобы на опыте познать принцип смерти, нам придется пережить настоящий перелом в нашей жизни, но зато потом мы увидим, что через воскресение Бог освободил нас. То, что было утеряно, будет возвращено нам, но впредь уже на новом основании. Теперь закон жизни действует в нас, - это новая способность, новая сила, одушевляющая нас и дающая истинную жизнь. Да, утерянное нами будет возвращено нам, - но отныне в повиновении Духу и под Его контролем.

Я хотел бы, чтобы мы это ясно поняли. Если мы хотим быть духовными мужчинами и женщинами, то для этого нам не нужно отсекать ноги и руки, наше тело оставлено нам. И таким же образом и наша душа со всеми ее способностями оставлена нам, но теперь она больше не является источником нашей жизни. Мы больше не живем нашей душой, мы больше не черпаем в ней нашу энергию, чтобы жить ею, мы теперь только пользуемся ею. Если тело становится нашей жизнью, то мы живем, как животные. Если душа становится нашей жизнью, то мы живем, как беглецы, как непокорные Богу, - может быть талантливые, культурные, образованные, но чуждые Божией жизни. Но когда мы живем в Духе и по Духу, то хотя мы и пользуемся способностями нашей души, как и нашими физическими силами, но теперь они употреблены на служение Духу; и когда мы приходим к этому, тогда Бог действительно может употребить нас на служение.

Большим затруднением для многих является эта темная ночь. Один раз в моей жизни Господь по великой милости Своей отстранил меня на долгие месяцы, оставив меня в абсолютной темноте. Это было почти, как если бы Он оставил меня совсем, - как если бы больше ничего не было, как если бы все было кончено. И потом постепенно Он мне вернул то, что казалось навсегда утерянным. Всегда появляется соблазн помочь Богу и самим все поправить; но будем помнить, что нам надо провести целую ночь в святилище, целую ночь в темноте. Мы не можем ускорить конец. Бог знает, что он делает.

Нам хочется пережить смерть и воскресение в течение одного часа. Нас пугает мысль, что Бог может отстранить нас на долгое время; мы не переносим ожидания. Я не сумею сказать, сколько времени Господь найдет нужным продержать нас в таком состоянии, но я думаю, что в принципе для каждого из нас есть определенный срок. Нам кажется, что все идет не так, как надо. Все, что было дорого нам, выскальзывает из наших рук. Нам кажется, что мы находимся за глухой стеной без выхода. Нам кажется, что служение других благословляется, тогда как мы сами покинуты и забыты. Но будем ждать терпеливо! Все покрыто тьмой, но это только на одну ночь. Действительно нужно, чтобы прошла целая ночь, но она пройдет. И мы увидим, что все нам возвращено в славном воскресении. И разница между тем, что было раньше и сейчас, неизмерима!

Однажды я сидел за чайным столом с одним молодым братом, которому Господь тоже говорил о нашей природной энергии. И этот брат сказал мне: "Какое благословенное переживание знать, что Господь нашел нас и коснулся нас таким существенным образом и что мы приняли это ослабляющее нас прикосновение". На столе стояла тарелка с печеньем, я взял одно из них и разломил на два, как бы желая его есть. Затем, тщательно составив вместе обе половины, я сказал ему: "Это печенье кажется восстановленным, однако оно уже никогда не будет таким, каким оно было прежде. Не так ли? Так же и когда наши силы один раз сломлены, то мы предоставляем себя Богу, при Его малейшем прикосновении.

Это всегда так. Господь знает, что Он делает со Своими. Своим Крестом Господь выполнил все нужное, чтобы слава Сына проявилась в сынах. Я думаю, что Его ученики, последовавшие по этому пути, могут повторить слова апостола Павла, который мог сказать, что он служит Богу: "духом моим в благовествовании Сына Его" (Рим. 1: 9). Как и апостол Павел, они также поняли, в чем состоит истинное служение: "Мы, служащие Богу духом, и хвалящиеся Христом Иисусом, и не на плоть надеющиеся" (Фил. 3: 3).

Мало чья жизнь была так активна, как у апостола Павла. В своем Послании к Римлянам он напоминает, что он проповедовал Евангелие от Иерусалима и до Иллирика (Рим. 15: 19) и что он готов идти и в Рим (1: 10), а оттуда, если возможно - в Испанию (15:24,28). Однако ж во всем его служении, охватившем все страны, находящиеся на берегу Средиземного моря, его сердце было сосредоточено на одном - на прославлении Того, Кто сделал возможным это служение. "Итак я могу похвалиться в Иисусе Христе в том, что относится к Богу; ибо не осмелюсь сказать что-нибудь такое, чего не совершил Христос чрез меня, в покорении язычников вере, словом и делом" (Рим. 15:17-18). Это духовное служение.

Да соделает Бог каждого из нас таким же истинным "рабом Иисуса Христа", каким был апостол Павел.

Глава 14. Цель Евангелия

Исходной точкой нашей последней главы мы возьмем случай, происшедший перед самым распятием, который является одновременно и историческим и пророческим.

"Я когда Он был в Вифании, в доме Симона прокаженного, и возлежал, - пришла женщина с алавастровым сосудом мира из нарда чистого, драгоценного, и, разбивши сосуд, возлила Ему на голову - Иисус сказал - Истинно говорю вам: где не будет проповедано Евангелие cue в целом мире, сказано будет, в память ее, и о том, что она сделала" (Map.14:3,6,9).

Стало быть. Господь хотел, чтобы повествование о Марии, помазавшей Его драгоценным миром, всегда сопутствовало проповеди Евангелия. То, что сделала Мария, всегда должно быть ассоциировано с тем, что сделал Господь. Он Сам это сказал. Чему Господь хотел научить нас этим примером?

Вероятно, мы все хорошо знаем повествование о том, что сделала Мария. Из подробностей, данных нам в 12-ой главе Евангелия от Иоанна, мы видим, что этот инцидент произошел вскорости после воскрешения ее брата Лазаря, и что семья была не богата. Сестры сами делали домашнюю работу; и нам сказано также, что на этом празднике "Марфа служила" (12: 2). Мы можем смело предположить, что в этой семье каждая денежная монета представляла ценность. Но несмотря на это, одна из сестер, Мария, у которой хранилась драгоценность - алавастровый сосуд с миром из чистого нарда, стоимостью в триста динариев, - принесла его в дар Господу. По человеческому рассуждению это было слишком много; это - дать Господу больше, чем это было нужно. Поэтому Иуда, одобряемый другими учениками, взял на себя инициативу и выразил всеобщее неодобрение, осудив поступок Марии, как напрасную трату, как расточительность.

Напрасная трата (расточительность)

"Некоторые же вознегодовали и говорили между собою: к чему сия трата мира? Ибо можно было бы продать его более, нежели за триста динариев, и раздать нищим. И роптали на нее" (Map. 14: 4-5). Я думаю, что Господь хотел здесь обратить наше внимание на эти слова: "к чему сия трата?", и, чтобы сделать правильный вывод, мы рассмотрим их значение.

Что значит напрасная трата? Напрасная трата означает, прежде всего, дать больше, чем нужно. Если одного рубля достаточно, чтобы заплатить за какую-нибудь вещь, а вы даете за нее сто рублей, то это напрасная трата, это расточительность. Если достаточно дать 50 грамм, а вы даете 1 килограмм, то это напрасная трата продукта. Если 3 дня достаточно для выполнения какой-нибудь работы, а вы проводите над ней 5 дней или целую неделю, то это напрасная трата времени. Напрасная трата означает потратить слишком много на то, что не имеет ценности. Если кому-нибудь дают больше, чем он заслуживает, то это напрасная трата, это расточение.

Но вспомним, что Господь хотел, чтобы повествование о том, что сделала Мария, сопутствовало проповеди Евангелия. Почему? Потому что Господь хочет, чтобы проповедь Евангелия воспроизвела в нас нечто, подобное тому, что сделала Мария, то есть, чтобы приходящие к Нему и мужчины и женщины отдавали себя Ему без ограничения, чтобы они "расточили" себя для Него. Такой плод желает Господь.

Нам надо рассмотреть этот вопрос "расточения" с двух точек зрения, - с точки зрения Иуды, и с точки зрения других учеников. И для этого мы сравним эти два параллельных места: Иоан. 12: 4-6: "Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал:

Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому, что был вор: он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали".

Мат. 26: 8-9: "Увидевши это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую иену и дать нищим".

Все двенадцать учеников считали поступок Марии расточительностью. В глазах Иуды, который никогда не назвал Иисуса "Господом", конечно, все, что было принесено Ему в дар, являлось напрасной тратой. С точки зрения Иуды не только драгоценное миро, но и простая вода была бы также напрасной тратой. Здесь Иуда представляет мир, в глазах которого служение Господу и отдача самих себя Ему и на служение Его делу является напрасной тратой. Господь Иисус никогда не был любим этим миром, для Него никогда не было места в сердцах людей этого мира; следовательно, все, что принесено Ему в дар, считается напрасной тратой. Говоря о христианине, они скажут: "Этот человек мог бы занять видное положение в этом мире, если бы он не был христианином!" Если человек обладает способностями или какими-нибудь природными качествами, то в глазах этого мира такой человек делает ошибку, отдавая себя на служение Господу. Они считают, что такие люди слишком ценны, чтобы принести их в дар Господу. Они скажут: "Какая напрасная трата жизни, которая могла бы быть полезной!"

Разрешите мне поделиться с вами одним переживанием из моей личной жизни. В 1929 году я вернулся из Шанхая в свой родной город Фоошов. Однажды, когда я шел по улице, опираясь на палку из-за сильной слабости и моего расшатанного здоровья, я встретил одного из моих бывших преподавателей университета. Он пригласил зайти с ним в чайную, и мы сели за столик. Он осмотрел меня с головы до ног и, наконец, сказал: "Да, знаете... В годы вашего пребывания в университете мы очень ценили вас, и мы возлагали большие надежды на вас. Мы надеялись, что вы совершите великие дела. Скажете ли вы, что вы действительно достигли чего-нибудь?" Он задал мне этот вопрос оскорбительно резким тоном, остановив на мне свой пронизывающий взгляд. Я должен сознаться, что в первый момент я готов был зарыдать. Моя карьера, мое здоровье, - я все потерял, и мой старый профессор, учивший меня юридическим наукам, сидел рядом и спрашивал меня: "Вы до сих пор ничего не достигли, никакого успеха, никакого прогресса? Вы не выявили себя ни в какой отрасли?"

Но минуту спустя - и я должен сказать, что это случилось первый раз в моей жизни - я действительно узнал, что значит иметь "Дух славы", почивающим на мне. Мысль о том, что я отдал свою жизнь моему Господу, наполнила мою душу славой. Поистине, Дух славы почил на мне в этот момент. Я поднял глаза и без всякого колебания ответил: "Господи, я славлю Тебя! Это самое лучшее, что я мог сделать. Путь, который я избрал - самый правильный!" В глазах моего профессора служение Господу было напрасно потерянной жизнью. Но это и есть цель Евангелия - привести нас к тому, чтобы мы действительно оценили Господа, признав Его высочайшее достоинство.

Итак, Иуда считал это напрасной тратой. Смысл сказанного им такой: "Мы могли найти лучшее применение этим деньгам, мы могли бы использовать их более рационально. Есть много бедных людей. Почему бы не употребить их на благотворительность или не посвятить их на общественные нужды для оказания помощи несчастным? К чему расточать это у ног Иисуса?" (Иоан. 12: 4-6). Мир всегда рассуждает так: "Разве ты не можешь найти лучшее применение твоей жизни? Не можешь ли ты лучше сделать что-нибудь для себя самого? Ты слишком далеко заходишь, целиком посвящая себя и свою жизнь Господу".

Но если Господь достоин этого, то как же можно говорить о напрасной трате? Господь достоин того, чтобы Ему служили. Да буду я узником Его, Он достоин этого. Он достоин, чтобы я жил только для Него. Он достоин этого! Не имеет никакого значения, что думает мир. Господь сказал: "Оставьте ее". Так что не будем смущаться. Пусть люди говорят, что им угодно. Мы можем смело положиться на эти слова нашего Господа: "Оно доброе дело сделала". Не всякое доброе дело сделано для бедных. Отдавая себя Господу на служение, мы поистине делаем доброе дело. Когда наши глаза открыты на высочайшее достоинство нашего Господа, тогда ничего не может быть слишком ценным для Него.

Но не будем слишком задерживаться на Иуде. Постараемся понять отношение других учеников, потому что их взгляд нас больше затрагивает, чем мнение Иуды. Нас не беспокоит то, что говорит мир. С мнением мира мы мало считаемся, но мы придаем большое значение мнению других верующих, которые должны бы были нас понимать. Однако мы видим, что другие ученики выражают такое же мнение, как и Иуда; они не останавливаются перед тем, чтобы высказать свое недовольство, свое негодование. " Увидевши это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую иену и дать нищим" (Мат. 26: 8-9).

Мы знаем, что существует распространенное мнение среди христиан, которые говорят: "Постараемся добиться как можно большего результата, затратив как можно меньше". Но такое мнение не соответствует тому, что мы видим здесь. Постараемся примером пояснить это. Не говорили ли вам когда-нибудь, что вы губите вашу жизнь, не имея определенных занятий? Обычно говорят: "Эти люди должны бы были поступить на ту или другую службу. Они могли бы оказать ценную услугу в том или ином полезном обществе. Почему они не проявляют больше активности?" - И говоря так, они имеют в виду только "пользу". Все должно быть использовано с полной продуктивностью и соответственно их взглядам.

Некоторые христиане обеспокоены, потому что им кажется, что дорогие Божий служители не достаточно деятельны. По их мнению, эти служители были бы более полезны, если бы они вошли в какую-нибудь организацию, где они могли бы занять видное и влиятельное положение. И таким образом, они были бы более полезны. Я уже упоминал об одной сестре, с которой я был знаком в течение многих лет, и я думаю, что она одна из тех, кто оказал мне самую большую духовную помощь. Во все время нашего знакомства она была истинным орудием в Господних руках, хотя в тот момент многие из нас не сознавали этого. Моей главной заботой было, что она не приносит пользы. Я все время повторял: "Почему она не поедет куда-нибудь, почему она не устраивает собрания, почему она не делает что-нибудь! Она теряет напрасно время, живя в этой глухой деревне!" Иногда, придя к ней, я упрекал ее. Я говорил ей: "Никто так хорошо не знает Господа, как вы. Вы действительно живете Словом Божиим. Не видите ли вы нужду вокруг вас? Почему вы ничего не делаете? Оставаться так, ничего не делая, это потеря времени, потеря энергии, потеря денег!"

Нет, братия мои, не это самое главное для Господа. Конечно, Он желает, чтобы вы и я, мы были полезны. Да сохранит меня Господь, чтобы кто не подумал, что я проповедую безделье или оправдываю безразличие к нуждам мира. Господь Сам сказал: "Евангелие будет проповедано по всей вселенной". Но сейчас мы стараемся понять самое главное. Сегодня, оглядываясь назад; я вполне отдаю себе отчет, что эта дорогая сестра была орудием в руках Господа, и Он говорил нам через нее, - многим из нас, молодым людям, когда мы готовились в Его школе, чтобы проповедовать миру это же Евангелие. И сегодня мое сердце переполнено благодарностью Господу за эту дорогую сестру.

Какой же вывод мы должны сделать из всего этого? Вполне ясно, что в Вифании, когда Господь Иисус одобрил поступок Марии, то этим Он установил основной принцип всякого служения, а именно: мы должны отдать Ему все, что мы имеем; все то, чем мы являемся сами. И если это все, чего от нас хочет Господь, следовательно. Он будет удовлетворен этим. Вопрос прежде всего не в том - была ли оказана помощь нищим или нет, а на первом месте стоит вопрос: удовлетворен ли Господь?

Мы можем организовать большое количество собраний, принять участие во многих съездах, всеми нашими силами способствовать распространению Благой Вести. Это не то, что мы не способны все это сделать. Мы можем работать и израсходовать все наши силы на это; но не наша усиленная работа в Его деле на первом месте у Господа. Его первое желание не в этом. Служение Господу не может быть измерено осязаемыми результатами. Нет, друзья мои, Господь хочет прежде всего, чтобы мы заняли место у Его ног и возливали наше миро на голову Ему. Этот "алавастровый сосуд", которым мы обладаем, - самое дорогое, что мы имеем; то, что нам дороже всего в этом мире, - да, разрешите мне это сказать: и поток жизни воспроизведенный в нас самим Крестом - мы все это отдаем Господу. Многим - даже среди тех, которые должны бы были это понимать - это кажется напрасной тратой; но именно этого хочет Господь прежде всего. Очень часто наша отдача самих себя Господу проявляется в неутомимом служении, но Господь оставляет за Собою право приостановить это служение на некоторое время для того, чтобы мы поняли, к чему привязано наше сердце: к служению ли или к Самому Господу.

Служить в угоду Ему

"Где ни будет проповедано Евангелие cие... сказано будет... и о том, что она сделала" (Map. 14:9).

Почему Господь сказал это? Потому что это то, что должно воспроизвести в нас Евангелие. Это - цель Евангелия. Евангелие не существует только для удовлетворения нужд грешников. Слава и благодарение Господу, грешники будут удовлетворены, но удовлетворение их нужд, если можно так выразиться, будет благословенным побочным продуктом Евангелия, а не его первой целью. Евангелие проповедуется прежде всего для того, чтобы был удовлетворен Господь.

Я боюсь, что мы слишком большое ударение ставим на благе грешника и не достаточно ценим цель, которую имеет в виду Господь. Мы принимаем близко к сердцу участь грешников, которая бы их постигла, если бы не было Евангелия, но все-таки не это является главной целью Евангелия. Да, слава и хвала Богу! Грешник имеет во всем этом добрую долю. Бог приходит на помощь в его нужде и щедро осыпает его благословениями; но не это главное. На первом месте все должно быть для удовлетворения Сына Божия. И только по мере того, поскольку будет удовлетворен Господь, будем удовлетворены и мы, и грешник тоже будет удовлетворен. Я никогда не встречал ни одного человека, который бы решил угождать Господу и не нашел бы удовлетворения самому себе. Это совершенно невозможно, так как наше удовлетворение неизбежно связано с тем, которое мы доставляем Господу.

Мы должны помнить, что Господь никогда не будет удовлетворен, если мы полностью не отдадим себя Ему, если мы не "потеряем" себя ради Него. Дали ли вы когда-нибудь слишком много Господу? Могу ли я поделиться с вами одним драгоценным уроком? Некоторые из нас научились, что в нашем служении Господу принцип "расточения" является принципом мощности. Принцип, определяющий истинную полезность, это принцип напрасной траты. Истинная полезность в руках Божиих измеряется "потерей". Чем больше мы надеемся сделать что-нибудь своими силами, чем больше мы употребляем наши способности, иногда до последнего предела, - а некоторые даже переходят всякий предел, - тем больше мы отдаем себе отчет, что мы применяем принцип этого мира, а не принцип Божий. Пути Божии направлены к тому, чтобы установить в нас Его принцип, а именно, чтобы наше служение для Него вытекало из нашего служения Ему. Это не означает, что мы ничего не будем делать. Нет, это значит, что на первом месте у нас должен быть Сам Господ, а не Его дело.

Перейдем теперь к практическому применению. Вы может быть скажете: "Я оставил известное положение, я оставил службу, обещавшую блестящую будущность, чтобы следовать за Господом по этому пути. И теперь я пытаюсь Ему служить. Порой мне кажется, что Господь меня слышит, и иногда Он дает мне точный ответ; но иногда мне кажется, что Он как бы не замечает меня. В такие моменты я сравниваю себя с другим братом, который принял на себя ответственность в большой организации. В перспективе у него тоже была блестящая будущность, и он от нее не отказался. Так что он продолжает свою старую службу, и в то же время он служит Господу. Господь благословляет его служение, и есть души, обратившиеся к Господу через него. Он имеет успех - не материальный, а духовный и я часто думаю, что он больше похож на христианина, чем я. Он выглядит таким довольным, таким счастливым. Что же я выгадал, оставив все? Он не знает никаких затруднений, а у меня они постоянны. Он никогда не пошел по этому пути отречения, а между тем, у него есть много такого, что современные христиане считают духовным богатством. Тогда как я осажден всякого рода затруднениями. Что же все это значит? Не напрасно ли я потратил мою жизнь? Действительно, не отдал ли я слишком много?"

Стало быть, весь вопрос в этом. Вы думаете, что если бы вы пошли по тому же пути, как этот другой брат, - если бы вы посвятили себя в такой мере только, чтобы иметь благословение, но не настолько, чтобы перенести все трудности; в такой мере только, чтобы Господь пользовался вами, но не настолько, чтобы Он мог вас остановить, - то тогда все было бы превосходно? Вы уверены, что это так? Вы хорошо знаете, что это не так.

Перестаньте смотреть на этого человека. Взгляните на вашего Господа и спросите себя еще раз, что имеет больше ценности для Него. Господь хочет, чтобы мы были руководимы принципом "расточительности". "Она это сделала для Меня". Истинная радость переполняет сердце Сына Божия, когда, как это говорит мир, мы "губим" себя для Него. Всегда кажется, что мы даем слишком много и без всякой пользы, но как раз в этом и кроется секрет угождения Богу.

Мои дорогие друзья, чего мы ищем? Ищем ли мы "полезного применения", как ученики в Вифании? Они хотели, чтобы каждая монета из этих трехсот динариев была бы полностью использована. Они были ослеплены идеей видимой "полезности" для Бога, которую можно бы было доказать цифрами и докладами. Господь хочет услышать от нас: "Господи, я не ищу ничего другого, как только угодить Тебе; это мое единственное желание".

Помазать предварительно

"Но Иисус сказал: оставьте ее; что ее смущаете? она доброе дело сделала для Меня. Ибо нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить; а Меня не всегда имеете. Она сделала, что могла: предварила помазать тело Мое к погребению" (Map. 14: 6-8).

Здесь этим выражением "предварила" Господь Иисус поднимает вопрос времени; и сегодня мы можем сделать то, что сделала Мария, и для нас это имеет такое же важное значение, как это было для нее. Мы все знаем, что в будущей жизни мы будем призваны к более великой деятельности, а не к бездеятельности. "Хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего" (Мат. 25: 21). Сравним с этим текстом: "Истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его" (Мат. 24: 47). И еще с этим: "И сказал ему: хорошо, добрый раб! за то, что ты в малом был верен, возьми в управление десять городов" (Лук. 19: 17). Да, у нас будет более великое дело, ибо работа в Доме Божием будет продолжаться, так же как и в повествовании сказано, что попечение нищих будет продолжаться. Бедные всегда будут с учениками, но они не всегда будут иметь Господа. Это душевное движение Марии, это помазание Иисуса драгоценным нардовым миром должно быть сделано предварительно, потому что такая возможность больше не представится. Я думаю, что в тот великий день, когда мы увидим Господа, мы будем любить Его так, как никогда не любили Его здесь на земле; однако, самое большое благословение будет для тех, кто отдал Господу все, что имел, "предварительно", то есть сегодня. Когда мы Его увидим лицом к лицу, я думаю, что мы все разобьем наш "алавастровый сосуд", чтобы вылить его содержимое у ног нашего Господа. Но сегодня, - что делаем мы сегодня?

Через несколько дней после того, как Мария разбила алавастровый сосуд и помазала миром голову Господа Иисуса, женщины вышли рано утром, чтобы помазать тело Иисуса. Но смогли ли они выполнить свое намерение? Смогли ли они помазать тело Иисуса в этот первый день недели? Нет, только одна смогла, помазать Господа - это Марин, которая помазала Его предварительно. Другие не смогли этого сделать, так как Он воскрес. Я думаю, что и для нас также вопрос времени может иметь такое же важное значение. Так что сегодня перед нами стоит тот же вопрос: что я отдаю Господу сегодня?

Открыты ли наши глаза на высочайшее достоинство Того, Кому мы служим? Видим ли мы, что достойно Его только то, что нам дороже всего, что мы больше всего ценим, больше всего чтим? Поняли ли мы, что все то, что мы делаем для бедных, для блага общества, для человеческих душ - все это нужное и важное, имеет истинную ценность лишь тогда, когда им отведено должное место? Все это сделанное само по себе - ничто в сравнении с тем, что сделано для Господа и ради Господа.

Нужно, чтобы Господь открыл наши глаза на Его величайшую ценность. Его высочайшее достоинство.

Если бы в мире существовало какое-нибудь драгоценное сокровище искусства, и если бы я уплатил высокую цену, требуемую за него, будь то тысяча, или десять тысяч рублей, или миллион рублей, то кто посмел бы сказать, что это расточительность? Этот взгляд "расточительности" проникает среди христиан лишь только тогда, когда мы недооцениваем достоинство нашего Господа. Все сводится к этому вопросу - какую ценность представляет Господь для нас сегодня? Если Он имеет для нас небольшую ценность, то конечно, тогда все, что бы мы Ему не дали - даже самое маленькое - покажется нам неразумной "расточительностью". Но когда Господь поистине является для нас драгоценностью, тогда ничто не покажется нам слишком дорогим, слишком драгоценным, чтобы отдать Ему. Все, чем мы обладаем, наше самое дорогое сокровище, наше неоценимое сокровище - все принесем к Его ногам, и мы никогда не пожалеем, что мы сделали это.

Господь сказал о Марии: " она сделала все, что могла". Что это означает? Это значит, что она отдала все... Она ничего не сохранила про запас для будущего, Она израсходовала все, что имела. Но в утро воскресения она не пожалела о своей "расточительности". Господь не будет доволен нами, если и мы тоже не "сделаем все, что мы можем". Будем помнить, мы не подразумеваем израсходование наших физических сил или нашей энергии для того, чтобы сделать что-нибудь для Господа; нет, мы не это хотим сказать. Господь Иисус ожидает от нас, чтобы мы всю нашу жизнь принесли к Его ногам - и это ввиду Его смерти, Его погребения и грядущего дня. В тот день в Вифании Его погребение имелось в виду. Сегодня имеется в виду Его увенчание - день, в который Он будет провозглашен во славе, как Помазанник, как Христос Божий. Да, в этот день мы все принесем к Его ногам! Но, что дорого, чрезвычайно дорого Господу - это, чтобы мы Его помазали сейчас, не материальным нардовым миром, но тем, что чрезвычайно дорого нашему Господу, тем, что исходит из нашего сердца.

Мы не говорим здесь о простом внешнем, поверхностном проявлении. Все это было устранено Крестом. Мы признали справедливость Божьего суда в отношении всего этого; и мы уже на опыте знаем очистительную работу, которая происходит в нас. Теперь Бог хочет, чтобы мы принесли Ему то, что представляет для нас "алавастровый сосуд", это сокровище скрытое в глубине. Это сокровище, которым мы так дорожим - как Мария дорожила алавастровым сосудом - и которое мы не хотим, не смеем разбить. То, что исходит из нашего сердца, из самой глубины всего нашего существа - все принесем теперь к Его ногам и скажем: "Вот Господи. Все принадлежит Тебе, потому что Ты достоин!" И Господь получит то, чего Он желал. О, если бы Он сегодня получил от нас такое помазание.

Благоухание

"И дом наполнился благоуханием от мира" (Иоан. 12: 3). Когда сосуд был разбит и миро было возлито на Господа Иисуса, то тотчас же дом наполнился нежным благоуханием драгоценного нарда. Все могли его обонять, никто не мог не ощутить его благоухания. Что это означает?

Когда мы встречаем христианина, перенесшего страдание, прошедшего через испытание, равносильное заточению, который не пытался освободиться, чтобы быть "полезным", но допустил Господу связать себя, смирившись с этим ограничением; и таким образом, научившегося черпать свою отраду только в Господе и не в чем другом, то мы тотчас почувствуем особое присутствие. Наше духовное чутье сразу же уловит нежное благоухание Христово. Что-то в этой жизни было сокрушено, что-то было разбито, и мы ощущаем добрый запах. Благоухание, в тот день наполнившее дом в Вифании, продолжает наполнять Церковь и сегодня; благоухание Марии никогда не прекратится. Одного удара было достаточно, чтобы сокрушить алавастровый сосуд для Господа, но эта сокрушенность и это благоухание помазания остаются.

Мы говорим сейчас о том, что мы представляем сами, а не о том, что мы делаем или проповедуем. Может быть уже давно мы просили Господа употребить нас таким образом, чтобы мы могли дать другим нечто от Него Самого. В этой молитве мы не просили у Него дар проповеди или учительства. Мы просили только, чтобы в общении с другими мы могли им дать нечто от Самого Бога, от Божьего присутствия, - ощущение Бога - Мои дорогие друзья, мы не можем дать другим ощутить Бога, не разбив всего, даже того, что нам дороже всего, у ног нашего Господа Иисуса. И если мы это сделали, то мы можем быть или не быть использованы видимым образом, но Бог начнет посредством нас создавать голод в других. Они почувствуют Христа в нас. Даже самый маленький член Тела Христова распознает Его в нас; он почувствует присутствие брата или сестры, ходящих с Господом, прошедших через страдание, которые не действуют по своей воле, независимо от Господа, ибо они научились, что значит предоставить Ему все. Такая жизнь создает впечатление, и впечатление создает голод, и голод заставляет человека искать до тех пор, покамест он не найдет через Божие откровение полноту жизни во Христе.

Бог поставил нас здесь прежде всего не для того, чтобы мы проповедовали или работали для Него. Прежде всего Бог хочет, чтобы наше присутствие создавало в других голод Его Самого. И собственно говоря, это то, что подготавливает почву для проповеди.

Если вы подадите только что хорошо пообедавшим людям превосходный пирог, то как они отнесутся к этому? Они посмотрят, полюбуются его видом, поинтересуются рецептом изготовления, будут рассуждать о его стоимости - и еще что-нибудь в этом роде, - но есть они его не станут! А если же, наоборот, эти люди будут голодны, то пирог будет очень быстро съеден. Так же и в отношении духовного. Если сначала в их жизни не будет создано сознание нужды, то никакое истинное творчество не может начаться в человеке. Но как это сделать? Мы не можем вызвать насильно духовный аппетит у других. Мы не можем принудить других почувствовать голод. Голод должен быть создан, и он может быть создан только через тех, кто носит в себе отпечаток Бога.

Я вспоминаю слова этой "богатой женщины" из Сонама. Говоря о пророке, за которым она наблюдала, еще не зная его, она сказала: "Вот, я знаю, что человек Божий, который проходит мимо нас постоянно, святой" (4 Цар. 4: 9). Не слова и не поступки Елисея произвели на нее такое впечатление, но то, чем он был сам.

Когда он просто заходил к ней, то она что-то увидела в нем, что-то почувствовала в нем. Что другие видят в нас? Мы можем произвести на них разного рода впечатление: может казаться, что мы умны или способны, или еще что-нибудь другое. Но впечатление, которое оставил Елисей - это впечатление Самого Бога.

Влияние, которое мы можем иметь на других, зависит от одного, от творчества, совершенного в нас Крестом и удовлетворяющее Божие сердце. Крест ведет меня к тому, чтобы я всем сердцем стремился угодить Богу, чего бы мне это ни стоило. Однажды сестра, о которой я уже упоминал, очутилась в очень мучительном для нее положении. Это была потеря того, что было дороже всего для нее. В этот момент я был с нею, и мы стали на колени. Устремив свой взор вверх, со слезами на глазах, она сказала: "Господи, я готова разбить мое сердце, чтобы угодить Твоему сердцу!" Говорить так о разбитом сердце может для многих из нас быть простым порывом чувств, но для нее в этом особом положении это было действительно так.

Должно быть нечто - должно быть согласие с нашей стороны на предоставление самих себя Богу, согласие на то, чтобы Он нас сокрушил и согласие отдать Ему все, что мы имеем, что позволит благоуханию Христову распространяться и создавать в других жизнях сознание их нужды, которое будет побуждать их искать и познавать Господа. Мне кажется, что в этом заключается главная суть всего. Единственная цель Евангелия - создать в нас грешниках такое внутреннее состояние, которое удовлетворит сердце нашего Бога. И чтобы дать Ему это удовлетворение, придем к Нему со всем, что мы имеем и чем мы являемся сами - да, и с тем, что нам дороже всего, даже в нашей духовной жизни, - и скажем Ему: "Господи, для Тебя я готов оставить все это: не для Твоего дела и не ради Твоих детей, ни ради чего-либо другого, но ради Тебя Самого!"

О! быть потерянным в Нем таким образом! Великое благословение - "расточить" себя для Господа. Есть так много видных христианских деятелей, которые не знают этого. Многие из нас, мы служим очень много - я бы даже сказал, что мы служим слишком много - но мы не знаем, что значит быть потерянным в Боге. Мы любим всегда быть "занятыми". Господь предпочитает иногда видеть нас в тюрьме. Мы все видим во свете апостольских путешествий. Но Бог допускает, чтобы Его самые великие представители были скованы цепями.

"Но благодарение Богу, Который всегда дает нам торжествовать во Христе и благоухание познания о Себе распространяет нами во всяком месте" (2 Кор. 2: 14).

"И дом наполнился благоуханием от мира" (Иоан. 12:3).

Да окажет нам Господь милость - научиться быть угодными Ему. "И потому ревностно стараемся, водворяясь ли, выходя ли, быть Ему угодными" (2 Кор. 5: 9). Евангелие исполнит свое назначение, если мы, как апостол Павел, сделаем угождение Богу нашей наивысшей целью.